Жители Слуцка называли городской парк культуры и отдыха парком советского периода. Почти десять лет назад демонтировали карусели, на которых выросло не одно поколение случчан. На покупку новых нет средств, заявляло руководство.
Пару раз в году в город приезжали передвижные аттракционы, к которым выстраивались очереди. Спрос на развлечения огромный — в шестидесятитысячном городе погулять с детьми больше негде.
В начале лета мы пришли туда с двухлетним сыном. Я не поверила своим глазам: установили «колесо» для малышей, а рядом две карусели. Сын рванул к ним. Обслуживал ребятню один мужчина: усаживал, пристегивал ремни безопасности…
Мой просит покататься на «Чайном сервизе». Билетик стоит три рубля. Одного отправить кататься не могу — вдруг испугается. А шесть рублей платить за три минуты счастья — дорого, думаю я.
— Вы можете кататься вдвоем — заплатите за один билет, — словно читает мои мысли хозяин всего этого детского счастья.
Разговорились. Семья Виталия Слатвинского переехала из Казахстана в Беларусь пять лет назад.
— Мы зашли в ваш пустынный парк и подумали: надо открывать аттракционы.
От идеи до воплощения прошла неделя, вспоминает Виталий.
— Узнали, чья это территория, пошли в ЖКХ. Нам сказали: пишите заявление и выделили площадку. Купили батут и надувной бассейн с водными шарами.
В следующем сезоне решили привлечь взрослых: приобрели тир, поставили палатку. Выкупили неработающую карусель у минской предпринимательницы — ей неудобно было из Минска в Слуцк ездить. В этом году Виталий обзавелся еще шестью аттракционами — установили пока три.
— Нам говорят: в парке нет места... Непонятно! Слышал от людей: «Сколько лет в парке ничего не было. Украли детство у детей». Нас зовут в Солигорск: «Приезжайте, будем набережную делать, перевозите свои аттракционы к нам».А тут якобы отдел архитектуры райисполкома запрещает делать площадки в парке, потому что мало травы. Ну это же глупость! Тут всегда стояли аттракционы. Я ведь не лезу в центр: там должна быть своя атмосфера, чтобы люди могли отдохнуть, посидеть на лавочках.Виталий показывает на помещение, где много лет работал автодром.
— Два года мы не можем запустить его по новой. В ЖКХ мне сказали, что через 10 лет сами начнут там работать. Я говорю: так дайте мне до 2028-го поработать!
1535441413.jpg
Виталий хотел арендовать помещение.— В прошлом году директор ЖКХ мне пообещал, что запустимся до 3 июля. Я обзвонил поставщиков, нашел машинки, оплатил. А потом руководство ЖКХ передумало: вместо аренды предложили купить. Согласился, но не знал, что это будет тянуться полтора года. Недавно автодром (столбы, обтянутые сеткой) выставили на продажу — 14 000 долларов. Да за эти деньги можно купить однокомнатную квартиру или новую машину!
По словам Виталия, аукцион не состоялся — не нашлось участников:

Клетка та уже 15 лет не используется. Я не прошу бесплатно. Земля не продается, она в аренде — речь лишь о сооружении. Почему бы не продать его по разумной цене человеку, который откроет там автодром, будет платить аренду за землю и налоги в бюджет? Плюс мы бы новые рабочие места создали.Автодром — это же визитная карточка парка, как и колесо обозрения. А зимой там можно сделать каток для малышей…
— Если вы будете арендатором, вас в любой момент могут выставить.
— Скорее всего, что так. Мы первые открыли тир, в ЖКХ посмотрели и сказали, что на следующий год его в парке не будет. Спрашиваю: почему? Невыгодно, отвечают, потому что «у нас будет свой тир».
Если бы не председатель исполкома Янчевский, мы остались бы без ничего. Он понимает, о чем речь идет. Ведь у народа должен быть выбор: за три рубля стрелять или за два.
Кстати, в этом году нам аукцион устроили на площадки для аттракционов. Сколько мы ни говорили ЖКХ, что нужно быстрее это сделать, никто не слышал. Спасибо зампредседателю исполкома Бондаревичу — он быстро все оформил.
— Там людям идут навстречу. Политика такая: делайте что хотите — платите вовремя налоги, не нарушайте закон, но только не просите у нас пособий.
Декрет № 7 о содействии предпринимательству Виталий не изучал, а на вопрос, стало ли легче работать, отвечает:
— Все как было, так и есть. Президент одно говорит, а на местах — другое делают.

— Что вам нужно для уверенности в завтрашнем дне и развития бизнеса?
— Долгосрочная аренда. В ЖКХ говорили, что в следующем сезоне аукцион проводить не планируют, и мы будем иметь первоочередное право заключить договор аренды на эти площадки.Есть еще одна проблема. Начальник отдела аренды ЖКХ сказала, что нужно демонтировать все аттракционы на зиму. Я спросил: почему?
У меня большие аттракционы — там кабеля проложены, проекты согласованы. Ладно, батут и бассейн сдул и увез. А так еще придется в новом сезоне снова за установку каруселей платить — дополнительный расход.
Я узнавал: в Минске никто не демонтирует аттракционы в парках — предприниматели платят аренду в 5 раз меньше, чем летом. Вот и получается, словно
— Если придется демонтировать качели, мы сюда не вернемся в новом сезоне: поедем в Солигорск, — делится планами Виталий.
Сын тащит меня к огромному батуту, похожему на сказочный городок.
— Это единственный аттракцион от ЖКХ, — с гордостью говорит сотрудница в палатке, которая, скорее, похожа на будку.
— Оплачивайте билет, — обращается усатый пожилой мужчина в униформе (как позже выясняется — электрик).За 25 минут три рубля. Обычно сын проводит там не больше пяти минут.— Давайте договоримся, — предлагаю. — Если ребенок останется там больше, чем на пять минут, я заплачу.
Но не проходит и пяти минут, как мне кричат: «Женщина, оплачивайте билет!»
Подхожу к будке: сотрудница пробивает билет и протягивает его коллеге — та надрывает чек.
— Мы уже закрываемся, вообще-то, но как уйти, если дети вечером сюда тянутся, — говорит сотрудница.
Аттракцион работает до 18.00, на часах начало седьмого.
— Так вам, может, премию за сверхурочную работу выпишут?
— Обещали 10 процентов от прибыли, — отвечает электрик. — А потом сказали, что деньги нужны на восстановление городской бани, в которой пожар был. Эх, если б выкупить этот батут — такой навар можно получить!Кассир говорит, что зарплата небольшая — 200 рублей в месяц. Спрашиваю, не думала ли она пойти на работу к предпринимателю — та же работа на аттракционах.
— Я всю жизнь на государство работала, — отвечает она.Единственный аттракцион от ЖКХ закрывается, и дети перемещаются на батут по соседству — там частник, он работает до восьми вечера, и за три рубля там можно прыгать сколько хочешь — время не ограничено.
До десяти вечера по парку ездят детские электромобили и веломобили. Билеты продает девушка — на вид вчерашняя школьница.
— Вы студентка?
— Нет, я в 11-м классе учусь, — отвечает девушка.
Она нажимает на пульт — и машинка едет сама.
— Волшебство! — говорю я сыну.Юля работает на частном предприятии все лето. Говорит, это не первый опыт подработки. Прошлым летом девушка собирала ягоды, в этом году рассчитывала найти работу от БРСМ, но предложений не было.
Работу в парке она нашла сама, здесь ей завели трудовую книжку и платят столько же, сколько и взрослым сотрудникам. 11-классница зарабатывает у частника в два раза больше, чем кассир на аттракционе ЖКХ.
— Приходите еще! — говорит она на прощание.

1. Государство в лице арендодателя рассматривает бизнес как конкурента.
2. Отсутствуют возможности развивать бизнес и создавать новые рабочие места.
3. Неиспользуемая недвижимость не сдается в аренду или выставляется на продажу по завышенной цене.
4. Государственный собственник несвоевременно реагирует на запросы бизнес-сообщества, затягивая решение вопросов.