Белоруска Анастасия Вашукевич, ставшая скандально известной как Настя Рыбка, дала первое интервью после освобождения.
Напомним, на пресс-конференцию в Москве бобруйчанка не пришла, зато рассказала о своих злоключениях в интервью изданию mogilev.online.

— Как я себя чувствую на воле? Очень непросто. Я как дикая. Хожу по улицам, смотрю на людей — и меня не покидает ощущение какой-то нереальности происходящего. Сначала я не верила, что меня посадили — сейчас мне не верится, что я на свободе. Не знаю, сколько мне времени потребуется, чтобы адаптироваться и вернуться в нормальное общество. На меня все смотрят, меня все знают. Мне от этого неудобно — крыша едет.
Девушка говорит, что очень устала. После непростых испытаний, выпавших на нее в условиях заключения в чужой стране, на нее сейчас обрушился град телефонных звонков и интерес СМИ. Особенно это непривычно после того информационного голода, который был в тюрьме.
— Я хожу, общаюсь, даю интервью — но через пару часов так устаю, что просто падаю и сплю. Я стараюсь держаться, со временем, конечно, это пройдет. А пока у меня — адаптационный период.
Мы спрашиваем Анастасию — каковы были условия содержания в таиландской тюрьме? Действительно ли там все так ужасно, как, например, в фильме «Предрассветная молитва» Жана-Стефан Совера?
— В таиландской тюрьме — был просто звездец, — говорит Настя Рыбка. — Хуже этого нет ничего — это чистилище. Здесь у людей есть какие-то права, какие-то возможности что-то доказать. А там тебя закрывают — и ты никто, ты — дерьмо. Для многих там ты «франк» — это такое пренебрежительное националистическое прозвище.
Спали на полу, еду давали такую — наверное, свиней лучше кормят. Морально тяжело — другой язык, другой менталитет, другая культура. Мы там просто выживали. Российское СИЗО (после депортации из Таиланда в РФ Анастасию Вашукевич поместили в следственный изолятор) — как я уже говорила, это «пятизвездочный отель» в сравнении с тем, что мы пережили там.
Если делать иллюстрации ада, то их можно рисовать с таиландской тюрьмы...

В заключении Настя Рыбка находилась с еще одной арестованной по их делу — девушкой по имени Маша. В камере с ними также сидели еще две русскоязычные заключенные. Девушки старались держаться вместе, и это несколько облегчало их положение.
По словам Анастасии, во емя пребывания в тюрьме Таиланда сотрудники белорусского посольства ни разу их не навещали.
— Если бы не российский консул, мы бы там сдохли, — говорит Настя Рыбка.
Как сказала Анастасия, на ближайшее время у нее нет никаких особых планов. Очевидно, главное — это реабилитация после тюремного заключения.
Настя Вашукевич родилась в Бобруйске. По словам самой Анастасии, ее воспитывала приемная мать, своих настоящих родителей она не знает. Как сообщал ее муж, девушка училась в Мозырском педагогическом университете на учителя биологии. У Анастасии есть сын, который живет с отцом.
Она стала известна в СМИ после того, как на нее обратил внимание известный российский оппозиционный политик Алексей Навальный, который после публикации книги Вашукевич «Дневник по соблазнению миллиардера...» провел расследование и выяснил коррупционные связи вице-премьера РФ Сергея Приходько и российского олигарха Олега Дерипаски.
В феврале 2018 года Настя Рыбка вместе с Александром Кирилловым (также белорусом Алексом Лесли) и другими участниками тренинга была арестована в Таиланде по обвинению в «незаконном проведении секс-тренингов».
В таиландской тюрьме они провели десять месяцев, после чего были приговорены к условному сроку и депортированы в Россию. Кстати, на ее странице в социальной сети тогда появилась запись: «Жду вылета в Минск в аэропорту Бангкока. В глазах — мечты о свободе».
1548342311.jpg
Но 17 января в аэропорту «Шереметьево» Настя Рыбка была груюо задержана по обвинению в вовлечении в занятия проституцией. Однако 22 января Нагатинский суд Москвы отпустил ее под обязательство о явке.

Пресс-секретарь Президента РБ Наталья Эйсмонт и министр МИД Владимир Макей заявили о том, что белорусские дипломаты по поручению Лукашенко содействовали освобождению Анастасии Вашукевич.
Однако адвокат Насти Дмитрий Зацаринский подверг участие белорусских дипломатов в освобождении своей подзащитной сомнению.