Белорусский сценарист, продюсер и режиссер Андрей Курейчик высказал свое мнение о выдвинутом от Беларуси на "Оскар" фильме "Хрусталь".
Коллеги позвали на премьеру фильма "Хрусталь" Дарьи Жук. Хочу сказать, что это прекрасное фестивальное кино, которое абсолютно заслуженно получило награды фестивалей, и наверняка еще получит их немало.
О самом фильме написано много критики, я лучше не напишу. Но вот какие у меня мысли.
Для меня "Хрусталь" венчает тенденцию, которую, почему-то наше кинособщество и критика пропустила, а её стоит обсудить.
А тенденция состоит в том, что крупнейшие относительно белорусские фестивальные ленты последних лет "В тумане" Сергея Лозницы (премьера Канны), "Туфельки" (Монте-Карло) и "Свидетели" (ММФК) Константина Фама, "Хрусталь" Дарьи Жук (Карловы Вары), делались по одной и той же схеме: режиссер, который давным давно живет на Западе (Лозница много лет назад обосновался в Берлине, Костя вечность живет в Лос-Анжелесе, Дарья в 16 лет в середине 90-х уехала в Нью-Йорк и с концами), приезжает в Беларусь снимать кино за западные бюджеты, но на относительно белорусскую проблематику и на белорусском материале (первые - проблематику Отечественной войны в Беларуси, Дарья - 90-х годов тут же), привлекая местные продакшены, часть артистов и позиционируя это, как относительно совместное белорусское кино.
Плюсы этой тенденции в том, что бюджеты всех этих картин на несколько порядков выше тех, которые имеют независимые кинематографисты в Беларуси (больше 400 тысяч евро стоил "Хрусталь", более двух миллионов евро "В тумане" и "Свидетели" против тысяч или максимум десятков тысяч, на которые снимают независимые режиссеры тут), свободы гораздо больше, есть изначальная интеграция в Европейскую фестивальную жизнь, да и наши продакшены гораздо более открыты для нерезидентов, но с белорусским бэкграундом и с хорошими бюджетами.
Что говорить, если даже государственный "Беларусьфильм", который всегда брезговал и заносился перед местными независимыми кинопроизводителями, в этих случаях всегда готов на роль "принеси-подай" и долю в 4-7 процентов (естественно, в надежде оказаться на красной дорожке какого-нибудь фестиваля).
Бывали в этой тенденции и не такие успешные прецеденты (хотя в любом случае они её подтверждают): Уильям Девиталь-Васильков, из того же Лос-Анжелеса приезжал снимать национальное кино о Беларуси, молодой Кирилл Нонг оттуда же прилетел, чтобы показать как "снять на поражение".
Все они снимали в Беларуси то, что тут восторженно называют "белорусским кино". А по ту сторону границы, во всех каталогах и интервью, называют почему-то "русским", "американским", "европейским" и разным другим... Ну, ради Бога.
Я это называю "синдромом Виктории Азаренко". Прекрасно жить в Америке, быть абсолютным бенефициаром американского благополучия, платить там налоги и ездить по американскому паспорту, а сюда приезжать только за наградами от Лукашенко, и в этот момент вдруг становится "белорусской теннисисткой". "Синдром Азаренко" в белорусском кино говорит только об одном, -- внутренний рынок все еще не сложился.
В этом смысле, вы уж все меня простите, дорогие мои, но у меня еще больше искреннего уважения к тем белорусским режиссерам, которые, живя здесь, не смотря ни на что, за копейки снимают в Беларуси независимое или нонконформисткое кино: Андрею Кудиненко, Владе Сеньковой, Юлии Шатун, Сереге Талыбову, Максу Сирому, Андрею Голубеву, Митрию Семенову-Алейникову, Виктору Аслюку, Никите Лаврецкому, да и покойному Саше Колбышеву. Себя я тоже к ним отношу. Потому что мы жили и живем в другой реальности.
Это, конечно, приятно уехать в Лондон какой-нибудь, стать корреспондентом Ассошиейтед пресс, прожить там двадцать лет, затем приехать в Беларусь с крутейшей пресс-картой, суточными в фунтах и новейшей камерой и сделать обалденный репортаж из колхоза. Вернуться обратно в свой Лондон и получить там кучу журналистских премий.
А ты поработай в "БелаПАН" или на "Тут.бае", когда тебя шмонают, запрещают выезд из страны, заводят уголовные дела. Поработай годы, за эту зарплату, точно также делая репортажи из того же колхоза.
Простой вопрос: живи Лозница, Фам, Жук в Беларуси, сняли ли бы они свои фильмы так и за такие бюджеты? Живи они тут, имели бы они такие возможности? Не уверен. А почему?
Потому что New York Art Council дал грант Даше на съемки фильма о какой-то там далекой Беларуси и девушке, желающей свалить из страны, а отдел идеологии Мингорисполкома бы не дал. Вот и всё. Немецкие фонды дали Лознице полтора миллиона евро на белорусского писателя Василя Быкова, а Дрига бы не дала. Потому что Быков послал Лукашенко в жопу.
Конечно, всем вменяемым режиссерам Беларуси взять и уехать на Запад - выход. Шансов снимать там кино - больше. Доступ к ресурсам - гораздо шире. А практика показывает, что можно отлично жить на Западе, хоть с детства, хоть с рождения, и при этом прекрасно оставаться "белорусским режиссером". И примут тебя тут гораздо лучше, если ты живешь за границей.
Но что-то мне в этом пути не нравится... Не нравится и всё. Как не нравится, как по-белоруски говорят в Серегином "В тумане". Хотя тем, кто читает фестивальные субтитры в Каннах, было всё-равно...
Но это так. О тенденциях. О ситуации вообще.
А конкретно в "Хрустале" мне очень понравилась роль Светы Аникей, а главная героиня ну прям очень похожа на одну мою одноклассницу. И ещё, лично для меня. 90-е в Беларуси - это прежде всего погоня и бел-чырвона-белый... Это короткий момент национального возрождения. Мне жаль, что фильм все это обошел. Мне этого не хватало.
Дарье Жук, Валере Дмитриченко и всем причастным искренние поздравления с премьерой!