На этой неделе руководство Швейцарского Красного Креста посетило Беларусь. О том, сколько денег они вкладывают в проекты в Беларуси, как представляют проблемы в нашей стране у себя в Швейцарии и почему не стыдно быть волонтером даже в 60 лет, рассказали директор Швейцарского Красного Креста Маркус Мадер и руководитель департамента международного сотрудничества Беат фон Дайникен. Они оба в Беларуси не в первый раз. Господин Маркус приезжал 15 лет назад в зону, пострадавшую от аварии на Чернобыльской АЭС. Господин Беат тоже там был, но десять лет назад.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY«В экономическом плане у вас есть трудности»— Заметили ли вы какие-то перемены в Беларуси после вашего последнего приезда?

Маркус Мадер:

— В чернобыльской зоне мы были после аварии, это было печальное событие для людей, они были подавлены. Но несмотря на это, они были открыты и гостеприимны. Сейчас мы снова ощутили на себе эту гостеприимность, от людей идет много теплоты, интереса и открытости.

Беат фон Дайникен:

— Я заметил, что с того времени очень улучшилась инфраструктура.

— Какой вы себе представляете Беларусь на Западе в контексте своей работы?

Маркус Мадер:

— Понятно, что в экономическом плане у вас есть трудности, и люди из-за этого сталкиваются с некоторыми проблемами в повседневной жизни. Хотя экономически вы развиваетесь и, насколько я знаю, уровень безработицы сейчас не такой большой, как раньше. У вас есть свой путь развития, и вы идете по нему в своем темпе.

Что касается здоровья нации, то у вас похожие проблемы со Швейцарией. Население стареет, и, соответственно, становится все больше людей пожилого возраста, в связи с этим возникают некоторые трудности.

— Среди проектов, которые вы финансируете в Беларуси, есть проекты для пожилых людей, по уходу за инвалидами на дому… Но как вы понимаете, что именно по этим направлениям нам нужно помогать?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BYРуководитель департамента международного сотрудничества Швейцарского Красного Креста Беат фон ДайникенБеат фон Дайникен:

— Наш подход основан на нуждах, которые озвучивает партнер. В данном случае это Белорусское Общество Красного Креста. Они сообщают, что нужно решать проблемы пожилых людей, здорового старения, помогать службе сестер милосердия, осуществлять медико-социальный уход на дому… И мы поддерживаем эту деятельность. Так мы работаем не только с Беларусью, а со всеми партнерами.

Или, например, есть какая-то острая тема, допустим, миграция. Я имею в виду вынужденных переселенцев из Украины. Белорусский Красный Крест отозвался на эту ситуацию и начал помогать переселенцам, и эта помощь касалась не только самой по себе чрезвычайной ситуации, но и интеграции этих людей.

— В чем заключалась помощь мигрантам с Донбасса?

Беат фон Дайникен:

— Сначала у нас был денежный проект. Мы помогали переселенцам финансово, чтобы они могли по приезде купить себе еду и лекарства, снять квартиру. Это была ежемесячная помощь. Второй этап поддержки заключался в интеграции людей, которые не планируют уезжать, в белорусское общество. Время покажет, сколько людей уедет, но тем, кто останется, нужно помочь в продвижении их прав и расширении возможностей.

«В прошлом году на проекты в Беларуси мы потратили в среднем 300 тысяч швейцарских франков»

— Как вы понимаете, что проекты, которые реализует в Беларуси Красный Крест, эффективны?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Беат фон Дайникен:

— У нас есть хороший пример успешного проекта. Это служба сестер милосердия, которые помогают по медицинской и социальной части, осуществляют уход на дому. В первую очередь такая помощь организована для людей с различной степенью инвалидности и тех, у кого нет детей и родных, кто бы мог о них заботиться. И хотя цифры по этому проекту не такие большие и внушительные, но модель такой работы успешна. В Беларуси немногим более 160 сестер милосердия и где-то 1500 наших подопечных.

Второй успешный проект — это оказание помощи вынужденным переселенцам из Украины.

— Все равно, как вы понимаете, что они эффективны?

Беат фон Дайникен:

— Эффективность, которую, возможно, вы имеете в виду, измеряется тем, насколько удовлетворены те, кому мы помогаем. Нам важен отклик. Мы спрашиваем, действительно ли вам, например, помогли сестры милосердия Красного Креста? По сути, нас интересует такой вопрос: «Делаем ли мы то, что надо, для тех, кому это надо?».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BYДиректор Швейцарского Красного Креста Маркус Мадер— Государство тоже поддерживает и переселенцев с Донбасса, и пожилых людей… Почему вам кажется, что ему важно в этом помогать?

Маркус Мадер:

— Красный Крест играет вспомогательную роль для государства не только здесь, но и в 191 стране мира. Мы не заменяем, не замещаем деятельность государства по таким направлениям, но благодаря тому, что Красный Крест есть во всех регионах Беларуси, во всех маленьких районах, а у нас более 17 тысяч волонтеров по стране, и вот благодаря этому охвату мы находимся близко к людям. Волонтеры всегда лицом к лицу с людьми. И вот эти объединенные усилия государства и Красного Креста помогают быть более эффективными в оказании помощи людям.

— Сколько в прошлом году вы потратили средств на проекты в Беларуси?

Беат фон Дайникен:

— Где-то в среднем 300 тысяч швейцарских франков (чуть больше 312 тысяч долларов).

Маркус Мадер:

— Это в знак солидарности от народа Швейцарии — народу Беларуси.

«Средний возраст волонтеров в Швейцарии — старше 60 лет»

— Работа в таких организациях, как Красный Крест, предполагает, что у человека волонтерские задатки. То есть жертвенность, то, что он может работать без денег. Как вам кажется, у белорусов хватает потенциала, чтобы быть волонтерами?

Маркус Мадер:

— Я считаю, что у каждого человека внутри есть необходимость чем-то делиться и что-то отдавать другим. В Красном Кресте есть различные возможности, как это можно сделать. Например, пожертвовать деньги, свое время, сдать кровь…

Мы уже убедились, что в Беларуси люди настолько открытые и доброжелательные, обладают достаточным опытом и навыками, что, без сомнения, у них есть потенциал для волонтерства.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Недавно прочла статью, по-моему, в немецком издании. Там было написано, что вы, господин Маркус, в 2016 году поехали волонтером в лагерь для беженцев. И меня это немного удивило. Когда у нас говорят о волонтерах, то, скорее, представляешь студентов, которые в свободное от учебы время идут что-то бесплатно делать…

Маркус Мадер:

— Тогда я поехал волонтером не от Красного Креста, а от другой организации. Я был в лагере для беженцев в Греции. Я хотел посмотреть, как они работают с волонтерами, и посвятил этому свой отпуск. То есть просто хотел на себе испытать, что такое быть волонтером в другой организации. Но я был волонтером в жизни много раз и в разном возрасте.

В Швейцарии очень много волонтеров пожилого возраста. Пенсионеры помогают несколько раз в неделю вывести погулять на улицу тех, кто старше их, или помогают молодым мигрантам с учебой, сопровождают их в какие-то учреждения для оформления документов. Средний возраст волонтеров в Швейцарии — старше 60 лет.

Приведу еще один пример. У нас в Красном Кресте в Швейцарии восемь тысяч волонтеров-водителей. Они помогают отвезти людей на лечение в больницу, например, это может касаться тех, у кого проблемы с почками и нужен диализ. Волонтеры-водители в год проезжают где-то 17 млн километров.

— В любом случае, мне кажется, что у нас идея волонтерства не так популярна, как на Западе. Например, моя подруга, которая живет в Германии, когда устраивалась на работу, писала в своем резюме, что была волонтером. И этот момент был плюсом при приеме на работу. У нас такого нет. Может быть, у вас есть рецепт, как в Беларуси сделать более популярной идею волонтерства?

Беат фон Дайникен:

— Из своего опыта, когда я смотрю на молодых волонтеров, то вижу, что они хотят учиться. Поэтому в организациях важно иметь профессионалов, которые будут обучать молодежь.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Также молодым людям важно быть частью группы, чувствовать принадлежность. Поэтому у нас молодежный Красный Крест входит в президиум всего Красного Креста. У них есть свои встречи и мероприятия.

Также молодежи важно понимать, что их голос будет услышан. Это больше мотивирует быть активными.

Но в Беларуси все это уже развивается, вы на пути ко всему этому. И насколько я вижу, все больше молодых людей вовлечены в этот процесс и готовы помогать.