«Всё решает государство». Белорусы проявляют фатализм и апатию - Политика на N1.BY

Лишь около трети белорусов верят, что могут собственными усилиями изменять качество жизни самих себя или своих близких.

98,8% белорусов считают, что никак не могут влиять на политику государства. Это следует из данных соцопроса, которые опубликовала в феврале международная некоммерческая организация Pact.

Фото photo.bymediaДистанцирование белорусов от управления государством активно поддерживал Александр Лукашенко с момента избрания президентом Беларуси в 1994 году. Сначала глава государства с телеэкрана призывал не участвовать в выборах депутатов Верховного Совета XIII созыва, «потому что все равно обманут», и одновременно явочным порядком перетягивал одеяло полномочий у других ветвей власти.



На референдуме 1996 года Лукашенко смог обеспечить поддержку своему варианту Конституции, после чего распустил замахнувшийся на импичмент Верховный совет и сформировал по своему усмотрению новый законодательный орган — Национальное собрание. Перемены коснулись фактически всех областей государственного управления, так как глава государства тогда строил президентскую вертикаль. Лукашенко сознательно и резко сдвинул баланс полномочий в стране в свою пользу, став ответственным за лампочки в каждом подъезде.



Возможно в тучные времена граждане в массе своей не особо задумывались, влияет ли их личный выбор и поведение на решения высших органов власти и государственную политику. Кроме того, высокий рейтинг Лукашенко, одобрение его курса значительной частью избирателей как бы снимали этот вопрос с повестки дня — дескать, большинство «за», вот и реализуются чаяния большинства.

В кризис оказалось, что далеко не все действия властей граждане готовы одобрить. Выяснилось, что населению доступен в основном лишь механизм для проявления пассивной лояльности правящему режиму, а вот реальной возможности влиять на президента и законодателей — не предусмотрено, как парашютов в современных пассажирских самолетах.



Жители Беларуси, как следует из опроса, не имеют иллюзии, что их голос важен для власти.

Как вы считаете, ваш личный выбор и поведение (действия или бездействие) влияют на что-либо в Беларуси?

согласен с утверждением, %

не согласен с утверждением, %

Влияют на качество моей личной жизни

27,2

72,8

Влияют на качество моей личной жизни и жизни моей семьи, родных и близких

33

67

Влияют на политику местных органов власти

1,4

98,6

Влияют на решения высших органов власти и государственную политику

1,2

98,8

Нет, не влияют — в Беларуси все решает государство

64,1

35,9

Затрудняюсь ответить/отказ от ответа

7,8/1,1

Как видно из таблицы, практически все опрошенные говорят о невозможности влиять на решения высших и местных органов власти, а также государственную политику. При этом 64,1% респондентов придерживаются точки зрения, что «в Беларуси всё решает государство». Очевидно, что самих себя они к этому государству не относят, иначе ответы на вопросы получились бы другими.

В общем-то, опрошенные в рамках этого проекта простые граждане показали оценку политической ситуации в Беларуси, схожую с той, которую дают независимые политологи (Виктор Чернов и Владимир Ровдо в свое время классифицировали белорусский режим как «авторитаризм с элементами султанизма»).

Между тем эксперты Pact интерпретировали результаты опроса в ключе недостатка знания белорусами в таких областях, как политическая система и функционирование органов государственного управления и самоуправления, функции и полномочия ветвей власти, экономическая и фискальная грамотность, межкультурное образование, права человека и ценности, гражданская активность и лидерство.

При такой постановке проблемы логичным выглядит ее решение через «распространенность образовательной информации по тем вопросам, где граждане демонстрируют недостаток знаний».

Знания лишними, конечно, не будут, но популяризация через систему гражданского образования таких теоретических знаний в отрыве от практики вряд ли может быть плодотворной.

Даже если политологи считают, что политические системы белорусского типа не склонны к модернизации и существуют неизменно при жизни лидера, расширение территории свободы для общества и для каждого отдельного гражданина может и должно происходить явочным порядком.

Особенно в ситуации, когда правящий режим старается не демонстрировать западным партнерам репрессивные наклонности. Как это мы видим сейчас, когда обходятся без разгонов несанкционированные «марши возмущенных белорусов», протестующих против декрета «о тунеядцах».

При этом следует отметить, что опрос зафиксировал крайний фатализм белорусов (который в обиходе символизирует фраза «а можа, так і трэба»).

Лишь около трети респондентов верят, что могут своими собственными усилиями изменять качество жизни самих себя или своих близких. В то же время две трети думают, что даже в этой области от них ничего не зависит. Наверное, это может также свидетельствовать о депрессивных настроениях и апатии, тем более что даже вариант уехать из страны куда-то, где есть больше возможностей, рассматривает только 21,9% респондентов.

Вряд ли такому фатализму можно противопоставить только кружковую работу. Нужна популяризация историй успеха — от предпринимательства и творчества до отстаивания рядовым гражданином своих прав перед государственной машиной. Нужно поддерживать ростки самоорганизации жителей двора по его благоустройству и в целом жизни местного сообщества.

Без всего этого не может возникнуть требование демократизации политической системы, даже если станет расширяться слой населения, которое будет чувствовать себя ущемленным в политическом или экономическом плане.

Национальный социологический опрос «Тест на гражданственность», о котором здесь идет речь, провело ООО «ЦСБТ САТИО» по заказу международной некоммерческой организации Pact в июне 2016 года.

Методом анкетного опроса было проведено 1005 личных интервью с респондентами (ошибка выборки не более 3,1%), из которых 80,8% проживают в городе и 19,2% — в сельской местности.

Анкетный опрос был подкреплен серией из 12 фокус-групп, которые прошли во всех областных центрах Беларуси и позволили обсудить и интерпретировать результаты опроса, а также помогли сформулировать и/или объяснить первичные выводы.