Минский городской суд начал рассматривать дело бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии Белецкого.

У бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии нашли во время обыска большую сумму — порядка 500 тысяч долларов в эквиваленте, а взяток прокурор насчитал ему всего около семи тысяч долларов.

Минский городской суд 11 февраля начал рассматривать дело бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии 61-летнего Александра Белецкого, который также был главным внештатным травматологом-ортопедом Минздрава. Процесс ведет судья Валентина Зенькевич. Обвинение представляет Сергей Гергель.

Александр Белецкий — профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент НАН Беларуси. Диплом академика НАН Белецкому вручил Александр Лукашенко 2 февраля 2018 года.

Родился в Червене в семье врачей. Супруга Лилия Белецкая — журналист, много лет работала на канале «Культура». Сестра Татьяна Малая — заместитель главного врача по медицинской части 6-й клинической больницы, где Белецкий с 1981 года работал травматологом-ортопедом детского отделения, а затем заведующим отделения.

Был председателем Специализированного совета по защите докторских диссертаций по специальности «Травматология и ортопедия» и научно-технического совета подпрограммы «Хирургические заболевания» ГНТП «Новые методы оказания медицинской помощи».

В 1987 году защитил кандидатскую диссертацию «Хирургическое лечение высоких врожденных вывихов бедра у детей», в 1997-м — докторскую «Хирургическое лечение асептического некроза головки бедра и болезни Пертеса». В 1998 году присвоено звание профессора. В 2014-м избран членом-корреспондентом НАН Беларуси по специальности «Травматология и ортопедия».

Носит звание «Заслуженный деятель науки Республики Беларусь», звание лауреата Государственной премии Республики Беларусь в области науки и техники.

Обладатель медали «За трудовые заслуги», почетной грамоты Национального собрания, российской медали Приорова, премии НАН Беларуси за разработку малотравматичных хирургических технологий по регуляции длины конечностей и угловых деформаций у детей.

Национальный секретарь Всемирного конгресса травматологов-ортопедов по Беларуси. У него 71 патент на изобретения и полезные модели. Подготовил четырех докторов медицинских наук и шесть кандидатов медицинских наук.

Белецкого обвиняют по ч. 3 ст. 430 УК — получение взятки лицом, занимающим ответственное положение. Наказание по этой части статьи предусматривает лишение свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

КГБ задержал Белецкого в июне 2018 года. На государственных каналах белорусского телевидения было показано видео обыска в доме и гараже Белецкого, в ходе которого было обнаружено порядка 500 тысяч долларов в эквиваленте.


В суде Белецкий сообщил, что находился под стражей с 5 июля 2018 по 3 января 2019 года, когда мера пресечения была изменена на домашний арест.

Согласно версии обвинения, три случая взяток Белецкому связаны с получением денежных средств от директора предприятия «Медиасфера» Бориса Ранчинского за оказание ему содействия в заключении и исполнении договоров на техобслуживание и ремонт медоборудования, а также по скорейшей оплате услуг.

В 2016 и 2017 годах, согласно обвинению, Белецкий принял от Ранчинского тысячу долларов и тысячу евро, соответственно. В 2018 году Ранчинский передал ему две тысячи евро.

Белецкий отметил, что «Медиасфера» является монополистом в Беларуси по обслуживанию аппаратов МРТ производства компании Siemens.

Еще один эпизод связан с представителем научно-производственного предприятия «Белреамед» Николаем Оганесяном, от которого в 2017 году Белецкий за своевременную оплату за поставленные анализаторы в лабораторию РНПЦ получил три тысячи долларов.

Таким образом, обвинение утверждает, что всего Белецкий принял порядка семи тысяч долларов в эквиваленте.

Ранчинский и Оганесян фигурируют и в другом деле о коррупции

Ранчинский и Оганесян сыграли определяющую роль не только в деле Белецкого. Они фигурируют как взяткодатели в деле бывшего начальника управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрея Стрижака, дело которого слушается в суде Центрального района Минска.

Согласно обвинению, экс-чиновник четыре раза получал от Ранчинского взятки, общая сумма которых составила не менее 9,7 тысячи долларов. От Оганесяна, согласно обвинению, он принял тысячу долларов

Белецкий говорит, что с Оганесяном лично не был знаком, а деньги получил от представителя фирмы Инги Шалькевич, причем не знал, что она работает у Оганесяна. В день, когда женщина передала Белецкому пакет, они «даже не попили чай», сказал Белецкий. Пакет он поставил в шкаф, потом занес домой, где только через неделю обнаружил конверт, а в нем — три тысячи долларов:

«От нее я не ожидал конверт. Через две недели спросил, что за конверт. Она сказала, что ничего не знаю, руководитель просил передать конверт. Дальше не хотела продолжать разговор. Сказала, что «мыльная» фирма. И фамилию Оганесян я услышал только от следователя. Нет оправданий. Я понял всё, но тогда я не понял, за что конверт. Не так надо было делать. Надо было идти с этим конвертом в милицию».

С Ранчинским Белецкий был знаком 25 лет, еще со времен работы в 6-й клинической больнице Минска, когда консультировал его как пациента. Тогда Ранчинский работал в «Медтехнике». Ранчинский — муж одноклассницы Белецкого:

«Встречались, приходил ко мне. Были просьбы по лечению родственников — положить в РНПЦ онкологии, кардиологии. Мы, директора, друг друга знаем. Я всегда ему помогал, никогда ни в чем не отказывал».

Последний раз помогал сделать белорусский паспорт родственнице Ранчинского, которая много лет жила в США, а в Беларуси у нее возникли проблемы с документами. Белецкий «звонил помощнику президента», просил помочь.

При этом Белецкий отрицает, что обсуждал с Ранчинским вопрос о том, что он может помочь, чтобы его фирме быстрее перечислили деньги за техническое обслуживание оборудования. Утверждает, что не совершал в этой части никаких противоправных действий, а деньги от Ранчинского сразу воспринимал как обычные подарки. Понял, что это взятки, только на следствии.

Белецкий отметил, что услуги фирмы Ранчинского оплачивались без нарушения сроков, согласно договорам. Бывший директор РНПЦ говорит, что эти процессы от него не зависели и что он доверял своим подчиненным.

Он привел в качестве примера случай, когда «Медиасфера» экстренно чинила аппарат МРТ.

В РНПЦ привезли девочку, упавшую с восьмого этажа. После операции у нее на обеих ногах был аппарат Илизарова (металлическая конструкция). Ребенка отправили на МРТ, «медсестра не проверила, что с ногами, не приподняла одеяло, которым был накрыт ребенок» — а МРТ нельзя делать при наличии металла в организме. В результате случилось ЧП: девочка чуть не погибла, а аппарат вышел из строя.

«Первым об этом мне сообщил Ранчинский, который позвонил мне через несколько минут после случившегося», — сказал Белецкий.

Белецкий утверждает, что никогда Ранчинский не обещал ему никакой благодарности, а он сам не требовал ее:

«За все 12 лет моего директорства он приходил ко мне и говорил о задержках оплаты раз пять. Иногда я отвечал ему на вопрос: "Как можно укорить?" — "Ну как?..".»

Белецкий сказал, что последние полученные от Ранчинского деньги потратил на поездку на конгресс травматологов в Барселону. По словам Белецкого, он оплатил взносы за всю делегацию (14 человек), возил белорусских врачей по экскурсиям.

Откуда у белорусского врача 500 тысяч долларов?

Дело Белецкого удивляет контрастом между найденной в его доме суммой и размеров взяток.

Бывший директор РНПЦ травматологии и ортопедии утверждает, что почти всю сумму в размере 500 тысяч долларов, найденную при обыске, ему подарили друзья. Он подчеркнул, что они подтвердили этот факт на следствии и выразил удивление тем, что прокурор вообще говорит об этих деньгах.

Среди друзей он назвал руководителя холдинга «Амкодор» Александра Шакутина. «С Сашей Шакутиным вместе учились, начинали работать. Он был завотделения экстренной хирургии 10-й больницы. Он богатый человек, в этом нет тайны», — сказа Белецкий.

Он также назвал фамилии других людей, которые дарили ему крупные суммы денег — Гончаренко, Варфоломеев, Шумский.

Валерий Шумский, сказал Белецкий, — владелец двух заводов в Саратовской области. Именно у него, по словам Белецкого, он одолжил деньги на покупку дома для сына.

Белецкий рассказал, что Шумский, как и другие перечисленные им люди, во время следствия подтвердил факт добровольной передачи денег.

«У Шумского спрашивали, а вдруг я не отдам ему деньги, ведь нет расписки. Он ответил, что и не рассчитывал на это. Сказал: если что, я буду работать у него в частной клинике», — сказал Белецкий.

Он также сообщил, что ему сделали много подарков на юбилей, кроме того, часть суммы — это средства, полученные от продажи наследства родителей, а также его зарплата, «да и жена зарабатывает».

Отвечая на вопрос прокурора, какая зарплата у его жены, которая работает журналистом в Белтелерадиокомпании, Белецкий сказал, что «даже никогда не спрашивал о зарплате, я ей каждую пятницу давал 50 долларов, чтобы она себе что-нибудь купила, 39 лет живем».

Фото Сергея Балая