Осталось доказать это.

Большое интервью Прессбола с генеральным секретарем БФФ Юрием Вергейчиком.

- Полгода на посту генсека. Полет нормальный?

- Полгода — это сильное округление. Пять месяцев прошло. Полет... Пока не взлетел, прохожу обучение на земле.

- Что сейчас составляет вашу работу?

- По большому счету, все еще вхожу в курс дела. Работы много, и она в удовольствие. Встречи, документация, поездки в регионы. Постоянно в движении. Море впечатлений. Замечаю, что время побежало быстрее. Это напоминает мои первые годы в Солигорске. С той разницей, что теперь масштаб задач другой.

- Любой разговор о белорусском футболе — это разговор о проблемах. Какие сейчас пытаетесь решить?

- О проблемах можно говорить не один день. И по каждой дать отдельное интервью. Та же инфраструктура для детско-юношеского футбола. Интересная ситуация: ее и так не хватает, а та, что есть, не востребована в полной мере. Почему? Оказывается, из-за высокой арендной платы.

Заинтересовался этим элементарно. Взглянул из окна рабочего кабинета на поля ФК "Минск". Пустуют. Начал вникать — ну да, арендовать дорого. В результате футбольные школы — и государственные, и частные — вынуждены проводить тренировки в плохих условиях. На каких-то школьных стадионах, где ни раздевалок, ни освещения. Сейчас темнеет рано — скоро перейдут в залы. Потому что в других местах аренда тоже дорогая. Доходит до 300 рублей в час. Проблема? Конечно. Она существует не только в Минске. Приехали в Могилев. Стадион "Торпедо", хорошее поле. Спрашиваем у Михаила Басса: почему никто не тренируется? А мы арендную плату ждем — кто заплатит, того и пустим. При этом ребятам из школы "Днепра" тренироваться негде. Обращаются в СДЮШОР, а там своих десять возрастов. Недавно встречался с председателем Могилевского горисполкома. Понимание найдено, ждем решение по отдельному стадиону для этих целей.

- В ручном режиме все проблемы не закрыть.

- Занимаемся этим глобально. Идея такая, чтобы детские школы могли использовать гособъекты либо за минимальную плату, либо вообще безвозмездно. Поддержка есть, возможно, в ближайшее время ситуация изменится. В Минске беда с известными детскими школами. Куда подевались СДЮШОР-5, "Мотор", "Торпедо"? Исчезли. СДЮШОР "Динамо" — государственная структура — после реконструкции стадиона "Динамо" потеряла учебно-тренировочную базу. Чемпионат города в основном выигрывает ФК "Минск". Вопросов нет: хорошая материальная база, популярная школа, все туда хотят попасть. Но ей не с кем соревноваться. Конкуренции нет. Да, есть школа ФК "Динамо-Минск". А кроме? Может, только РЦОП-БГУ Пигулевского. Да и там тесно — на одном поле вынуждены уживаться основная команда, женская, дети.

Тоже серьезная проблема, которую надо решать. Мы пытаемся, но это долгий процесс. Необходимо, чтобы в каждом районе Минска была достойная школа. Хотя бы чей-то филиал, но лучше — автономная. Чтобы ребенку не приходилось добираться на тренировку через полгорода, а достаточно было проехать пару остановок. Условно Заводской район — это "Торпедо". Веснянка — ФК "Минск". И так далее. Во Фрунзенском районе 400 тысяч жителей, а хорошей футбольной школы нет. Только частные, но они небольшие — с охватом детей, как правило, от семи до десяти лет. Нужна самодостаточная, с полноценной инфраструктурой, с полным циклом воспитания игроков.

Много можно о проблемах говорить... Создание в регионах футбольных академий — в идеале не обособленных, а привязанных к ближайшему клубу. Важнейшее направление, без этого никуда. Взять опять же Минск. Где стадионы "Спутник", "Взлет", "Луч"? Их нет. "Орбита" и "Трудовые резервы" перепрофилированы. Как и поле СДЮШОР-5 в парке Горького, где играют в хоккей на траве. Я не против других видов спорта, той же легкой атлетики. Но нужно сделать так, чтобы на эти стадионы вернулся футбол. Или пусть это будет другое место — с новой синтетикой, раздевалками, и чтобы там базировалась близлежащая детская школа. Над этим тоже работаем. Создаем проект "Мой футбольный стадион". Подыскиваем подходящие площадки, где можно постелить искусственные поля. Правда, без государственной поддержки этот процесс может затянуться на долгое время.

- Вы говорите о детско-юношеском сегменте. Это сегодня основная задача генерального секретаря?

- Разве это мелочь? Это фундамент. Вот в клубах есть группы подготовки. Считаю, здесь тоже все должно быть поставлено на серьезную основу. Чтобы работа велась от набора до выпуска. А многие клубы высшей лиги до сих пор выходят из ситуации очень просто — заключают договор с какой-нибудь школой. А что там за тренировочный процесс, какие тренеры и воспитанники — никто это не контролирует.

- Давайте о сборной. Как вам недавние матчи с Люксембургом и Молдовой?

- Если кратко, то, считаю, своим потенциалом мы в этих поединках до конца не воспользовались. Понятно, шансы остаются, и они довольно высокие. Мы все желаем сборной успеха. Но она может и должна играть сильнее.

- Если не займем первое место, это будет катастрофа?

- Я сегодня не думаю о плохом. Надеюсь на лучшее. Убежден, мы сильнее и Люксембурга, и Молдовы. Осталось доказать это.

- Ноябрьские матчи — момент истины для Игоря Криушенко?

- Давайте не будем так ставить вопрос. Мы в хорошем контакте с Игорем Николаевичем. Приходили на тренировку, интересовались, как команда готова, есть ли травмированные, хорошо ли организован сбор. Никакого давления, никаких советов — этим можно только навредить. Все решения принимает главный тренер. Он же отвечает за результат.

- "Молодежка" закончила квалификацию на четвертом месте. Плохо?

- У нас здесь традиционно высокие ожидания — с тех пор, как выходили на EURO, попадали на Олимпиаду. В последние годы, конечно, картина сильно изменилась. Выйти из группы не удается. Этот цикл исключением не стал. Не порадовал ничем. Результат, считаю, неудовлетворительный.

- Со всеми вытекающими для Людаса Румбутиса последствиями?

- Посмотрим. Это решать исполкому федерации.

- Объясняя неудачу "молодежки", Румбутис раскритиковал сокращение высшей лиги. Вы ведь тоже сторонник 16-командного формата?

- Всегда им был. Сразу скажу: я понимаю логику сокращения. Высокая конкуренция, играют сильнейшие, уровень, интрига. Но у всего есть издержки. Наш футбол так устроен, что живет во многом за счет господдержки. Она распространяется только на клубы высшей лиги. Меньше команд — меньше финансирование. И меньше групп подготовки. Когда лигу сократили, потеряли много ребят. Они оказались невостребованными, пошли в первую лигу. А какие там условия, материальная база, тренировочный процесс? Игроки теряют мотивацию, перестают прогрессировать и заканчивают.

Второй момент — популяризация. Посмотрите, сколько региональных команд просели. Мозырь, Бобруйск, Сморгонь, Лида... Даже в областных центрах не везде все благополучно. Как этим клубам развиваться? Большим стимулом может стать шанс пробиться в высшую лигу. А там к тебе приедет БАТЭ, минское и брестское "Динамо", "Шахтер". Будет подъем, внимание, движение вперед.

Простая аналогия. Платини и "путь чемпионов". Ну не дурак же он, что выдумал такую схему. Это позволило БАТЭ пробиваться в групповые раунды еврокубков, зарабатывать, развиваться. В Борисове появился новый стадион, футбол стал социальным явлением. Сильно от этого пострадала Лига чемпионов? А сколько приобрел отдельно взятый клуб? Было бы такое возможно без "пути чемпионов"? Вот вам и ответ.

Вопрос формата высшей лиги многогранный. Здесь должны учитываться все факторы — не только спортивный. Я убежден, что оптимальное решение в наших условиях — 16 клубов.

- Новым техническим директором федерации стал Дмитрий Касенок. Это кадровое решение инициировали вы. Чем не угодил Кирилл Альшевский?

- Начну с того, что технический департамент — очень большой и ответственный участок работы. Это академия федерации, массовый футбол, юношеские сборные, обучение тренеров, научно-методическое и медико-биологическое сопровождение тренировочного процесса. Огромный пласт. В моем понимании, управлять этим должен человек освобожденный — не занятый параллельно другой работой.

Кирилл Альшевский — главный тренер юниорской сборной. У нас был с ним разговор. Он сказал, что дальнейшую жизнь связывает именно с тренерской деятельностью. Поэтому техническим директором стал Дмитрий Касенок. Я его хорошо знаю по совместной работе в Солигорске. Кандидат наук, работал на кафедре футбола и хоккея в БГУФКе, прошел путь от детского тренера до ассистента в штабе национальной сборной. Опытный человек, он справится с этой работой.

- Юношеская и юниорская сборные завершили выступления в квалификации ЧЕ. Первая вышла в элитный раунд, вторая вылетела. Есть чему радоваться?

- В прошлом году было гораздо хуже — обе команды провалились. А сейчас юноши прошли дальше — причем у Михаила Мархеля это второй успех подряд. Юниоры тоже были к этому близки. Все решило поражение от швейцарцев с минимальным счетом. Кстати, вот еще одна проблема. В юношеском футболе у нас нет стройного календаря. Сказать шире — нет системы. Или как назвать ситуацию, когда кандидаты в юношескую сборную вынуждены разрываться на несколько фронтов? Старшая "лицензия", первенство дублеров, юношеская сборная... И везде нужен результат. А если тебя еще и к основе в клубе подпускают... За сезон получается около 60 встреч. Взрослые столько не играют! А здесь 17-летние парни. При этом большинство матчей проходит в выходные. Иногда приходится выходить на поле по несколько дней подряд. Вот так мы и загоняем, "убиваем" ребят. Причем каких?! Лучших. Они потом до "молодежки" не дорастают, не говоря о национальной команде. Некоторые, знаю, заканчивают с футболом из-за серьезных проблем со здоровьем. Поговорите о юношеском футболе с Касенком, он вам больше расскажет...

- Поговорим.

- Кроме этого, назрели изменения в 191-й указ. Конкретно — нужно повысить возрастной ценз перехода во взрослый футбол с 18 лет до 21 года. Потому что ребята, попадающие в этот зазор, остаются без поддержки и исчезают. У нас не такая большая страна — к игрокам, тем паче талантливым, надо относиться более внимательно.

Кстати, в марте запустим интернет-систему регистрации футболистов — COMET. Решение принято месяц назад на исполкоме. В ней будут все данные об игроке, начиная с пятилетнего возраста. Наконец получим точное количество занимающихся футболом в стране. До сих пор Минспорта дает одни цифры, федерация другие. Учет очень важен. Хотя COMET это не только игроки. Система будет учитывать все — тренеров, судей, соревнования. Даже карточки и дисквалификации. Такая автоматизация исключит в принципе вероятность повторения "дела Веремко".

- Давайте про женщин поговорим. Вернее, про ваши июльские тезисы в телеинтервью — мол, женщина должна рожать, а не играть в футбол. Большой шум поднялся в интернете, даже извиняться пришлось...

- Там же как было? Отвечал на вопрос корреспондента, интервью было не в прямом эфире. Высказался как частное лицо, не более. Сразу понял, что такие слова генеральному секретарю федерации говорить нельзя. Попросил при монтаже этот фрагмент убрать. Телевизионщики пообещали, но почему-то не сделали. Вот и вся история. Конечно, нельзя быть категоричным, тем более в таких тонких вопросах. Естественно, БФФ и дальше будет развивать женский футбол. Ничего против него я как функционер не имею.

- Вы много лет отдали Солигорску. Удается сегодня наблюдать за чемпионатом с нейтральных позиций?

- Намекаете на мои симпатии к "Шахтеру"? Так у меня они только к людям. Особенно к тем, к чьему становлению имею отношение. Как, например, к Андрею Леончику. За многих ребят переживаю. И не только в Солигорске. В "Витебске" играет мой сын. Конечно, желаю ему удачи. Это все личное. С профессиональным его никогда не смешиваю. Могу вспомнить слова Курненина. Повздорили с ним когда-то очень сильно. Потом он остыл и говорит: "Юра, больше всего я тебя уважаю за одно — за принципиальность". Вот мой принцип: у всех должны быть равные условия. От старта до финиша.

- На стадионах вас нередко можно видеть в компании с министром спорта. Сергей Ковальчук тяготеет к футболу?

- Да, он старается посещать матчи. Мне импонирует, что министр не просто любит футбол, но и разбирается в нем, хочет изменить к лучшему. Знает историю, владеет статистикой. Многим интересуется. Я был удивлен такому вниманию. И если возникает возможность пообщаться, стараюсь ее не упускать. Поддержка со стороны Минспорта федерации только на пользу. Вопросы развития футбола наиболее эффективно решаются лишь совместными усилиями.

- Сергей Румас стал премьер-министром. Это отдалило его от федерации?

- У меня нет такого ощущения. Даже на столь высокой должности Сергей Николаевич находит время для футбола. И клубам помогает, когда просят. Мы на связи. Буквально перед нашим интервью он звонил. Обсудили кое-какие вопросы.

- С Сергеем Сафарьяном ваши полномочия строго разграничены?

- Если вкратце, у него своя зона ответственности, у меня своя. Пересечения иногда бывают — это решается в рабочем порядке. Наверное, это все, что можно сказать.

- Если сборная займет первое место в группе Лиги наций, БФФ получит от УЕФА бонус — полтора миллиона евро. Премиальные игрокам обещаны хорошие?

- Цифры команде озвучил председатель федерации. Не готов их оценивать. Хотя, думаю, для ребят деньги не главное. Все же это сборная страны, а попадание на чемпионат Европы — мечта каждого футболиста. Это важнее премиальных.

- Румас не раз говорил, что на следующий срок баллотироваться не будет. Спрошу витиевато, но предельно понятно: мартовская конференция может повысить статус Юрия Вергейчика в федерации футбола?

- Что угодно может быть. До марта еще далеко. А работы много. Давайте отвечу так: от качества этой работы все и будет зависеть.