«Так нужно президенту…» На осужденного за убийство парня пытаются «по - Калейдоскоп на N1.BY

Если это случится, то в Беларуси одним расстрельным приговором станет больше…
Громкое дело об убийстве менеджера одной из столичных компаний Андрея Косяка слушалось в Минском городском суде два месяца назад. По версии следствия мужчину убили в ноябре 2016-го.
На скамье подсудимых за совершение этого жестокого преступления оказались двое – 41-летний владелец пейнтбольного клуба Алексей и 29-летний Ростислав. По приговору суда, который пока не вступил в законную силу, мужчинам назначили наказание в 24 и 23 года лишения свободы соответственно.
В редакцию «Белорусского Партизана» обратилась мать одного из осужденных по этому делу – Лариса Светчикова. Женщина боится, что на сидящего в жодинской тюрьме сына, «повесят» еще одно схожее преступление и он будет расстрелян.
Оговоримся сразу: мы не ставим задачу усомниться в справедливости вынесенного приговора, но и оставить без внимания крик души, затравленной, доведенной до отчаяния женщины не можем. Хотя ни одна мать до последнего не верит в то, что ее сын – убийца. Не верит в это и Лариса Светчикова. Но то, что она рассказывает, заставляет задуматься.
-- Ростислава забрали в день убийства Андрея Косяка. Я думала допросят и отпустят. Сын был личным водителем убитого, неплохо, кстати, зарабатывал у него. Вместе с Ростиславом в милицию в тот день поехал мой муж. Последнее, что успел сказать мужу сын было: «Папа, езжай домой, сегодня я отсюда не уже не выйду» …
Потом в нашей квартире был обыск – более омерзительной процедуры в своей жизни я не переживала. Что искали – для меня оставалось загадкой, никто толком ничего не говорил. Но ничего подозрительного не нашли. Позже я узнала: сына обвиняют в убийстве Андрея Косяка…

-
-- По версии обвинения дело было так. В день убийства Андрея Косяка мой сын познакомил их со вторым обвиняемым – Алексеем. Все вместе они поехали из Колодищей в Минск – в пейнтбольный клуб, который и принадлежал второму обвиняемому. Там, опять же по версии следствия, они и расправились с Андреем Косяком. Мотив – корысть, а именно завладение 50-ю тысячами долларов, которые Андрей Косяк собрал для покупки нового авто.
Но на одном из свиданий, еще до суда, мой сын рассказал мне свою версию произошедшего. Машина, на которой они приехали в пейнтбольный клуб, оказалась плохо припаркованной, и Ростислав вышел ее перегнать в другое место. В помещении его не было минут десять. Вернувшись, Ростислав увидел, что Андрей Косяк мертв. Задушен. «Если кому-нибудь расскажешь об этом, ляжешь рядом…», -- о такой угрозе в свой адрес сын за л на суде…

-- Это самые вопиющие нестыковки в этом деле. 50 тысяч долларов, которые, якобы, пропали не найдены до сих пор. Были ли эти деньги, а если были, то кто их взял, – не установлено. Тем не менее, в приговоре факт этот отражен как главный и корыстный мотив. Более того, когда шел суд никто не знал даже, где находится тело Андрея Косяка.
По версии следствия, после убийства мой сын вместе со вторым обвиняем вывезли тело и закопали его. Но, если это так, то смысла скрывать этого не было. Ростислав сказал мне, что знать не знает, где спрятано тело Андрея Косяка – второй обвиняемый вывозил его сам.
О том, где закопано тело, правоохранителям рассказал именно второй обвиняемый – он в итоге и показал место. Вывозили туда его одного, без моего сына.

-- Я думаю, что это было сделано для того, чтобы обставить это убийство, как «совершенное группой лиц». А о том, что в ИВС, где он сидел до суда, из Ростислава выбивали нужные показания – я уверена на все 100 процентов. В суде демонстрировались видеокадры, с фрагментами допросов обвиняемых – на видео отчетливо видно, что на теле сына есть побои – шишка на голове, ссадины. О том, что его пытали он заявлял и в суде: истязания заключались в заламывании рук и подвешивании в таком положении на высоту в два метра, у него порвана барабанная перепонка – одно ухо не слышит, его били резиновыми дубинками… Обо всем этом он говорил, говорил, что ему принесли в ИВС лист с «нужными» показаниями, велели выучить написанный текст и в суде все рассказать своими словами…
Но никто в этом разбираться не захотел, Ростислава осудили на 23 года…


-- Когда шел суд, делу был придан широкий резонанс – в эфире БТ вышел сюжет, посвященный этому делу. Еще до вынесения приговора сына назвали убийцей… Я не пошла на оглашение приговора, боялась, что сердце не выдержит… Меня, кстати, и с работы тут же уволили. До всего этого кошмара я работала заведующей в магазине, но после произошедшего мне сказали: матери убийцы не место в нашем коллективе. У мужа на работе тоже были проблемы, но он удержался на рабочем месте.
Родственники Андрея Косяка просили на суде только одного – чтобы им показали место, где закопан труп. Вынесенный приговор они посчитали слишком мягким, требуют расстрела, даже к президенту обратились, насколько я знаю…
Во всей этой ситуации меня смущает еще вот что: тело Андрея Косяка нашли недавно – уже после вынесения приговора. Сейчас проводятся экспертизы. Приговор уже вынесен, хоть и не вступил в законную силу. Это я к чему: если выяснится, что смерть наступила не от удушения, а от нанесения увечий другим способом, что тогда? Придется пересматривать все «выстроенное» дело. Вот только будут ли этим заниматься?

-- Вы знаете, я уже мысленно смирилась с тем фактом, что сына посадил надолго. Но то, что началось после вынесения приговора меня и заставило обратиться к вам.
Буквально сразу после вынесения приговора сын оказался в СИЗО №1 в Минске. Туда к нему приехал сотрудник ГУБоПИК и настойчиво рекомендовал взять на себя еще одно преступление – убийство предпринимателя из Березино по фамилии Метельский…
Это убийство произошло в сентябре 2016-го. Дело находится на личном контроле у Александра Лукашенко. И, по слухам, он дал указание, чтобы преступление было раскрыто до конца этого года. По крайней мере, когда Ростислава уговаривали взять на себя и это убийство ему сказали: «Так нужно президенту…».
Сын от признательных показаний отказался, после чего под конвоем был отправлен в жодинскую тюрьму №8. Сейчас свиданий мне с ним не дают, знаю только, что в Жодино его переводят из камеры в камеру, добиваясь признания. Некоторое время сын сидел в камере с инфицированным и харкающим кровью наркоманом, но вины так и не признал…
В письмах из тюрьмы он просит, чтобы я писала ему, как можно чаще, он очень боится за нас с мужем, может быть ему там угрожают тем, что с нами что-то случится…
Я понимаю только одно, если на Ростислава «повесят» еще одно убийство – я его больше никогда не увижу, потому что его расстреляют…

***
Сейчас приговор по делу Ростислава Светчикова изменит или оставит в силе Верховный суд Беларуси – дело на рассмотрении там. Заседание состоится в начале следующего года. А пока мама Ростислава Лариса Светчикова обратилась за помощью к правозащитникам – в правозащитный центр «Весна» и в «Правовую помощь населению». Женщина умоляет юристов найти механизмы для того, чтобы давление на ее единственного сына прекратилось.









X