В суде Центрального района Гомеля 5 апреля завершились прения по уголовному делу в отношении бывших сотрудников таможни, которых обвиняют во взятках.

Сторона обвинения заявила, что вина бывших таможенников доказана, и попросила суд наказать их сроками лишения свободы от 5 до 13 лет.

Из 18 обвиняемых 12 находятся в СИЗО уже более двух лет.

Снисхождение в виде ограничения свободы обвинение проявило к бывшим сотрудникам таможни, которые признавали вину, сотрудничали со следствием и «изобличали других участников преступлений».

Большинство же бывших таможенников вину не признали и на суде заявляли о психологическом и физическом воздействии со стороны сотрудников КГБ, которые проводили задержание и предварительное расследование.

Большинство предъявленных обвинений стандартны в части «организовал беспрепятственный проезд транспортных средств на участке белорусско-российской границы в населенном пункте Селище» за взятки. Обвиняемым, невзирая на разные сроки их «участия» в «организованной преступной группе» (от одиннадцати месяцев до четырех лет) вменяются одинаковые суммы взяток — 60 тысяч российских рублей. Большинство эпизодов звучит как «в неустановленном месте, в неустановленном периоде времени принял от неустановленного лица незаконное денежное вознаграждение». Все эти обстоятельства были подвергнуты критике со стороны защиты.

Адвокат Дмитрия Погарцева, как и ее коллеги, акцентировала внимание в том числе на «организации беспрепятственного проезда», за который якобы брали взятки таможенники. Она напомнила, что беспрепятственный проезд из Беларуси в Россию и обратно организовали не таможенники, а правительства двух стран, еще в 1995 году, и между соседними государствами нет таможенной границы. Этот факт нивелирует необходимость или желание платить кому-либо таможенникам взятки за «беспрепятственный проезд» там, где нет никаких препятствий.

Адвокаты обращали внимание, что неконкретные, недостаточные доказательства недопустимы, и по законодательству, обвинение должно содержать время, место и обстоятельства совершения преступления, что отсутствует в данном случае.

Бывшего начальника отдела таможни Александра Исаченко обвинение представило как организатора и руководителя организованной преступной группы (ОПГ). С такой квалификацией не согласна защита.

Адвокат Исаченко заявил, что предварительное расследование было «крайне низкого качества», а следствие проведено с нарушением закона, поэтому нельзя говорить о «полном, объективном и всестороннем исследовании обстоятельств дела».

Обвиняемые утверждали, что не могли совершать инкриминируемые им преступления, и подтверждали это письменными доказательствами — планами-заданиями, документами, свидетельствующими о том, что в данный период времени они были в отпуске или на больничном. Но эти доводы не были приняты во внимание обвинением, как и не дана оценка показаниям свидетелей, которые один из адвокатов назвал «крайне противоречивыми». Также адвокат заметил, что при таком неконкретном обвинении трудно что-то опровергать, «так как не знаешь, что именно опровергать».

«Обвинение строиться на голословных «признательных явках с повинной» и последующих противоречивых и непоследовательных «признательных» показаниях отдельных обвиняемых. Сотрудники КГБ стремятся получить как можно больше признательных показаний либо слухов, домыслов, очевидной лжи, считая, что этих доказательств достаточно для привлечения всех задержанных сотрудников Гомельской таможни к уголовной ответственности», — высказался адвокат Исаченко.

Он подробно остановился на инкриминируемых эпизодах, и пришел к выводу, что вина его подзащитного не доказана — ни свидетельскими показаниями, ни других обвиняемых, ни материалами дела, и его следует оправдать.

Другие адвокаты подробно остановились на характеристиках ОПГ, и объяснили, почему в данном случае такая квалификация не соответствует действительности — нет доказательств, а обвинение не может основываться на предположениях.

11 апреля обвиняемые начнут выступать в суде с последним словом.