Оппозиция, Запад, экономика, Россия — что из этого больше всего напрягает человека, правящего Беларусью 25-й год?

В минувшую субботу Александр Лукашенко артистично сделал вид, что не держит в голове, когда там следующие президентские выборы. На самом деле о власти, а значит и о процедурах ее оформления, белорусский президент думает постоянно. Рассеянный не продержался бы 24 года.

6 ноября 2015 года во Дворце Независимости Александр Лукашенко принес присягу президента Республики Беларусь. Фото пресс-службы главы белорусского государстваНазначая 18 августа новых людей в правительство, Лукашенко, как и обещал, ответил на основные замечания в свой адрес из СМИ, интернета.

Версии насчет досрочных президентских выборов он прокомментировал так: «Я когда прочитал, сам подумал, а когда у нас выборы президентские? Оказывается, у нас в 2020-м году только срок. Это еще полсрока… Выборы президентские мы проведем строго по конституции нашей страны. У нас нет никакой необходимости сегодня или завтра проводить президентские выборы и под это развивать какой-то популизм».

Разведут ли две кампании и насколько?

Некоторые СМИ восприняли это как обещание провести кампанию именно в 2020-м. Не факт. В конституции записано, что «выборы президента назначаются Палатой представителей не позднее чем за пять месяцев и проводятся не позднее чем за два месяца до истечения срока полномочий предыдущего президента». Ни слова, что нельзя раньше. Так что и в 2019-м при желании эти выборы можно провести по закону.

Есть, правда, одна закавыка: в конституции говорится, что президент избирается на пять лет, а срок полномочий парламента — четыре года, и сокращать эти сроки произвольно, по идее, нельзя. На эту коллизию обратил внимание в комментарии для Naviny.by эксперт в области избирательного законодательства Сергей Альфер. «Но у нас на это никто не смотрит, к сожалению», — добавил он.

Собеседник напомнил, что Лукашенко сдвигал выборы на несколько месяцев, де-факто укорачивая себе каденцию.

Действительно, выборы 2006 года прошли в марте, хотя по графику приходились на лето. Поговаривали, что власть хотела помешать раскрутиться тогдашнему единому оппозиционному кандидату Александру Милинкевичу.

И если уж на то пошло, то последний год тему переноса выборов, поскольку, мол, надо развести во времени две кампании — президентскую и парламентскую, будировала не зловредная оппозиция, а глава Центризбиркома Лидия Ермошина.

Ну да ладно, давайте не об играх со сроками, а по сути. Что может напрягать Лукашенко перед выборами больше всего — оппозиция, Запад, экономика, Кремль?

Чудес процветания не будет, но электоральная машина отлажена

Снятую недавно верхушку правительства Лукашенко упрекнул в том, что не выполнили его установку дать среднюю зарплату в тысячу рублей.

Правительству Сергея Румаса с его репутацией рыночника президент обрисовал жесткую рамку (дисциплина, выполнять указания главы государства, никаких шоков), в общем, все по старой модели, которая быстрых темпов развития обеспечить не может. Так что прорыва к вершинам благосостояния не предвидится.

К будущим выборам несчастную тысячу рублей (или около 500 долларов в эквиваленте), наверное, выжмут, но это не будет выглядеть триумфом. Еще в 2010 году белорусы получали в среднем более 500 долларов, в 2014-м — даже более 600.

Между тем, как показывала независимая социология, пока ее не свели под корень, популярность Лукашенко обычно коррелировала с благосостоянием электората.

Известный своими скандальными вбросами российский анонимный телеграм-канал «Незыгарь» утверждает, что согласно проведенному в июле (непонятно кем) соцопросу доверяют Лукашенко только 16,2% населения.

Отметим, что открытых данных о рейтинге президента в Беларуси не публикуют с 2016-го, когда был разгромлен НИСЭПИ. «Незыгарь», который ведет информационную войну против белорусского руководства, может, конечно, написать цифру и от фонаря.

Но факт то, что в июне 2016-го, по данным НИСЭПИ, рейтинг доверия Лукашенко был 38,6% (не доверяли 48%), электоральный рейтинг — 29,5%. Цифры далекие от показателей «элегантных побед». И с тех пор жить заметно лучше белорусы не стали, так что популярность неизменного официального лидера вряд ли подскочила.

Однако каким бы ни был реальный рейтинг, официальный итог будущих выборов не особо напрягает действующего президента, считает руководитель аналитического проекта Belarus Security BlogАндрей Поротников.

«Избирательная машина отлажена, цифры огласят, которые спущены сверху», — заявил аналитик в комментарии для Naviny.by. Напрягает же Лукашенко в первую очередь «позиция России, которая может поменяться, причем радикально».

Точнее даже говорить о позиции Владимира Путина, поскольку «российская внешняя политика становится все более субъективной», добавил Поротников.

Способны ли вмешаться в игру оппозиция, Запад?

От оппозиции и Запада, по мнению Поротникова, белорусский руководитель больших сюрпризов не ожидает.

Напомню: ровно три года назад, 22 августа 2015 года, был помилованНиколай Статкевич, которого Запад рассматривал как политзаключенного № 1. У части оппозиционной публики был момент эйфории: вот наконец на воле настоящий герой, лидер, за которым все противники режима дружно пойдут в решительный бой.

Но попытки Статкевича расширить пространство свободы через несанкционированные уличные акции ситуацию не переломили. Охотников получать штрафы и сутки оказалось немного.

Был период, когда казалось, что из искры возгорается пламя. Впрочем, «дармоедские» протесты прошлого года, скорее, спровоцировала сама власть неумным декретом № 3, от которого потом практически отказалась. Вдобавок режим показал и свой репрессивный потенциал, снова поднял в обществе уровень страха.

На сегодня оппозиция выглядит, пожалуй, как никогда слабо, по-прежнему не блистает сплоченностью, и большой вопрос, какой структуре или коалиции окажется по силам хотя бы собрать для регистрации своего кандидата 100 000 подписей граждан.

Отметим, что хотя Статкевич и вышел перед президентскими выборами 2015 года, Площади тогда не было. Будет ли она в день следующих выборов? Пока предпосылок не видно. После потрепавшей нервы Площади-2010 Лукашенко сделал все, чтобы обескровить внутренних противников. Вдобавок и Запад перестал делать на них ставку, перешел к нормализации отношений с режимом.

«Оппозиция вытеснена из политической системы, общество застыло в апатии», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Он подчеркнул, что улучшить отношения с Западом Минску помогло не освобождение Статкевича, а то, что Запад после Крыма поставил на первое место геополитику.

Конечно, Европа пеняет Минску за брутальные эксцессы типа разгона Дня Воли в 2017-м, дела «Белого легиона», обысков в редакциях и задержания журналистов под маркой «дела БелТА».

Но при этом белорусские власти ограничиваются точечными, дозированными и к тому же зачастую гибридными репрессиями (когда формальные поводы — не политические). В общем, стараются не раздражать чересчур Брюссель и Вашингтон. И те в будущие президентские выборы не полезут.

Перед Путиным лежит большое меню

А вот перед Путиным «лежит большое меню с различными блюдами» — сценариями, в которых одним из ингредиентов может быть Беларусь, говорит Поротников.

«Пока трудно сказать, являются ли нынешние информационные атаки на Лукашенко только попыткой психологического давления — или же это часть более обширного плана», — отмечает собеседник. Сам он склоняется ко второй версии. В частности потому, что, по его данным, «наблюдается оживление среди российских политтехнологов, которые привыкли работать с большими деньгами по большим проектам».

Эти люди «очень интересуются Беларусью, но пока не совсем понятно, чем именно этот интерес стимулируется: или уже есть конкретный заказ, или они только предполагают, наблюдая всю эту суету [в российско-белорусских отношениях], что такой заказ может поступить», добавил Поротников. По его мнению, позиция Кремля может проясниться осенью.

Пока симптомы выглядят неприятно для белорусского руководства. Россия вознамерилась урезать субсидии. Недавнее сообщениеРейтер о том, что Москва приостановила выплату по механизму перетаможки нефти, хочет ужесточить условия поставок нефтепродуктов и кредитования — возможно, лишь надводная часть айсберга.

Если противостояние усугубится и в итоге на ледяной айсберг кремлевской немилости налетит «Титаник» белорусской экономики — сами понимаете.

Так что российский фактор — самый тревожный для Лукашенко перед грядущими выборами.



380868