Лечебно-трудовые профилактории достались нам в наследство от советского прошлого. Но если тогда от алкоголизма лечили в обязательном порядке, то сейчас — исключительно по желанию самого пациента.
Далеко шагнувшая вперед за эти 80 лет наркология уже точно знает: зависимость от спиртного не лечится. Это болезнь на всю жизнь. Максимум, чего достигает алкоголик, твердо решивший вести трезвый образ жизни, — стойкой ремиссии. И отправной точкой к ней может стать лечебно-трудовой профилакторий.
— В ЛТП алкоголизм не лечат, — расставляет все точки над «i» заведующий 4-м наркологическим отделением УЗ «Городской клинический наркологический диспансер», врач психиатр-нарколог Валерий Кравец. — Да, на время пребывание в профилактории выдергивает пациента из привычной среды, где он постоянно употребляет спиртное. Но проблема в том, что за период нахождения в ЛТП не уходит основная проблема алкогольной зависимости — сильнейшая тяга к спиртному. Поэтому, как только из профилактория выходят на свободу — почти сразу срываются. Снова начинают пить, чтобы пережить эйфорию, снять привычным способом нервное напряжение. Ведь сдерживать свою тягу алкоголик не научился.
Валерий Кравец признает, что обязательная в ЛТП трудотерапия — важный компонент лечения зависимости от спиртного, но не единственный. Наряду с физическим трудом для алкоголика необходима психологическая работа над собой. Без этого второго компонента лечение алкоголизма, увы, неэффективно. Как доказательство тому: около половины сегодняшних пациентов ЛТП попали туда не впервые. Да и в самом Департаменте исполнения наказаний МВД Республики Беларусь подчеркивают: в профилакториях вырабатывается устойчивая ремиссия к употреблению спиртного. Но, выходя за порог такого учреждения, каждый сам выбирает свой путь.

Тем не менее в лечебно-трудовых профилакториях не теряют надежды найти способ надолго вернуть к трезвому взгляду на жизнь как можно большее число пациентов. Например, сейчас в витебском ЛТП проводят своего рода эксперимент. В пилотном проекте участвует всего 16 женщин из двух профилакториев. Каждая из них попала в ЛТП впервые и очень хочет перестать пить. Живут участницы проекта отдельно от остальных, работают на одном предприятии и охотно лечатся. Причем по индивидуальной программе. В Витебском областном УДИН говорят, что пока подводить итоги всего эксперимента рано, но его промежуточные результаты положительные.
Другой проект сейчас реализуется в ЛТП Новогрудского района. Там используют метод, не имеющий аналогов в мире. Он включает в себя психологические тренинги, трудо-, библио- и даже арт-терапию. На разработку этой программы у сотрудников Республиканского научно-практического центра психического здоровья ушло полтора года. И хотя пока подводить итоги проекта также рано — эксперимент идет всего 4 месяца, его промежуточные результаты радуют.
Если хоть один из этих экспериментов докажет свою эффективность, используемую в них методику возьмут на вооружение и другие ЛТП. Возможно, тогда лечебно-трудовые профилактории станут в большей мере лечебными, чем трудовыми. И тем самым дадут вышедшим из их стен алкоголикам больший шанс на долгую ремиссию.
1536080708.jpg
У сотрудников милиции на вопрос, кому и зачем нужны лечебно-трудовые профилактории, свой взгляд. И в нем по большей части учитываются интересы не самих алкоголиков, а тех, кто их окружает.
— . Когда к врачам приходит такой человек, они ему говорят: лечись, кодируйся. Мы говорим то же самое. У милиции также нет необходимости отправлять как можно больше совершивших правонарушение в состоянии алкогольного опьянения в ЛТП. У нас одна задача — чтобы оперативная обстановка в области была спокойной, — объясняет начальник управления охраны правопорядка и профилактики МОБ УВД Александр Кисель. — Поэтому прежде всего мы проводим профилактическую работу с потенциальными пациентами ЛТП, а таких на Минщине 5311 человек. Все они были привлечены к административной ответственности за правонарушения в состоянии алкогольного опьянения. И каждый из них, совершивший три правонарушения, будет направлен на первую медкомиссию, которая решит: нуждается ли человек в направлении в ЛТП. Если ответ положительный, мы официально выносим предупреждение о направлении в профилакторий при условии, что гражданин в течение года после прохождения комиссии совершит правонарушение. В таком случае врачи собираются повторно, а мы готовим материалы в суд. Но и там человеку, как правило, идут навстречу: если гражданин закодировался, его не станут направлять в ЛТП.
Каждый четвертый потенциальный пациент профилактория совершает противоправные поступки в отношении своей семьи. И именно такие алкоголики — первые кандидаты на годовую «путевку» в ЛТП. Семейных дебоширов в профилактории, как правило, отправляют с вполне гуманной целью: чтобы их близкие смогли отдохнуть от родственника-алкоголика хотя бы год. За 7 месяцев этого года в ЛТП попало 112 таких семейных скандалистов. А всего в профилактории с начала года направлено 628 жителей области.
Александр Кисель добавляет: для милиции ЛТП — не только возможность помочь членам семьи пьяницы хотя бы на время вздохнуть свободно, но и предупреждение более тяжких преступлений со стороны выпивох-тиранов.
— За 7 месяцев этого года у нас увеличилось количество убийств на почве семейно-бытовых отношений — с 9 до 17. В большинстве случаев преступники находились в состоянии алкогольного опьянения, — отмечает Александр Кисель.
В советское время пациенты ЛТП принудительно проходили курс рефлексотерапии: им кололи специальные препараты, вызывающие неприятие организмом алкоголя, и давали выпить. После выпитой дозы начиналась мучительная рвота. Процедура повторялась несколько раз, что должно было вызвать отвращение к алкоголю и стремление бросить пить. Однако вскоре такой способ лечения был признан неэффективным, поэтому канул в Лету вместе с развалом Страны Советов.
Все увиденное в ЛТП прокуроры отра­зили в справке, составленной 29 сентября 1972 года. В ней отмечается множество нарушений. Прежде всего: не все советские республики организовали у себя профилактории. Прокуроры не обнаружили их в Армянской и Азербайджанской ССР. Имелись претензии к качеству трудового перевоспитания пьяниц. Во многих ЛТП не было своей производственной базы, поэтому алкоголиков отправляли на работу за пределы профилактория. И оставляли там без присмотра. В итоге многие из элтэпэшников продолжали пить, буянили и устраивали побеги.
Отмечен в справке и плохой надзор в ЛТП. Из-за этого в профилактории совершалось больше преступлений, чем, например, в исправительно-трудовых колониях. В ряде ЛТП пациентов не лечили от алкоголизма месяцами. Из-за нехватки врачей-наркологов.
Администрация многих профилакториев очень лояльно относилась к пациентам: в отпуск от 3 до 10 дней их отправляли регулярно, хотя обязаны были делать это только в самых исключительных случаях. Например, в связи со стихийным бедствием. Нередко возвращать из «отпуска» алкоголиков приходилось уже принудительно.
В справке прокуратуры отражены и вопиющие нарушения со стороны персонала ЛТП: они использовали алкоголиков в качестве домработников и помощников по огороду, при этом нередко пили вместе с ними.
По итогам проверок Генпрокуратура сделала следующие выводы: «В целом же, несмотря на принимаемые меры, в работе по назначению и исполнению принудительного лечения имеется еще много нарушений законности, а эффективность принудительного лечения злостных пьяниц остается еще низкой. Значительная часть ранее освобожденных из профилакториев продолжает злоупотреблять спиртными напитками, многие из них нарушают общественный порядок и правила социалистического общежития».

Алкоголиков принудительно лечат во многих странах. В Швеции, Италии, Германии больных алкоголизмом помещают в специальные лечебные центры. Принудительное лечение назначается судом. А в некоторых случаях решение о принудительном лечении может вынести прокурор (во Франции) или полиция (в Финляндии).
В Японии для помещения в медцентр достаточно подозрения в алкоголизме. А вот в Канаде для начала принудительного лечения необходимо установить факт зависимости от спиртного. В Великобритании — доказать, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами. Законы о принудительном лечении от алкоголизма и наркомании есть почти во всех странах Азии.
Везде главным основанием для принудительного лечения является опасное поведение алкоголика — как для самого себя, так и для окружающих.