После выхода из московского СИЗО Настя Рыбка успела дать интервью CNN, русской службе BBC, в интервью украинским медиа намекнула на возможную встречу с высоких кабинетах в Минске и опровергла фейк о своем выдвижении в президенты Беларуси. В нашем случае это самое интересное.
Казус Вашукевич стоит разделить на две независимые истории. С одной стороны, медиа-шум вокруг персоны скандальной эскорт-модели. С другой – реакция официального Минска на задержание гражданки Беларуси.
Ровно год МИД Беларуси никак не декларировал свое отношение к аресту Вашукевич в Таиланде. Однако после депортации из Таиланда позиция официального Минска изменилась. Вашукевич заметили и даже публично увязали с президентом.

Еще до задержания в Москве персону Вашукевич использовали в российско-белорусской информационной войне. Российские медиа (первым сообщил Telegram-канал «Бойлерная») распространили фейк о намерении Насти Рыбки принять участие в президентской кампании.
Дело даже не столько в невозможности Вашукевич в силу возраста баллотироваться на должность президента (ей 28, минимальная планка по Конституции – 35 лет), сколько в заявлении, которое от имени эскорт-модели было распространено в медиа.
Российской стороной был использован первый подходящий повод для того, чтобы приписать Вашукевич слова: «Если мне не дадут баллотироваться в президенты, мы устроим в Беларуси переворот. Встряска пойдет ей на пользу».

Кейс Насти Рыбки в белорусском контексте интересен еще и потому, что даже формальное отсутствие у нее возможности баллотироваться в президенты Беларуси не помешало обсуждению этой темы в публичном пространстве.
Это говорит о том, что со стороны белорусского медиа сообщества, а также политически ангажированной публики существует запрос на «несерьезного кандидата в президенты», который имел бы высокий уровень узнаваемости в публичном пространстве.
В этом смысле, кандидат без шансов на победу на президентских выборах с высоким уровнем паблисити, представляется намного интереснее и потенциально более весомой политической фигурой, чем «серьезные кандидаты», которые не имеют широкой публичной известности.
Конечно, в данном случае речь не идет конкретно об Анастасии Вашукевич. Однако подобным несерьезным кандидатом, теоретически, мог бы стать любой инфлюенсер, у которого более 100 тысяч подписчиков в Instagram или YouTube.


Я сознательно не буду сравнивать наших политиков с Алексеем Навальным (который, к слову, вывел в политический паблик Настю Рыбку), намного интереснее разница публичного веса, во всяком случае в YouTube, между белорусскими инфлюенсерами и политиками.
Отсутствие “k” рядом с фамилиями из правой колонки – не опечатка. Два (!) подписчика на YT у сопредседателя БХД Ольги Ковальковой, но это не мешает ей рассуждать о потенциальных президентских амбициях. В этой ситуации шансы на сбор 100 тысяч подписей оценивать не будем, возможно, там работают другие технологии, но 100 тысяч лайков, безусловно, быстрее соберет Василий Телогрейкин.
Для сравнения, профили в YT лидеров президентской гонки в Украине: цифры подписчиков коррелируют с аналогичными показателями наших инфлюенсеров, что лишь подчеркивает – в Киеве работают с аудиторией социальных сетей и в условиях реального подсчета бюллетеней эта работа имеет принципиальное значение.
1549902612.jpg
Отсутствие официальных профилей в социальных сетях действующего президента понятно, Администрация президента делает ставку на госмедиа и в ситуации контроля над избирательным процессом этого, в принципе, достаточно.
Однако публичный вес в соцсетях альтернативных политиков говорит о том, что работа с широкой аудиторией не входит в их текущую повестку. Возможно, альтернативные политики делают ставку на лидеров локальных сообществ, но в любом случае,
Это не означает, что инфлюенсеры – готовые кандидаты в президенты – нет. Но