Дикая, хотя не такая уж и редкая для нашего «правового государства» история, произошла в Лепеле. За незаконную предпринимательскую деятельность осудили молодого человека. Решением суда парня крупно оштрафовали. И для того, чтобы исполнить приговор, арест наложили на … имущество его отца.
В редакцию «Белорусского партизана» со своей бедой обратился . Вот что он рассказал:
-- О том, чтобы поменять авто, я подумывал давно, но подходящих вариантов не подворачивалось. И вот 2 апреля этого года мне позвонил сын. Он сказал, что есть подходящий вариант. В Барановичах продавался «Фольксваген гольф» по очень хорошей цене. Мы поехали. Машину мы купили. Оформил ее на себя сын, потому что я в тот день забыл дома некоторые документы. Через 10 дней – 12 апреля, по акту дарения сын переоформил эту машину на меня. Здесь важно понять, что никаких ограничений для проведения операций купли-продажи или дарения не было. Всё ж это «пробивается», и в ГАИ в том числе. Короче говоря, я стал собственником этой машины. Все документы имеются.
А еще через 2 недели, 28 апреля, на сына было заведено уголовное дело – за незаконную предпринимательскую деятельность. Дело расследовалось Полоцким межрайонным отделом Следственного комитета.
В суде «доказали», что сын, якобы, имея умысел для личного обогащения купил и продал шесть автомобилей, а это уже по нашим законам «особо крупный размер». Хотя даже в приговоре суда написано, что некоторые из этих машин он продал дешевле, чем купил. В чем обогащение? Но тем не менее, белорусская Фемида была суровой. Сыну присудили очень крупный штраф. Настолько крупный, что для того, чтобы его выплатить, ему придется лет семь не есть, не пить, не одеваться, а работать только для того, чтобы отдать этот долг государству…

-- Вот здесь-то и начинается самое интересное. В день, когда было заведено уголовное дело, ко мне домой пришли. Для описи имущества. То, есть никто и не допускал факта, что дело может закончится оправдательным вердиктом. Описали холодильник, назначив ему цену в 100 рублей, мультиварку, блендер, телевизор. Хотя эта бытовая техника сыну не принадлежала, о чем он и сделал пометку в протоколе описи. Но никого это не остановило.
Кроме того, в качестве арестованного имущества значится и тот самый «Фольксваген Гольф», который, как и вся бытовая техника принадлежит мне, а не сыну. Как можно описывать имущество, которое не принадлежит обвиняемому?! Эта машина была абсолютно законно оформлена на меня, о чем есть все документы. И сделано это было за две недели до возбуждения уголовного дела. Естественно, 12 апреля я не мог знать, что случиться 28-го.
-

Какой вывод из всего этого можно сделать. Я для себя сделал такой: все вот эти люди в погонах, следователи, прокуроры просто обнаглели от безнаказанности и вседозволенности.
Очевидно же, что ошибка налицо. Как можно наложить арест на имущество, которое обвиняемому не принадлежало? Это же грабеж. Грабеж именем Республики Беларусь! То есть фактически в стране создан прецедент: описывается любое имущество, даже не принадлежащее обвиняемому, и все для того, чтобы пополнить дышащий на ладан белорусский бюджет.

-- Сын написал апелляционную жалобу в Витебский областной суд. Указал, что машина, попавшая под арест ему, не принадлежит, что в соответствии с законом наложение ареста на эту машину абсурдно. Написано в жалобе и то, что я как собственник этого авто узнал о наложении на него ареста, только после вынесения приговора. Но жалоба оставлена без удовлетворения. Отсюда лично я делаю простой вывод: в счет уплаты штрафа сейчас негласно можно забирать имущество не только у обвиняемого, но и у его родственников. То есть сын отвечает за отца, отец за сына, - как при Сталине.