На скамье подсудимых — трое военнослужащих. Их обвиняют в доведении до самоубийства 21-летнего Александра Коржича.
Сегодня в Минске началось рассмотрение громкого уголовного дела о дедовщине в армии, передает TUT.BY.
В гибели рядового Коржича Следственный комитет обвинил трех сержантов — Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Важевича. Им предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч.ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), ч. 1 ст. 205 (Кража). Военнослужащим грозит до 12 лет лишения свободы.
Уголовное дело рассматривает Минский областной суд, но в здании суда Московского района. Здесь есть актовый зал, который сможет вместить всех желающих.
Все, кто пришел на процесс, должны пройти через КПП. В здании суда, кроме сотрудников службы безопасности, работают люди в штатском. В 10.20 строем в зал заходят около 20 солдат в форме, все они признаны потерпевшими вместе со Светланой Коржич, мамой погибшего рядового.
За полчаса до начала суда обвиняемых завели в железную клетку. Один из сержантов общается с адвокатом через решетку, в нескольких метрах от них сидит Светлана Коржич вместе с бабушкой погибшего рядового Александра Коржича. Перед женщинами — несколько больших тетрадей, Светлана внимательно изучает записи. Сами же обвиняемые стараются не смотреть в сторону потерпевших.
Процесс по делу о гибели солдата Коржича ведет судья Олег Лапеко, гособвинитель — Юрий Шерснев.
Обвиняемому 23 года, имеет среднее образование, не женат. — 20, также холост, окончил средне-специальное учреждение. За плечами еще одного обвиняемого, — 9 классов образования, молодой человек вместе с женой воспитывает 5-летнего сына.
Сегодня в суд явились 22 военнослужащих, но это неполный список. Остальные будут вызваны на процесс позже.#1#фото: TUT.BY, Наша нива
Из обвинения, которое зачитывает прокурор, стало известно: в мае 2016 года Евгений Барановский был призван на службу в армию. Как сержант и должностное лицо он должен был «быть честным, дорожить товарищем, не допускать грубости и издевательства, проявлять чуткость и внимательность» и не имел права принимать подарки.
По версии следствия, Барановский неоднократно получал взятки от солдат. Например, за то, что разрешал им пользоваться мобильными телефонами. Цена вопроса была 30−40 рублей.
— В конце июля — начале августа 2017 года к нему обратился рядовой Коржич с просьбой пользоваться мобильным телефоном, после чего передал Барановскому 40 рублей, — зачитывает прокурор. Кроме того, сержант брал взятки от подчиненных, если они хотели сходить в магазин.
— Систематически требовал от Коржича в июле−августе 2017 года купить для него не менее 10 пакетиков кофе «Нескафе», 10 пакетиков кофе «Голден», 7 пачек вафель, 3 пачки сигарет «Кемел», 10 упаковок «Роллтона», — указано в обвинении.
Коржич купил продукты для Барановского на сумму 54 рубля. Другие солдаты тоже ходили в магазин для сержанта, покупали ему булочки, семечки, чипсы, шаурму, пиццу. Всего он получил взяток на сумму в 314 рублей 85 копеек.
С июля по октябрь 2017 года Барановский «превышал власть, желая поднять свой авторитет, незаконно и неоднократно принуждал военнослужащих выполнять физические упражнения». Например, в июле 2017 года отдал приказ рядовому Коржичу и другим солдатам отжаться 25 раз после отбоя.
— С замиранием на полусогнутых руках, что те и делали против своей воли, испытывая моральные страдания и унижения, — продолжает зачитывать обвинение прокурор Юрий Шерснев.

Барановский не раз поднимал солдат после отбоя и приказывал им отжаться. Поводом могло стать что угодно: не так подшили воротнички, не так построились.
— Будучи недовольным, что солдаты разговаривали после отбоя, Барановский заставил 30 раз отжаться в противогазе, — указано в обвинении. Когда один из солдат отказался, сержант ударил его 4 раза.
А за то, что подчиненный курил в туалете, заставил рядового вычистить унитаз, только перед этим Барановский вымазал его обувным кремом. По мнению следствия, так он хотел продемонстрировать свое превосходство.
Летом 2017 Александр Коржич обратился к Барановскому с просьбой оградить его от нарядов и выполнения незаконных требований других сержантов. Сразу он передал обвиняемому 30 рублей, а затем передал еще 35 рублей, потому что Барановский был недоволен тем, что Коржич попал в стационар.
Сержант неоднократно и беспричинно применял насилие в отношении рядовых.
— В один из дней ударил рядового ботинком в высоких берцах, чем причинил страдание, — говорится в обвинении.
Барановский бил руками и ногами солдат. Например, если кто-то отказался дать сигарету. Александра Коржича сержант бил шесть раз, нанося по 2−3 удара, чем причинил "физическую боль, моральные страдания и унижения". По версии следствия, все это и привело к самоубийству Александра Коржича.
— Систематические унижения, отбирания продуктов, формирование мнения о вседозволенности, беззаконности и коррумпированности побудило Коржича совершить акт самоубийства. 27 сентября после выписки из госпитале Коржич проследовал в подвальное помещение, где и повесился, — уверяет прокурор.

Напомним, тело рядового Коржича нашли 3 октября 2017 года в подвале медицинской роты воинской части. Чуть позже министр обороны Андрей Равков скажет, что «самым неприятным» для него стало то, что армия «потеряла» солдата на 7 дней.
— Он 7 дней провисел в петле… Я понимаю, что солдат может потеряться на ночь, на несколько часов, но не на 7 дней! Поэтому без сожалений мы отстранили от должности тех, кто должен был вести учет, пришлось решить кадровые вопросы, — говорил Равков.
Гибель 21-летнего Александра Коржича расследовал центральный аппарат Следственного комитета. В первые дни следователи сделали заявление: в деле 10 обвиняемых, 5 подозреваемых и три версии случившегося: убийство, доведение до самоубийства и самоубийство. Через полгода расследования дела СК пришел к выводу: это было доведение до самоубийства. Обвиняемые избивали не только Коржича, но и других солдат.
— Избивали руками и ногами. Кроме того, принуждали военнослужащих безвозмездно покупать сигареты и продукты питания, — рассказывал Олег Шандарович, начальник главного следственного управления СК. — В частности, Коржич заплатил своему командиру сначала 40 рублей, затем передал еще 30 рублей за освобождение от хозяйственных работ и 20 рублей в качестве отступных за нахождение в стационаре.
В интервью TUT.BY руководитель следственной группы рассказывал, что первоначально в деле по гибели солдата, которое находится в производстве СК, было соединено 16 уголовных дел. Затем 3 уголовных дела в отношении 3 военнослужащих были выделены в отдельное производство, они касаются смерти Коржича.
Во время допроса солдат выяснилось: чтобы рядовой смог выпить кофе, купить булочку, должен был заплатить сержанту 2 рубля. За пользование мобильным телефоном, которые запрещены приказом министра обороны, устанавливалась такса в 20−40 рублей.
— Когда Александра Коржича нашли в том подвале, у него были связаны шнурки на ботинках, а на голову надета майка. Разве это не говорит о криминальном следе? — спрашивал TUT.BY в феврале руководителя следственной группы.
— Не всегда. Дело в том, что в практике встречаются такие случаи, когда человек связывает себя перед суицидом. Кроме того, существуют примеры, когда перед суицидом человек надевал себе на голову пакет, обматывал ее рубахой, курткой и т.п. Некоторые психологи заявляют, что это сродни «закрыть глаза» перед «лицом смерти».
Но есть еще и физиологический фактор. По этическим соображениям я не буду подробнее излагать, но кто видел на местах происшествий погибших от механической асфиксии, думаю, понимают, о чем я говорю. Отмечу, с учетом многих статей в интернете по данному делу и комментариев к ним, где утверждается о невозможности повешения при условии связанных ног и надетой на голову майки, мы провели ряд следственных экспериментов.
Они показали: человек с такой же комплекцией и ростом, как Коржич, мог связать себе ноги шнурком, надеть майку на голову и совершить самоповешение в условиях того подвала. Отмечу, наша задача состоит в том, чтобы установить в ходе расследования все обстоятельства произошедшего. Поэтому, отбросив конспирологические версии, мы оперируем фактами.

Однако мама погибшего Александра Коржича не согласна с выводами расследования. Она считает, что ее единственного сына убили. Светлана Коржич настояла даже на эксгумации тела, однако результаты расследования остались прежними.
— За смерть сына не получила никакой компенсации. Саша в 21 год зарабатывал 500 долларов в месяц, вот пусть мне заплатят за каждый месяц так, как если бы сын работал до 60 лет. За сына выставлю счет Министерству обороны в 240 тысяч долларов, — говорила ранее Светлана Коржич.