Премьер-министр Сергей Румас заявил послу КНР в Беларуси, что надо решить трудности с входом белорусских предприятий на рынок Китая. С чем это связано?
На встрече с Цуй Цимином на прошлой неделе руководитель белорусского правительства также сказал:
«Я вынужден с сожалением констатировать, что уровень торгово-экономических отношений не дотягивает до уровня политических».

Власти регулярно рассказывают об успехах сотрудничества с Китаем. Например, весной этого года сообщалось, что Беларусь стала шестой страной в мире, которая сможет поставлять мясо птицы в Поднебесную.
Но общие цифры далеко не радуют. В 2017-м по данным Белстата отрицательное сальдо во внешней торговле с Китаем достигло 2,38 млрд долларов, значительно увеличившись по сравнению с последними годами. Объем экспорта белорусских товаров сократился почти на 23,3%.
Как теперь стоит оценивать сотрудничество с китайцами?
1536610512.jpgОткрытие магазина белорусских товаров в Китае. Фото: посольство Беларуси


Экономист Лев Марголин называет UDF.BY причину, по которой белорусский экспорт в Китай остается незначительным.
«Как правило, Китай не вводит тарифных ограничений на импорт иностранной продукции. Там настолько дешевый рынок, что другим с местными товарами очень трудно конкурировать – если это не уникальная и не высокотехнологичная продукция», – говорит Лев Марголин.
Он рассматривает претензию со стороны Сергея Румаса в контексте того, что белорусские власти всерьез взялись за развитие экспорта в Китай.
«Возможно, действительно есть варианты, при которых правительство Китая может оказать содействие. Хотя, честно говоря, сомневаюсь. Не думаю, что есть какие-то значительные преграды для нашего импорта», – считает экономист.
Огромное отрицательное сальдо в торговле с Поднебесной Лев Марголин комментирует так:
«Китай нас обхитрил? В какой-то степени да. Мы постоянно воюем за китайские кредиты, но они, как правило, связанные. Как только нам выделают 500 миллионов долларов кредита – считай, на ту же сумму к нам течет китайская продукция. Причем независимо от того, самое ли это лучшее и дешевое предложение или нет. Как только мы от этого «отвяжемся», ситуация с торговым балансом станет лучше», – говорит экономист.
Но все же уйти от отрицательно сальдо вряд ли поучится, считает Лев Марголин. Заинтересовать китайских потребителей белорусскими товарами будет сложно, а нам от китайского импорта не уйти.


Доктор экономических наук Борис Желиба обращает внимание, что белорусский импорт в Китай и так относительно невелик (362 миллиона долларов за прошлый год), но если присмотреться к нему, ситуация будет выглядеть еще хуже.
«Китай не в восторге от наших товаров. Главный продукт, который мы поставляем – калийные удобрения. Остального импортируем понемножку, в том числе продовольствия. Естественно, в такой ситуации в правительстве присутствует желание выправить торговый баланс, сделать его более-менее сбалансированным», – отмечает Борис Желиба.
Заявление премьер-министра для него остается в какой-то степени загадкой.
«Для такой большой страны как Китай белорусский импорт не столь заметен, их рынок может переварить все, для них пустить небольшую страну на свой рынок – не критично. Остается только догадываться, какие там могут быть препоны для отечественной продукции. Может быть, позже последует более конкретная информация от наших чиновников. Но, возможно, вопрос лишь в том, чтобы качественно разведать, какие именно наши товары могут быть востребованы в Китае», – говорит Борис Желиба.
Когда Россия закрывает по тем или иным причинам свой рынок для белорусских товаров, власти возмущаются этим во весь голос. Почему подобного не происходит в отношениях с Поднебесной?
«Российский рынок для нас жизненно необходим. Туда идет половина белорусского экспорта. А оборот с Китаем по сравнению с российским – небольшой. К тому же у многих стран с Китаем отрицательное сальдо, в том числе у США. Но нам, конечно, нужно выправляться насколько это возможно», – отмечает Борис Желиба.