Сегодня звезда белорусской поп-музыки отмечает полувековой юбилей.

Ее называют примадонной и королевой белорусской эстрады. Но вот мы поговорили, и оказалось, что корону Инна Афанасьева не носит. Сегодня она отмечает полувековой юбилей, сохранив в себе ту юную и задорную «сарамлівую дзяўчынку», которая 30 лет назад делала первые шаги на профессиональной сцене.

Накануне двойных юбилеев заслуженная артистка Беларуси Инна Афанасьева поделилась с корреспондентом Naviny.by мыслями о творческой и личной жизни.

— Напомним читателям, что ваша взрослая артистическая карьера началась с лауреатства на фестивале польской песни в Витебске, что стало пропуском в оркестр под управлением Михаила Финберга. А вскоре вас пригласили к сотрудничеству Александр Серов и Игорь Крутой. Звали в Москву…

— Очень благодарна Игорю и Саше. Естественно, у меня как у молодой певицы не было своего репертуара. Две песни Игоря Крутого на старте карьеры — это замечательно, третья его песня была из репертуара Ларисы Долиной. С Сашей мы объездили почти всю Россию, Прибалтику и Украину, и для меня это было очень важно, ведь я приобрела необходимый сценический опыт и сразу на лучших площадках.

Были и предложения, и возможность уехать в Москву, но мне хотелось петь здесь, дома. К тому же в России в то время зарождался так называемый шоу-бизнес. Понимала: чтобы там выжить — придется интриговать, расталкивать кого-то локтями, и совершенно не была готова к этому.

“Не твоя вина”. Музыка Игоря Крутого, стихи Леонида Фадеева

Не обязательно куда-то уезжать, чтобы что-то сделать и состояться как профессионал. Хотя, конечно, у нас много артистов, которые стали популярными именно через Москву. А я довольна тем, что у меня получилось дома, здесь мои поклонники, друзья, родные. С удовольствием ездила на гастроли, люблю путешествовать и еще больше люблю возвращаться домой.

— А каковы нравы в отечественном шоу-бизнесе?

— Белорусский шоу-бизнес — самый мирный, спокойный, человеческий. У нас остались нормальные отношения, а не игра в добро и дружбу. Знаете, даже если где-то проклюнется зависть, ревность, интриги, то это так по-детски, что только вызывает улыбку. У нас потрясающие музыканты, которые могут, если нужно, помочь и делом, и советом.

К счастью, наше общество вся эта «желтизна» и «разоблачительные» ток-шоу обошли стороной.

Инна Афанасьева, 1995 год— Инна, а вы заметили момент, когда наши артисты вдруг стали «у заняпадзе». Когда на значимом для белорусов концерте выступает десант российский попсы, а наши — словно гости на своем же празднике.

— Пожалуй, я не отвечу, что случилось это в таком-то году. Белорусы тем и отличаются, что гостей любят как никто другой. Мы из последних сил накроем столы, встретим-приветим, поможем, но только по отношению к гостям, а не друг к другу. Таков уж наш менталитет. Даже в Америке я заметила, что белорусская диаспора разобщена, к сожалению.

“Сарамлівая дзяўчынка”. Музыка Олега Елисеенкова, стихи Алеся Бадака

Конечно, когда был некий подъем национального возрождения, тогда и свои артисты были в почете. И тут мы столкнулись с тем, что мы небольшая страна, объехать ее с гастролями можно очень быстро. К сожалению, у нас ценят тех, кто уехал, и гостей, не ценят и не уважают тех, кто работает в Беларуси. Даже посмотрите программу «Славянского базара» — сколько там наших артистов и гостей? У нас есть много молодых талантливых артистов, которым нужно выступать на таких площадках. Беда в том, что их просто выталкивают из страны.

Это заблуждение, что Москва или Киев из никого сделают звезду. Если у артиста изначально не было таланта и трудолюбия, то сиять он будет недолго. Эта проблема, по-моему, уже давно вышла за рамки нашей профессии. Белорусам есть чем гордиться в прошлом и настоящем, мы умеем работать, никого не предавали, а вот любить себя, уважать, понимать, что мы не последние люди в этом мире, никак не можем научиться.

— Многие наши артисты пытались попасть на «Евровидение», а вам почему это не интересно?

— Прежде всего, мне не нравится наше отношение к этому конкурсу, на него провожают как в последний бой. Нет четких критериев оценки. И потом, от артиста там далеко не все зависит, ведь с ним работает команда. Но в случае неудачного выступления будет виноват артист. Такого рода конкурс должен быть праздником.

Я не считаю себя конкурсной артисткой. У меня иной путь: поиск своего репертуара, быстро началась сольная карьера и появилась своя публика.

Обложка диска “Любовь моя…”— Инна, вы заявили, что концерт 2 ноября будет для вас последним сольным. Это заявление огорошило…

— Не хочется комментировать свое решение, поверьте, оно взвешенное и есть на то причины. А 2 ноября я хочу сделать очень красивый и запоминающийся концерт, увидеть свою любимую публику. Я не говорю, что ухожу со сцены, бросаю творчество и буду просто женой, мамой и бабушкой. Точно не будет прощального тура длиной в два-три года. Иногда буду выступать в сборных концертах, записывать новые песни.

“Я нікому цябе не аддам”. Музыка Игоря Лученка, стихи Адама Русака

— Можно ли у нас монетизировать популярность. Довольны ли вы сотрудничеством с брендом «Мара».

— Прежде всего, мне понравилось, что фабрика «Сонца» пригласила своих артистов для участия в рекламной кампании. Еще один принципиальный для меня момент, это качество рекламируемого товара. Я сама действительно пользуюсь «Марой».

В остальном это был обычный рекламный контракт с достойной оплатой. Несколько предложений я не приняла, так как почему-то контрагенты считали, что это не я буду рекламировать их продукцию, а они делать мне рекламу.

— А вашей домработнице нравится «Мара»?

— Не знаю (смеется). Сейчас у нас нет домработницы, мы живем на две страны и везде наездами. Для генеральной уборки приглашаем клининговую компанию. А поддерживать чистоту и самим нетрудно. Тем более, что мой муж не тот человек, который лежит на диване и смотрит телевизор. У нас всё на двоих, и домашние дела в том числе.

Раньше у меня была помощница по хозяйству. Это хлопотно. Сперва убираешь в квартире перед ее приходом, потом переделываешь ее работу, как тебе нужно. Единственное, что когда мы в отъезде, то в загородном доме помогают друзья.

— Инна, а какой самый нелепый слух о себе известен вам?

— После публикации интервью в одной из газет посыпались комментарии: делала Афанасьева пластику или нет. И вот один читатель пишет: она такая страшненькая в жизни, что ее даже милиционер не узнал и не пропустил на «Купалье». А я на этот фестиваль не ездила уже лет пять. И когда он там меня видел? И главное — как узнал, если я такая страшненькая.

— Вас огорчают негативные комментарии?

— Скорее, мне жаль людей, у которых нет своей жизни. И только вот таким образом они могут самоутверждаться.

“Кто ты такой”. Музыка Евгения Олейника, стихи Юлии Быковой

— Не раз слышала, как коллеги называют вас Афоней, Афонечкой. Вас это прозвище не смущает? У меня оно совсем не ассоциируется с вами, а только с киногероем.

— Меня это прозвище забавляло. Практически у всех артистов есть какое-то имя «для своих». А вот что меня коробит, так это когда звонят журналисты не последних СМИ и говорят: «Здравствуйте, Ирина. Нам бы комментарий…». Раньше объясняла, что я — Инна. Теперь просто кладу трубку: зачем отвечать на вопросы, которые даже не тебе адресованы.

— Инна, а почему вы расстались с первым мужем?

— Просто отношения себя исчерпали. Мы расстались раньше, чем официально развелись и чем об этом написали газеты. Я считаю, что не стоит афишировать личную жизнь, но в силу публичности профессии иногда приходится.

Благодарна Валере (Валерий Стрельцов — первый муж. — ред.), что мы спокойно расстались, сохранив нормальные человеческие отношения. Самое главное, что наш развод не отразился на сыне. К сожалению, я видела очень тяжелые, некрасивые разводы, причем такое поведение было и со стороны мужчин, и со стороны женщин. Ужасно, когда в эти дрязги втягивают детей, родных, друзей.

— Не страшно было расстаться с мужем? Ведь в нашем обществе много стереотипов: нет пары, в разводе — клеймо неудачницы.

— Страшно создавать иллюзию отношений, когда их уже нет. Я не боялась каких-то пауз в личной жизни. Это тоже интересный период, когда ты можешь максимум времени уделить себе, что-то осмыслить.

Не хочу никого критиковать, каждый проживает свою жизнь, но я не из тех женщин, о которых моя бабушка говорила «абы штаны былі побач». Я не верю в то, что мужчину можно удержать какими-то интригами, даже ребенком. Бывает очень обидно за наших милых, красивых, умных, работящих женщин, когда они выходят охотиться на мужчин. И готовы им многое простить, только бы соответствовать кем-то придуманным стандартам.

Иногда славянская женщина в поиске пары напоминает мне поездку на «Евровидение»: без трофея не возвращаться. Нашим женщинам, как и белорусам в целом, нужно полюбить себя, научиться наслаждаться жизнью. Пусть мужчины добиваются женщин, а не наоборот.

Инна Афанасьева с супругом Александром Котовым— Самое время рассказать о вашем муже Александре Котове.

— Наверное, у нас не так много людей, знающих о чужой жизни больше, чем о своей… Но они есть и уже всё за нас решили: для Саши статусно, что я певица, ну а меня, конечно, прельстили деньги.

Саша — бизнесмен, но не миллиардер. Мы случайно познакомились и даже не искали встреч. Потом началось очень редкое общение, но что-то мы такое близкое рассмотрели друг в друге. Я видела женщин, которые выходили замуж за деньги. Рано или поздно ими пресыщались, и если люди друг другу не интересны, то и отношения рушатся.

А нам вместе интересно. Просто гулять по осеннему парку, внезапно собраться в кино. А сколько у нас интересных, неисчерпаемых тем для разговоров! Мы любим путешествовать. У нас есть любимые места в Одессе и Паланге. Благодаря Саше я по-новому открыла для себя Питер. И он, кстати, тоже. Для него это был город для жизни и работы, теперь он посмотрел на него и глазами гостя.

Инна Афанасьева с сыном Иваном— Кто вам помогал воспитывать Ваню?

— До школы Ваня жил в Могилеве у моих родителей. Я не считала возможным и правильным брать его с собой на гастроли. Тогда ведь не памперсов, не разных бутылочек с подогревом не было. И я хотела уберечь его от большого скопления людей. Мы жили в общежитии, и это тоже не очень удобно для ребенка. В школу Ванечка пошел в Минске.

Сейчас он уже сам папа. И вот внучка Варя с первых месяцев вместе с родителями и в путешествиях, и за кулисами, но сейчас это гораздо проще.

— Сперва ваш сын учился в школе бизнеса в Варшаве, потом поступил в Академию искусств. Вы как-то влияли на его выбор?

— Нет, все решения принимал он сам. Я рада, что у нас такие отношения, когда Ваня мог спокойно сказать: родители, бизнес — это не мое. Не нужно делать из этого трагедию. Представления ребенка о профессии могут не совпадать с реальностью. Страшно, если человек всю жизнь будет занимать нелюбимым делом. Сейчас Ваня служит в Русском академическим театре имени Горького, снимается в кино и это ему очень нравится.

Инна Афанасьева с внучкой Варей— Сколько у вас на двоих с мужем детей и внуков?

— Двое детей и двое внуков. У Саши потрясающая дочка и внук! Конечно, в нашей семье, как и любой другой, есть какие-то трудности, но мы их вместе преодолеваем.

“Белые кружева”. Музыка Евгения Олейника, стихи Юлии Быковой

— Пятьдесят лет — это повод подвести некоторые промежуточные итоги? И чувствуете ли вы груз этой цифры?

— Никаких итогов не хочу подводить. Могу сказать только, что я довольна как сложилась моя жизнь. В наше время цифра 50 совсем не страшная, мы ведь и выглядим, и чувствуем себя моложе наших родителей в этом возрасте. Любая цифра не пугает, если человек о чем-то мечтает. Я не просто мечтаю, у меня есть планы на ближайшие 50 лет.

Фото БелаПАН и из семейного архива Инны Афанасьевой



Оставьте комментарий (0)