Баскетболистка рассказала, что ее привлекает и отталкивает в нашей столице.
Легионеры из Северной Америки обычно надолго в белорусском спорте не задерживаются. Однако есть и исключения из правил. Речь не только про канадца Даниэля Корсо, у которого здесь семья. Американская баскетболистка «Цмокаў» Рэйчел Терриот так прикипела к Минску, что проводит в Беларуси уже третий сезон. Журналист «Трибуны» Тарас Щирый познакомился с ней поближе и узнал, что американку привлекает и отталкивает в нашей столице.
***
Рэйчел родилась 7 июля 1994 года в небольшом городке Миддлбург-Хайтс на севере штата Огайо. Это тихий и спокойный пригород Кливленда. Там нет крупных торговых центов и небоскребов, а местные жители проживают преимущественно в коттеджах. Отец Рэйчел работает проектным менеджером в строительной компании, а мама занимается доставкой газет.
– Спит она мало, – рассказывает Рэйчел. – Просыпается ночью, и рано утром развозит по торговым центрам прессу вроде New York Times и местных газет. Но это еще не все. Когда мама развезет все газеты, то едет в кафетерий, где готовит еду. Это ее вторая работа. Вижу дома ее не так часто. Да и когда приезжает с работы, выглядит, естественно, уставшей.
Семья, а у баскетболистки есть еще три старших брата, очень спортивная. Мама в молодости увлекалась волейболом, а папа тренировал школьную баскетбольную команду, за которую играл ее брат Брайан. Рэйчел все время проводила вместе с ним на площадке, и так увлеклась, что решила стать профессионалом.
В среднем за матч за родную школу Мидпарк она набирала по 16,6 очков и отдавала 11 точных передач. Так талантливую девушку заприметил университет штата Небраска из Линкольна, куда она перебралась после окончания школы. В первое время Рэйчел одноклубницам напоминала застенчивую тихоню. Она была такой немногословной и скромной, что даже получила в команде прозвище «Фиалка» – в честь героини мультика «Суперсемейка», которая могла сделать себя невидимкой.
Но Терриот со временем так разошлась, что стала одним из лидеров команды. В итоге за несколько лет, проведенных в Небраске, разыгрывающая стала третьей распасовщицей за всю историю команды. В сезоне-2013/14 она сделала 234 ассиста – это рекорд коллектива в отдельном сезоне.

Все шло к тому, что девушка попадет в женскую NBA. Но перед драфтом-2016 Рэйчел получила травму лодыжки, оказалась в гипсе и все перспективы Терриот попасть в лучшую баскетбольную лигу планеты пошли под откос. Но девушка не отчаивалась. Летом агент предложил ей поехать в Беларусь, в страну, которую, как считает Терриот, в США до сих пор путают с Россией. Терриот согласилась.
– Это был единственный вариант продолжения карьеры. На тот момент я уже знала, что есть такое государство, – вспоминает Рэйчел. – Дело в том, что за Небраску играла белоруска Анна Каленто. Она немного рассказывала о вашей стране. Аня и стала той причиной, почему я вообще узнала о Беларуси. Друзья говорили: «Что происходит? Куда ты едешь?!» Родители знали, чем хочу заниматься, поэтому не были против моего переезда. Они поддержали меня, хотя очевидно, что родные все-таки беспокоятся. Для меня самой Беларусь была невидимой стороной, и я не знала, что можно ожидать от этой поездки. Из-за этого немного нервничала и волновалась. Но я проделала хорошую работу, так что уже все нормально.
Однако Рэйчел все-таки признается, что в первое время ей было действительно непросто. Она не ожидала, что в Беларуси так мало людей говорят на английском. Найти собеседника было непросто даже в команде. Это вводило в ступор. Терриот признается, что любит много времени проводить наедине с собой, но отсутствие компании, другая еда и окружение – все это едва не заставило ее вернуться в родное Огайо. Она согласна, что мобильное приложения для знакомств – хоть какая-то возможность пообщаться с кем-то в новом городе одинокому человеку, однако Tinder в Минске американка не юзала, да и парни, как признается Рэйчел, в общественных местах не особо горели с ней познакомиться.
– Я не знаю, как все это происходит. Наверное, они не знают английского и им сложно познакомиться, – пожимает плечами баскетболистка.
Уверенность в себя Терриот вернул приезд в «Цмокі» летом 2017-го другой американки – Кай Афи Джеймс. Вместе с Кай Рэйчел было проще и веселее.
– Главная проблема заключается в том, что практически никто не разговаривает на английском. Хотя за время, что я здесь, ситуация улучшилась, но мне все равно сложно общаться, говорить, куда нужно попасть. Хорошо, что есть Uber, в котором просто прописываешь маршрут. Когда же мне нужно было что-то объяснить, то прибегаю к помощи Google Translate. Что было написано на ценниках в магазинах, не знала, и показывала продавцам на картинках на мобильном телефоне нужные мне продукты. К счастью, почти все совпадало. Продавщицы смотрели на меня без каких-либо эмоций, без улыбок. Я спрашивала: «Can you help me?» – «А-а-а?» Возможно, они просто стеснялись, возможно, они хотели мне помочь, но не знали языка и не понимали меня.
1553160021.jpgИСТОЧНИК: BY.TRIBUNA.COM
Иногда американка вместо Uber’а использует трамвай, и для доказательства показывает два непробитых билета. Как и любой среднестатистический минчанин, Рэйчел уже познакомилась с ревизором. В первый раз ехала «зайцем» и нарвалась на «контору».
– Я понимала, что нужно купить билеты, но где и как их пробить – этого не знала, – вспоминает американка. Штрафа удалось избежать, но купить талон и покинуть трамвай ей пришлось.
Рэйчел сняла квартиру в старом советском доме на улице Долгобродской. Живет там до сих пор. Район, конечно, так себе – рядом железная дорога, моторный и тракторный заводы и ни одного крупного торгового центра. Продукты – в основном молочку, макароны и питьевую воду – она покупает скромном магазинчике «Постторг», который находится в ее доме. Но небольшие неудобства баскетболистку не смущают. Девушка рада, что до спортзала всего пять минут ходьбой, и остальное ее не особо волнует.
– Знаю, что это старый район, но специальное исследование не проводила и много о нем не расскажу. Да, слышала, что люди тут выпивают. Видела их как-то на улице. Мне кажется, они живут в другом мире. Но их можно увидеть везде, так что не знаю, что тут добавить. Я рада, что наш спортзал поблизости, а если что-то хочу увидеть, то еду в центр.
Терриот называет свою жизнь в Минске «захватывающим времяпровождением». Как признается американка, она много спит, тренируется, смотрит сериалы на «Нетфликсе», собирает паззлы, и так повторяется изо дня в день.
– Просто если у тебя нет компании, нет общения, то ты не знаешь, чем себя занять. Поэтому еда, сон и баскетбол повторяются, – объясняет американка.
Но если есть возможность, Рэйчел не против прогуляться по центру. Раньше Терриот гуляла одна, используя интернет-сервис Google Maps, а теперь компанию ей составляют одноклубницы – две темнокожие американки Шеннон МакКалум и Даниэль Макрей.
– Я была приятно удивлена, как много в этом городе замечательных мест. Район улицы Зыбицкая – очень классное место. Там много красивых и разнообразных домов. Где варят в Минске вкусный кофе, не скажу. Я не любитель этого напитка и стараюсь пить воду. Но название одно места на Зыбицкой мне запомнилось – это ДЭПО. Кроме того, мне понравилась улица [Октябрьская] с большими, удивительными рисунками на домах. Они такие крутые! Да и сам район отличный – с различными интересными местами и заведениями. Нечто подобное есть и в Америке.
1553160021.jpgИСТОЧНИК: BY.TRIBUNA.COM
Белорусская еда, по словам Терриот, от американской отличается, но американка к ней уже привыкла.
– Она у вас достаточно простая. И перейти на нее было несложно, и никаких проблем с желудком я не испытывала. Курица с картошкой или с другим гарниром, суп, чай, кофе. Я пробовала у вас блины с мясом. Это интересное блюдо, и оно отличное от того, что едят у нас. Кстати, супов у вас очень много. Больше, чем в США. Мне, к примеру, нравится борщ. У нас очень популярен куриный суп с лапшой и томатный. А так еда в Америке более разнообразная, но и вредная.
1553160021.jpgИСТОЧНИК: BY.TRIBUNA.COM

– Нет. В чем это проявляется? Это хороший вопрос. Далеко ходить не надо. Хотя бы посмотрим на вещи, которые я ежедневно использую в своей квартире. Это, например, душ, все то, что касается стирки и сушки. Всякие такие вещи.

– Я уже говорила – это язык. Сейчас все нормально, есть несколько одноклубниц, которые разговаривают на английском. Но мне было хотелось, чтобы как можно больше людей в Минске общались на английском.
***
Рэйчел хоть и живет в Минске не первый год, но все еще не сумела понять загадочную душу белоруса. В то же время американка согласна с британским тренером брестского «Динамо» Клейтоном Блэкмором, который считает, что наш человек практически не улыбается.
– Никто не улыбается, – подтверждает Рэйчел. – Даже если ты находишься на площадке, увидишь лишь легкую улыбку. Подобное, конечно, меня удивило. Здесь люди внешне более серьезные, и мне сложно сказать, любят шутить или нет. Наверное, это такая черта характера. Хотя мне сложно о нем что-то сказать. Я не изучала людей. Однако, честно говоря, мне кажется, что у американцев и белорусов в чем-то схожий менталитет. Это, к примеру, касается и отношения к работе. И американцы, и белорусы очень много трудятся – целыми днями работают. И достигают чего-то, начиная с нуля. Я точно не знаю, сколько у вас зарабатывают. Но, если отталкиваться от того, что слышала, то для США это очень маленькие деньги. У вас люди много работают, как в Америке, но на выходе получают мало.
Рэйчел говорит, что наши цены для американца «супернизкие», и он в Беларуси может ощутить себя миллионером. Правда, на многое она в нашей стране не тратится. Не считает себя шопоголикам и особо не следит за новинками мировых брендов, держа в своем гардеробе совершенно обычные вещи.
1553160022.jpgИСТОЧНИК: BY.TRIBUNA.COM***
Рэйчел считает себя патриотом США, но есть вещи, которые ей очень не нравятся в современной Америке. Особенно дискриминация по цвету кожи, возрасту и сексизм, который, как она считает, встречается повсеместно.
– У нас до сих пор очень много стереотипов и подозрений, связанных с афроамериканцами. Почему-то если что-то происходит, то в первую очередь думают, что это совершили они. Мне кажется, здесь такого нет. Мы как-то гуляли с [афроамеринками] и я видела, как белорусы уставились на них. Но не думаю, что это было проявление негатива или расизма. Было ощущение, что эти люди просто никогда прежде не видели темнокожих девушек.
Что касается уровня баскетбола, то Рэйчел подчеркивает, что в Беларуси молодая лига. Есть всего лишь несколько команд с опытными баскетболистками, а за остальные команды выступают, как она говорит, дети.
– В чемпионате, наверное, есть четыре команды, составленные из очень молодых баскетболисток, и у нас в нем нет никакой конкуренции. Залы отличаются от тех, которые есть в США. Некоторые старые, маленькие, стена находится поблизости от паркета. Они чем-то напоминает залы в обычных американских школах.
Рэйчел говорит, что провела в Минске уже три года, ей нравится в клубе, но она была бы не против в будущем поиграть в другой команде, посмотреть мир и получить новый опыт. Правда, о перспективах Рэйчел станет известно лишь после завершения чемпионата Беларуси.