Возместит казна. МВД и СИЗО не согласны с иском о моральном вреде от семьи Птичкиных - Преступления и криминал на N1.BY

В суде Заводского района Минска прошло предварительное заседание по иску минчанки Жанны Птичкиной и ее дочери к СИЗО № 1 и МВД, а также другим структурам. Семья требует возмещения морального вреда за смерть 21-летнего Игоря Птичкина в камере изолятора в июле 2013-го. Ранее за ненадлежащее исполнение обязанностей был осужден фельдшер этого учреждения. Но бывшие работодатели медика с иском не согласны.

Мать и сестра погибшего просят по 100 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, еще 6 тысяч — материального (расходы на похороны). Второй стороной по делу пока выступают МВД, Департамент исполнения наказаний, СИЗО № 1 и Министерство финансов.



— Прошу возместить, чтобы ухаживать за могилой сына (…) Если бы он был живой, я бы сделала ему свадьбу. Меньше бы денег пошло, чем на похороны… (…) Себе в еде отказываю, цветы ему живые покупаю. (…) Сын мне помогал, теперь я осталась одна, — рассказала Жанна Птичкина.

Ожидалось, что сегодня из колонии-поселения в суд доставят осужденного фельдшера Александра Крылова, но этого не произошло.

— С чего взята сумма в 100 тысяч морального вреда? Истец ушла от ответа, — заявила представитель СИЗО.



— А во сколько бы вы оценили сына? Пусть сами оценят! — ответила Птичкина, добавив, что полностью полагается на мнение суда.

Такой же вопрос в суде задали сестре погибшего парня Ирине Птичкиной.

— До сих пор храню его номер в телефоне, хотя он уже новый, давно купила. Так и подписан, «братишка» (…) У меня есть страница и группа, которую я посвятила людям, которые погибли, как Игорь. (…) Всегда было кому позвонить. Помню, ждем, пока привезут гроб [с Игорем], а нужно что-то выяснить — и я набираю ему по привычке. (…) Это мизерная сумма, потому что я потеряла половину себя, — рассказала девушка.



Она напоминает, что брат добровольно пошел отбывать наказание в СИЗО (3 месяца — нарушил приговор суда о запрете управлять автомобилем).

— Да, вопрос был в финансах, — известно, что вместо заключения предлагалось заплатить 80 млн рублей. — Но мы не пошли на это. Если бы пошли на пересуд и заплатили — он был бы жив…

Однако эти пояснения не убедили представителя МВД и Департамента исполнения наказаний (ДИН). Он засомневался в «духовной близости» сестры и брата, потому что девушка не смогла сказать полное название фирмы, где работал Игорь Птичкин; не знает, как именно его наказывали (не отличает административные протоколы и решения суда по уголовному делу).

— А можно я вам заплачу эти деньги — и верните мне брата сюда? — задала встречный вопрос Ирина Птичкина.

Погибший Игорь Птичкин. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY«Ответственность за вред несет казна Республики Беларусь»В суде спорили не только о том, какую сумму возмещать, но и о том, кто это должен делать?

Представитель МВД и ДИН пустился в подробное объяснение иерархии «всей этой системы». Главный вывод — следственный изолятор не структурное подразделение министерства, а самостоятельное учреждение. Поэтому ответственности за фельдшера Крылова оно не несет.

К тому же указанные структуры (министерство, исправительная система) существуют исключительно за счет республиканского бюджета. У них нет возможности для самостоятельных выплат «ни юридически, ни практически»:

— Ответственность за вред несет казна Республики Беларусь, согласно статье 938 Гражданского кодекса Беларуси. (…) Полагаю, что ни МВД, ни ДИН, ни Управление ДИН по Минской области, ни СИЗО не могут выступать ответчиком по заявленному требованию. (…) Ответчиком в данном случае выступает казна.

В конце выступающий добавил, что «мы конечно понимаем по-человечески произошедшую ситуацию», но смущает ряд «нестыковок». Например, что письма матери и дочери в суд почему-то написаны «как под копирку».

— В эмоциональных выступлениях истиц конкретных обоснований, которые бы свидетельствовали им о причинении морального вреда, не прозвучало, — заключил представитель ведомств.

Сотрудница СИЗО, которая в суде представляла интересы учреждения, исковые требования не признала.

— Хотелось бы уточнить, что (…) фиксация ремнями [Игоря Птичкина на 22 часа, как сделал медик] являлась только одним из трех факторов, которые повлекли смерть молодого человека, — подчеркнула женщина. — Будем отвечать, как суд решит.

Представитель Министерства финансов, который тоже пришел в суд, был более конкретным. По его словам, материальный вред взыскать за счет казны можно — при наличии документальных подтверждений расходов.

— В части морального вреда. Имея преюдицию в виде обвинительного приговора [фельдшеру Крылову], Минфин полагает, что моральный вред действительно принесен, что подтверждается материалами уголовного дела и сегодняшним выступлением истиц. (…) Но вопросы определения размера морального вреда относятся к исключительной компетенции суда согласно 970 статье Гражданского кодекса. Поэтому иск не признаем. Сумма, заявленная истцами, это их личная оценка. А размер будет определять суд.

Рассмотреть иск суд планирует 23 марта.

Напомним, в октябре суд Московского района Минска приговорил фельдшера СИЗО № 1 Александра Крылова к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении. В ноябре приговор чуть смягчили — минус два месяца.

Фельдшер был осужден по ч. 2 ст. 162 (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента).

21-летний минчанин Игорь Птичкин скончался в СИЗО № 1 30 июля 2013 года. Туда он попал в СИЗО на три месяца, нарушив приговор суда о лишении права управления транспортным средством. 4 августа родные забрали его тело из морга после вскрытия. На нем были заметны многочисленные ссадины и гематомы.

Эксперты озвучили следующую причину смерти: острая сердечная недостаточность. К развитию этого расстройства, по мнению специалистов, привели три фактора: во-первых, синдром сочетанной зависимости Птичкина от психоактивных веществ (алкоголя и спайсов). Во-вторых, состояние «отмены» из-за внезапного прекращения употребления веществ. А в-третьих, длительная физическая фиксация ремнями, которую применил к Птичкину фельдшер Крылов. По данным следствия, парень был привязан к кровати почти сутки — без возможности пить, есть и справлять нужду.