О службе спасателей, где есть место не только опасностям, но и забавным, даже нелепым ситуациям, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал заместитель начальника Центрального РОЧС по оперативно-тактической работе Сергей Вечер.

Сергей Вечер, можно сказать, родился и вырос в пожарной части. Отец тоже был спасателем, и мальчик каждое утро, собираясь в школу, наблюдал из окна за жизнью депо (семья жила в одном из общежитий столичного гарнизона. — Прим. авт.). Снующие люди в форме, рев сирены, стремительно вылетающие из гаража машины с мигалками — такая картина стала для него настолько привычной, что в 19 лет он устроился на работу пожарным, параллельно изучая арабский язык на заочном отделении Минского государственного лингвистического университета. Но с гуманитарными науками так и не сложилось: парня тянуло туда, где слов меньше, а дел больше. Бросил университет и полностью посвятил себя спасательной службе.

— Первый выезд запомню надолго. Ночь. Дежурю только 2-е или 3-и сутки. Вызов в Минский район: горят сараи. Впопыхах путаю свои сапоги с чужими, надеваю часть своей формы, часть — напарника. Это сейчас экипировка на высоте, а в то время (Сергей Сергеевич пришел в МЧС в 2004 г. — Прим. авт.) кому что досталось, тот в том и тушил. Вместо специальной пожарной обуви — кирзачи или берцы, вместо защитных перчаток — рукавицы сварщика, — вспоминает спасатель. — И вот я еду, пульс зашкаливает. Вижу полыхающие здания, по телу пробегает дрожь. Меня сразу отправили в очаг. Ощущение непередаваемое, когда сжимаешь в руках пожарный ствол и чувствуешь напор воды.

Код «333»

В те времена число чрезвычайных ситуаций в городе и за его пределами (столичным бойцам приходилось выезжать и в область) было в несколько раз больше. Иногда спасатели проводили в подразделении лишь 3-4 часа в сутки, поэтому оттачивать профессиональное мастерство в бою Сергею приходилось постоянно. В 21 год он уже стал начальником дежурной смены. Свой первый вызов в качестве начальника караула он тоже вряд ли забудет.

— Пятиэтажный дом на улице Широкой. Из подвальных окон валит густой черный дым, деревянную дверь, ведущую внутрь, уже поглотило ярко-оранжевое пламя, вырывающееся наружу. Часть пожарных отправляю эвакуировать людей, сам вместе с двумя бойцами проникаю в подвал. Ползком пробираюсь к очагу, в кладовой одного из жильцов (в них частенько ночевали бродяги) натыкаюсь на тело человека и понимаю: у меня 333. Это кодовое название погибшего.

Смерть опытные спасатели привыкают воспринимать как неотъемлемую часть своей работы. Однако видеть, как страдают дети, по-прежнему тяжело.

— В Минске, к счастью, гибнет мало детей, но мне как-то приходилось спасать ребенка. Когда видишь, что маленькому человеку больно, сложно подавить эмоции. Одно дело, когда просто выводишь ребенка из здания, одев на него маску для спасаемого со словами «зайчик, пойдем со мной». И совсем другое, когда его завалило балками. Был такой случай. Дети пробрались на железнодорожный склад, играли там. Пара неловких движений — и несколько балок обрушились на одного из мальчиков. Приехали, а он лежит, беспомощный, и кричит: «Спасите, помогите!» Выдохнул… и начал с ним разговаривать. Узнал, как зовут, сколько лет, где учится — всячески пытался отвлечь. Мальчишку вытащили, но психологически было непросто.

Человек-паук, гроб и дробовик

Работа спасателя — это всегда риск для жизни. Но иногда опасность приходит оттуда, откуда ее совсем не ждали.

— Пожар в квартире. По сообщению, внутри находятся люди. Пытаемся вскрыть дверь: 4:00, все спят. Из соседней квартиры раздаются недовольные крики. Мы, естественно, просим не мешать работать. И тут выстрел, соседняя дверь разлетается на куски. Оказывается, хозяин (он охотник) решил, что кто-то пытается его ограбить, и зарядил дробовик. Хорошо, никто не пострадал.

А иногда в квартирах С. Вечер случалось находить совсем уж жуткие вещи:

— Несколько раз, проникая в жилище, натыкался на гроб с лежащим внутри человеком. Уже сгоревшим. Потом выясняется, что родственники оставили рядом с умершим горящую свечу, а сами ушли по делам. Как следствие — очередной пожар.

Естественно, на службе есть место не только опасностям, но и забавным, даже нелепым ситуациям.

— Пятиэтажный дом с открытыми балконами. На уровне 3-4-го этажа вниз головой висит человек. Будучи нетрезвым, пытался залезть в свою квартиру по балконам. Ногой застрял в проеме и, потеряв равновесие, повис. Поднимаемся к нему, интересуемся, как зовут. В ответ: «Я Питер Паркер». «Кто-кто?» — переспрашиваю с недоумением. «Ты что, человека-паука не смотрел?»

В бой идут одни старики

Сергей Сергеевич и сегодня выезжает на пожары. Если пламенем охвачено промышленное предприятие или на пожаре есть люди, хватает боевку и запрыгивает в машину вместе с другими.

— У меня как будто интуиция. Как только задержусь на работе, сразу серьезный вызов.

Иногда заместитель начальника Центрального РОЧС мчится на пожар и в выходной, бывает, даже ночью. У него всегда при себе рация, да и сигнал тревоги в общежитии, где живет, слышен хорошо.

Порой он бросается и в самый очаг пожара. Зимой на улице Чигладзе в квартире загорелась кухня. Сергей выехал вместе со своими подразделениями. Других спасателей отправил срывать дверь с петель, а сам по выдвижной лестнице поднялся наверх, нашел в квартире женщину, лежавшую на полу без сознания, и вынес наружу.

Развлечение до седьмого пота

Сергей Вечер часто занимается в спортзале. Вместе с командой столичного гарнизона он, будучи капитаном, постоянно участвует в соревнованиях по высотному бегу, промышленному альпинизму, пожарному кроссфиту, многоборью спасателей. Старается не пропускать ни одного крупного старта.

— В 2008 году с коллегой тушили коттедж в Боровлянах. Во время работы взорвались газовые баллоны и бочки с лакокрасочными материалами. Нас с ожогами доставили в больницу. Но я все равно поехал на состязания по многоборью спасателей в Борисов. Мои товарищи лечили меня разными мазями, бинтовали. Тогда наша команда стала 2-й в республике.

Столичных спасателей знают во всем мире. Они занимали призовые места на различных чемпионатах в России, Украине, Казахстане, Польше, Литве, Словакии. Подтверждает это не один десяток наград, которыми заставлен кабинет капитана команды.

— С иностранными коллегами общий язык находим моментально. Они восхищаются нашей физической подготовкой, силой и выносливостью, мы — их техническим оснащением, что-то перенимаем. Например, раньше аппараты на сжатом воздухе хранили в боковом отсеке машины, сейчас — прямо в кабине. Так их быстрее и удобнее доставать.

В свободное время, которого из-за работы и соревнований не так уж много, Сергей любит ходить в горы. Им уже покорены такие вершины, как Казбек (Грузия), Эльбрус (Россия), Аконкагуа (Аргентина).

Кто придет на смену

У него подрастают сын и дочь. Сыну 11 лет, он уже не раз выезжал с отцом на пожары и умеет ориентироваться в дыму. Сергей надеется, что его чадо продолжит семейную традицию и тоже пойдет работать в МЧС. Но настаивать не будет.

— Может, мы придем к тому, что и у нас, как в России и Украине, появятся девушки-спасатели. Тогда и для дочки найдется занятие.

Фото Сергея Пожоги и из личного архива автора