Первая ракетка Беларуси — о кумирах детства и дебютном титуле.

Первая ракетка Беларуси Арина Соболенко поделилась эмоциями после победы на турнире в американском Нью-Хейвене и в интервью пресс-службе WTA вспомнила, как ей дался путь к первому титулу.

— Я так довольна своим первым титулом, это отличное чувство. Первым ощущением было счастье: «Да, я сделала это!» Но это только первые мысли. И в следующую же секунду я осознала, что мне придется работать еще больше, чтобы повторить этот успех в будущем году. Потому что я должна сделать это снова! И я понимаю, что теперь я должна быть еще спокойнее.

Время бежит, и уже на следующей неделе начинается US Open. И теперь мне нужно сосредоточиться на этом турнире. И это сумасшедшее чувство!

— Вы играли в нескольких финалах WTA ранее. Этот опыт помог вам в решающем матче в Нью-Хейвене?

— Думаю, да. Ощущалось некоторое давление из-за того, что в прошлых финалах не удалось выиграть титулы. Но это было то давление, которое я сама на себя «надела». Это был мой второй финал на турнирах серии «Премьер», и четвертый, в соревнованиях WTA. В Истбурне я была в финале, в Лугано. Плюс в Тяньцзине в прошлом году. Не хотелось пройти четыре финала и остаться без титула.

И я решила, что сегодня «я должна это сделать». Но в то же время убеждала себя: «Мне не нужно так много думать об этом». Говорила себе: «Просто играй как обычный матч, думай, что это рядовая игра». Так что прошлые финалы помогли мне психологически — я знала, что мне нужно делать.

— Ваша соперница не играла столько на этой неделе, сколько вы. Как готовились к этому сражению, зная, что Карла Суарес-Наварро, вероятно, чувствует себя более свежей?

— Я думала об этом. Ведь две ее соперницы снялись, и я предположила, что это может сыграть ей на руку в финале.

Но, знаете, в этом году у меня было много трехсетовых матчей, поэтому для меня было привычным играть больше, чем соперницы. Я просто была сфокусирована том, чтобы точно направлять мячи, и этого достаточно.

— На этой неделе много обсуждался драматичный матч против Дарьи Гавриловой, прошлогодней победительницы турнира в Нью-Хейвене. Кажется, психологически это был поворотный момент для вас.

— Матч против Гавриловой определенно был для меня самым сложным моментом на этой неделе. Мои нервы были на пределе, они скакали вверх и вниз. Наверное, напряжение росло из-за всех моих побед, поэтому я немного устала. Ментально и, вероятно, физически, это действительно был мой самый тяжелый матч.

Но это очень помогло мне. Потому что, когда вы выигрываете самый сумасшедший матч, переживая момент, когда ваши нервы становятся ни к черту, но вы все равно выигрываете, то в следующей игре вы уже более спокойны.

Получив такой опыт, вы действительно понимаете, что для достижения результата вам нужно быть спокойнее и сосредоточеннее и просто оставаться в игре, не покидать ее мысленно и не нервничать.

— Вы были очень удивлены собой?

— Ну, я не ожидала, что могу быть настолько сумасшедшей. Мой разум покидал меня все больше с каждой ошибкой, я вела себя как сумасшедшая по отношению к моей команде, моему тренеру, да ко всем! И, вспоминая это, была просто удивлена тому, что со мной происходило. И потом я много думала об этом опыте. И пожалуй, именно поэтому была так спокойна и уверенна в следующем матче.

После матча я тут же направилась к своей команде и обнимала их всех. Я бесконечно повторяла: «Извините, простите, пожалуйста, извините, ребята, простите меня! (смеется)

Ключевым уроком из всего этого стало понимание, что если вы останетесь спокойны, у вас всегда будет шанс вернуться в матче, как бы он ни складывался. Эти мысли помогут вам найти способ сохранять спокойствие на корте.

За исключением матча с Гавриловой, на этой неделе я была довольно спокойна на корте. Я знаю, что тогда произошло. И это стало ключевым моментом для моей игры в остальных поединках.

— Вы чувствовали какое-либо давление на этой неделе из-за насыщенного лета, которое у вас получилось?

— Нет, на самом деле нет. По этому поводу не было давления. У меня просто было давление от самой себя, от желания хорошо сыграть в финале. Со стороны никто не оказывал дополнительного давления. Вся моя команда была позитивной, очень понимающей, и я очень счастлива от этого.

— На следующей неделе на US Open вы дебютируете в основной сетке на турнирах «Большого шлема».

— Я не могу дождаться этого, теперь я действительно думаю только о US Open. В том числе и потому, что это мое первое попадание здесь в основную сетку. Я предпочитаю начинать с основной сетки, а не играть в квалификации, ведь там надо пройти три отборочных раунда, и к главной стадии турнира у вас может не остаться сил.

Я в первый раз здесь буду сеяной. Это большая уверенность после завоевания трофея в Нью-Хейвене. Надеюсь, в Нью-Йорке смогу сыграть на том же уровне, что или даже лучше.

Я знаю, что на US Open играю против Даниэлле Коллинз в первом раунде, а также, что начинаю во вторник. И я довольна этим. Приятно иметь немного времени для отдыха — это все, о чем я сейчас думаю по поводу предстоящего турнира.

— Как думаете, игроки теперь видят в вас «того, кто побеждает», или вы все еще чувствуете себя андердогом?

— Я не знаю! (смеется) Я думаю, что все хотят победить соперницу, против которой они играют. Если кто-то играет со мной, наверняка он хочет победить меня. И если я нахожусь на площадке, всегда хочу выиграть, независимо от рейтинга соперниц или количества титулов, которые у них есть.

— Когда вы начали играть в теннис?

— Когда мне было шесть лет.

— У тебя был кумир детства?

— Нет, совсем нет. И в детстве по этому поводу была забавная ситуация. Когда я была маленькой, друг моего отца сказал ему: «Ого, это очередная Шарапова!» И я ответила: «Я не Шарапова — я Соболенко!» (смеется)

— Есть ли у вас какие-либо предматчевые ритуалы?

— Вы знаете, раньше, когда я была моложе, у меня было много чего. Но теперь я поняла, что это не обязательно. Я не хочу, чтобы некоторые ритуалы имели власть надо мной, поэтому у меня их нет.

— Как вы расслабляетесь вне тенниса?

— Когда я дома, хожу в кино с друзьями, ем отличную еду и просто остаюсь с семьей, получаю удовольствие от дома. Мы все время в дороге, поэтому мне нравится быть с моей семьей.

— Какая ваша любимая еда?

— Что-нибудь итальянское… Что-то из итальянских ресторанов. Но иногда мне нравится есть что-то острое, как индийские блюда. Предпочтения всегда меняются, но, как правило, больше нравится итальянская кухня.

— Какая у вас мечта?

— Вероятно, отправиться на Мальдивы или на Гавайи.