В Нацбанке хвалятся, как бодро население переносит сбережения на безотзывные депозиты. Но в стране есть и другие тренды, которые далеко не так позитивны.
1544964009.jpg
По данным регулятора, в сентябре 2018 года доля безотзывных депозитов в банках достигла 82%. Из этих вкладов 65% были долгосрочными, то есть депозиты открывались на срок более 1 года. Таким образом, осенью удельный вес длинных безотзывных вкладов превысил 50% от суммы сбережений населения в банках, пишет banki24.by
Для банковской системы это хорошо, так как позволяет выдавать кредиты на более долгие сроки и не беспокоиться, что вкладчики заберут все деньги во время кризиса. Однако есть и оборотная сторона медали.
Она связана с накачкой доходов населения. Если за 9 месяцев 2018 года производительность труда в экономике выросла на 4,1%, то реальные зарплаты за тот же срок — на 12,2%, реальные доходы — на 7,8%. В октябре ситуация стала еще более напряженной. С подачи правительства темпы роста зарплат ускорились, в то время как динамика ВВП Беларуси значительно замедлилась. Масла в огонь подлило падение нефтяных цен.
В октябре нефть Urals продавалась дороже 79 USD за баррель, а в ноябре российская нефть подешевела ниже 65 USD. Цифры по декабрю будут еще хуже: с высокой вероятностью Urals станет дешевле 60 USD. А ведь белорусский бюджет на 2019 год нормально сводится только при нефти не ниже 60 USD за баррель!

Да и с последствиями налогового маневра для Беларуси далеко не все ясно. 11 декабря российский вице-премьер Дмитрий Козак вообще отказался обсуждать щекотливую нефтегазовую тему без «принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства». В белорусской экономике идет бурное ускорение инфляции. Базовая инфляция поднялась с 2,5% до 4,1%, трендовая инфляция — с 2,8% до 3,9%. Ускорение роста цен продолжится в начале 2019 года. Увеличиваются инфляционные ожидания граждан.
В нестабильных ситуациях для сохранения сбережений белорусы всегда обращались к валюте. В 2015—2016 гг. ставки по валютным депозитам были относительно высоки, а свободных рублей для обмена на валюту у белорусов почти не было. Поэтому сумма валюты на карточках населения колебалась около 400–500 млн USD.
В 2017 году начался рост реальных доходов, который опередил производительность труда. Это совпало с тем, что ставки по валютным вкладам резко упали. В начале 2018 года сумма «горячих» денег на карточках превысила 700 млн USD, а в ноябре достигла 999 млн USD. Не в последнюю очередь это произошло за счет валютного рынка, где уже 3 месяца подряд предприятия и населения уносят из банков доллары, евро и российские рубли.
В общем, сейчас белорусы имеют «на всякий пожарный» 1 млрд USD. Эта сумма может быть очень быстро сконвертирована в наличные деньги и покинуть банковскую систему. Понятно, что для НБРБ и банков такой огромный отток валюты будет крайне неприятным событием.