Лев МАРГОЛИНЛев МАРГОЛИНРодился в 1952 году в Бобруйске, детство прошло на Витебщине, в деревне, отец был председателем колхоза. Теперь уже почти 50 лет живет в Борисове. Специальности две: немецкий и английский языки и экономика промышленности. В экономике более 30 лет — прошел путь от рядового экономиста до финансового директора совместного предприятия «Борифорг» (1988-1993), затем — директор частной фирмы (1993-2002). В настоящее время — индивидуальный предприниматель, занимается ведением бухгалтерского учета и консультированием малого бизнеса. Публикуется в республиканской и местной печати на экономические и политические темы. Член Белорусской ассоциации журналистов. С 2001 года — член Объединенной гражданской партии, в 2008-2018 годах — заместитель председателя. Сейчас — член Политсовета ОГП. Женат, двое детей и трое внуков.

Выборы есть, но их нет. Выборов нет, но они есть. Это все про нашу страну. Это вызывает массу вопросов и создает кучу проблем.

Если выборов все равно нет, так, может, забыть о них и сосредоточиться на решении социальных проблем? Ведь власть более лояльно относится к активности людей, если там нет политической составляющей. Или, наоборот, если в стране нет настоящих выборов, то нужно использовать все возможности, чтобы добиваться их проведения?

Можно ли обойтись без выборов?

Попробуем разобраться. В мире очень мало стран, которым удалось добиться успеха в социально-экономической сфере в условиях авторитаризма или диктатуры. Обычно называют Чили, Сингапур, Южную Корею. Этим странам повезло, потому что у власти там были вполне прагматичные политики, которые к тому же не считали себя гениями и специалистами во всех сферах — от стихосложения до освоения космоса, а привлекали к работе по управлению государством экспертов. Но, к сожалению, на каждого Пиночета и Ли Куан Ю найдутся десять Каддафи, Асадов, Милошевичей и Лукашенко.

Представительная власть работает не быстро, но именно она выполняет наиболее важные социальные функции: формулирует общественный заказ на стратегию развития страны, создает соответствующую законодательную систему и принуждает исполнительную власть действовать в рамках, установленных законом.

Наиболее ярко это видно на примере США. Конгресс не имеет права вмешиваться в деятельность исполнительной власти, но он может не дать денег на те или иные мероприятия, может установить вполне конкретное задание с помощью закона и может в случае нарушения этих законов отправить президента страны в отставку.

Иными словами, если мы недовольны пенсионной системой, медициной, образованием, зарплатой, «тунеядскими» декретами, в конце концов, причины следует искать в отсутствии представительной власти, которая не зависит от президента, а зависит только от избирателей.

Что делать?

Следующий вопрос — как вернуть стране выборы, как заставить власть, которую мы когда-то избрали и от которой теперь никак не можем избавиться, слушать мнение избирателей, как заставить власть делать то, что нужно людям, но чего она делать категорически не желает?

Рецептов предлагается много: от радикальных — свергнуть узурпатора, подняв народ, до абсолютно утопических — предупредить членов комиссий об ответственность за фальсификации, забросать прокуратуру и суды заявлениями о нарушениях.

Первые, к сожалению, не соответствуют белорусскому менталитету, тем более в условиях, когда наиболее толковые и решительные все чаще «голосуют ногами», уезжая временно или навсегда.

Второй мог бы сработать, если бы речь шла о миллионах или, по крайней мере, десятках тысяч заявлений. Когда членам избирательных комиссий, составленных из представителей одной организации или предприятия, под руководством одного из руководителей этого предприятия приходится выбирать между сегодняшним куском хлеба и возможным завтрашним наказанием — выбор очевиден. Тут и наше извечное: «Всех не посадят», и не менее уверенное: «Я свою работу делаю честно, а что там творит председатель комиссии с секретарем — меня не касается».

И все же, выборы, какими бы они ни были — это окно возможностей.

Вспомним конец 80-х. Тогда, несмотря на весь административный ресурс, на отлаженную систему партийных и советских органов, кандидаты от народа победили партийных функционеров сначала на всесоюзных, а затем и на республиканских выборах.

Вот если бы власть могла вообще отменить выборы, такого бы не произошло. Но, к счастью, этого она сделать не может. Поэтому дело за малым: комиссии должны правильно подсчитать голоса. А для этого они должны почувствовать, что овчинка стоит выделки.

Народ должен понять и поверить

Вариантов всего два.

Первый — народ массово игнорирует избирательные участки, что и фиксируют комиссии. Это маловероятно, так как всегда найдутся те, кто придет по принуждению: студенты, военнослужащие, обитатели общежитий, учителя и т.д.

Второй — появляется популярный кандидат в президенты, за которого готовы голосовать и результаты голосования защищать. Единственный способ заполучить такого кандидата — это праймериз, предварительные выборы, в которых на равных правах смогут участвовать и представители политических партий и движений.

Это непросто, но это дает целый ряд преимуществ:

- президентская кампания удлиняется в два-три раза, создавая дополнительные возможности для раскрутки кандидата, увеличения его узнаваемости;

- можно свободно обсуждать деловые и прочие качества претендентов в соцсетях, принимать участие в голосовании, что создает ощущение сопричастности;

- в отличие от прошлых лет можно организовать, наряду с обычным, интернет-голосование, а чтобы защититься от накруток, принимать только авторизованные голоса с персональными данными. В конце концов, при сборе подписей люди все равно приносят паспорта;

- решается проблема с инициативной группой. Она должна быть большой, потому что потом для регистрации кандидата ей нужно будет собрать 100 000 подписей. В 2015 году это не удалось никому, в том числе Лукашенко. Просто одни честно признались в этом, а другие — надували щеки и ожидали подарочка от Администрации президента.

На сегодняшний день идею «праймериз» поддерживает и продвигает правоцентристская коалиция в составе Объединенной гражданской партии, руха «За свободу» и незарегистрированной партии «Белорусская христианская демократия», но путь к участию в праймериз открыт всем.

И еще раз повторю: чтобы поднять народ на защиту, нужно, чтобы ему было что защищать, и чтобы люди понимали: ключ к достойной жизни у них в руках, нужно только заставить власть провести честные прозрачные выборы.

► Подробнее по теме