Конфликт давно вышел за пределы редакции БелГазеты. Есть ли решение? Подробнее – в интервью Кирилла Живоловича «Белорусскому партизану».
Конфликт между соучредителями «БелГазеты» до сих пор активно комментировала только одна сторона, владеющий 75,4% акций ООО “БелГазета”, воздерживался от публичных объяснений.Однако сегодня К.Живолович дал пресс-конференцию в Минске. Он заявил, что проведенное ранее собрание акционеров во главе с главным редактором издания Игорем Высоцким (24,6% акций) не является правомочным, а назначение директором – не является законным. Кирилл Живолович представил нового директора БелГазеты –
- Надо называть вещи своими именами, поэтому январские события вокруг «БелГазеты» я называю . Мое якобы отстранение от должности – это первый шаг в реализации плана по незаконному перераспределению долей в уставном фонде ООО «БелГазета». Мне известно, с кем на этот счет велись переговоры и даже некоторые условия и договоренности по реализации этого плана.
Могу назвать исполнителей данного захвата, но не хочу переходить на личности. В этой истории есть несколько соучастников, а также вероятный заказчик всего происходящего. Я бы не хотел раскрывать все подробности по одной простой причине – это вредит «БелГазете», а я рассчитываю, что мы благополучно выйдем из сложившейся ситуации.
Хочу подчеркнуть, что вывод всей этой истории в медийное пространство – это не моя инициатива, а часть не слишком продуманного, но заранее подготовленного плана моих оппонентов. В самом начале возгорания этого конфликта я призывал главного редактора сесть за стол переговоров. Несмотря на кучу негатива, уже вылитого в мой адрес, Потому как в глазах общественности мы из совладельцев серьезного СМИ превращаемся в каких-то клоунов. Единственный путь в нормальном направлении сохранения и развития газеты – это нахождение общего языка между мной и Высоцким. Скажу больше: на мой взгляд, это единственный способ сохранить «БелГазету».
-
- Это несерьезно. На протяжении всего времени я выполнял свои функции – во взаимодействиях с сотрудниками редакции, в обеспечении производственного документооборота, в ведении переговоров с партнерами и создании условий для полноценной деятельности издания. Другой вопрос – насколько эффективной была моя деятельность? Я вполне адекватен и самокритичен, так что уверен, что моя деятельность в должности директора могла и должна была быть более эффективной. Но это вопрос диалога двух совладельцев бизнеса, а не людей со стороны.
Что касается неких исков, то это плоды фантазий составителей исков. Это обычные слова, ничем не подкрепленные. Цель всех этих заявлений, равно как и очевидные нарушения закона при смене руководителя – это дымовая завеса. Ложь, обвинения, упреки и намерения уйти в судебные разбирательства – это обычные инструменты в подобных случаях. Собственно, в этом и заключается любой рейдерский захват. И совершенно не имеет значения, откуда дует ветер – из Кремля, как предположили некоторые, или просто из головы какого-нибудь отдельно взятого человека.

- Я бы не говорил прямо о какой-то власти. Это вопрос влияния на производственную деятельность. Ни для кого не секрет, что большая часть груза в этом процессе лежит на главном редакторе. Так было раньше, так это остается и сейчас. Сам я довольно давно не принимаю участие в работе газеты в качестве журналиста как раз по той причине, чтобы это не становилось причиной неких разногласий с главным редактором. Так что никакого особого отстранения не произошло, но я прекрасно понимаю, к чему это ведет. Потому и продолжаю предпринимать усилия по налаживанию коммуникаций с Высоцким. Буквально завтра у меня будет очередная попытка наладить такой диалог. Надеюсь, что разум возобладает и мы найдем совместные пути по выходу из сложившегося положения.
- Такая формулировка мне тоже не по душе. В этой ситуации на поверхности конфликт между двумя совладельцами газеты, все остальное – производные от этого. И директор у «БелГазеты» действительно сменился, но он один – это Юрий Каретников. Данная информация официальна и не подлежит никаким сомнениям. По имеющейся у меня информации, Высоцкий был недоволен моей работой в качестве директора. Не сказать, чтобы я очень доволен его работой в качестве главного редактора, но ради сохранения газеты я уже продемонстрировал свою готовность отойти от управления в редакции.
Есть новый директор – Юрий Каретников. Он обладает нужными компетенциями, имеет опыт руководящей работы в рекламном бизнесе, человек с обширными связями, хорошо разбирается в современных медийных трендах. Что может не устраивать Высоцкого в таком человеке? К тому же Каретников, насколько я знаю, намерен на конструктивные взаимодействия с обоими владельцами «БелГазеты».
По секрету могу сказать, что одно из основных условий Каретникова при согласии на должность директора «БелГазеты» - это сохранение за Высоцким должности главного редактора. И я с этим согласился. Более того. Условием уже с моей стороны в общении с новым директором было сохранение всего коллектива редакции. Да, новые люди могут появиться, но с теми, кто в сложных условиях делал и делает газету, мы расставаться не будем. Это наша принципиальная договоренность. И я верю, что все получится. Потому что знаю план Каретникова и его команды – это именно то, чего не хватало нашему еженедельнику в последние годы, в т.ч. и во времена моего директорства.

- Решение очень простое – Вмешиваться в эти взаимоотношения я не намерен. К сожалению, никаких других путей нет. Или мы договоримся с Высоцким, или газете уготована очень печальная участь. Я приложу все усилия для того, чтобы этой участи избежать. И если у второго совладельца такие же цели, то все будет хорошо.