Власти новой Беларуси эксплуатируют советские пережитки - Политика на N1.BY

Руководство Беларуси эксплуатирует советские пережитки в сознании общества. Это помогает удерживать власть, но не решает проблем модернизации. 

Апрельское послание президента Беларуси народу и парламенту было озаглавлено так: «Сильная экономика и честная власть — фундамент независимости страны и процветания нации». 

Что в данном случае понимается под нацией? Проще понять, что в данном случае под нацией не понимается. Из множества научных определений понятия «нация» ограничусь определением немецкого социолога Карла Дойча: «Нация — это общество, овладевшее государством»

То есть нация — это субъект политики, и государство (не любое, а национальное) является продуктом деятельности нации. Между прочим, в преамбуле Конституции в редакции 1996 года принцип субъектности нации и закреплен: «Мы, народ Республики Беларусь (Беларуси), исходя из ответственности за настоящее и будущее Беларуси, сознавая себя полноправным субъектом мирового сообщества и подтверждая свою приверженность общечеловеческим ценностям…» и т.д. 



 

Белорусы были образцовыми гражданами СССР 

Но одно дело — формулировать преамбулу, и совсем другое — руководствоваться ею на практике. Несложно заметить, что заголовок послания-2014 с преамбулой Конституции не стыкуется. И это не ляп спичрайтеров. В послании имеется целый раздел (Александр Лукашенко назвал его «экскурсом в историю»), в котором подробно объясняется неспособность белорусского общества играть роль политического субъекта. 

Основная мысль «экскурса в историю» сводится к следующему: в начале 90-х годов белорусы не могли пойти по пути «тех европейских стран, которые после нескольких лет «шоковой терапии» показали «впечатляющие» темпы экономического роста». Почему? Потому что «мы же были, еще раз повторяю, самыми-самыми советскими»

Насколько такая характеристика белорусов на момент распада СССР соответствует действительности? 

Общесоюзный опрос ВЦИОМ, проведенный в марте 1991 года, зафиксировал рекордную концентрацию «человека советского» в Беларуси к моменту обретения государственной независимости. На вопрос «Кем Вы себя считаете в первую очередь: гражданином СССР или гражданином республики, в которой живете?» 69% белорусов назвали себя гражданами СССР, а 24% — гражданами БССР. 

Даже среди русских, живших на территории других республик, процент ощущавших себя в первую очередь гражданами СССР оказался ниже — 65%! Среди эстонцев соотношение «граждане СССР/граждане ЭССР» оказалось принципиально иным — 3% к 97%. Что касается Украины, то страна раскололась практически пополам — 42% и 46%. 

Столь высокая концентрация в Беларуси «человека советского» обрекала на поражение кандидатов, выступавших за европейский путь развития, на первых президентских выборах в 1994 году. Аналог лозунга «Мы будем питаться картофельными очистками, но мы будем свободными», под которым в Эстонии к власти пришли национально-демократические силы, в Беларуси не имел шансов на успех, да его никто и не выдвигал. 

«Поэтому выбор нашей модели в 90-е годы был не ошибкой, — подытожил «экскурс в историю» Лукашенко, — Я бы сказал — и не достижением. Это был единственно возможный выход в тех условиях — выход, продиктованный жизнью и здравым смыслом»



 

Модернизация сверху обречена на провал 

Время, однако, не стоит на месте. Мир изменился. Отсюда курс на совершенствование экономической политики эволюционным путем. И здесь мы вновь упираемся в проблему субъекта, но на этот раз субъекта экономического развития. 

Из заголовка послания-2014 однозначно следует, что задача нации сводится к процветанию и в качестве одного из условий процветания выступает «сильная экономика». Но кто несет ответственность за ее силу? На этот вопрос Лукашенко дает однозначный ответ — бюрократия. Повышению эффективности ее работы и посвящена большая часть послания-2014. 

Тут требуется очередной экскурс, но на этот раз не в историю, а в социологию. 

Любая социальная система для своего выживания вынуждена решать две кардинальные и на первый взгляд взаимоисключающие задачи: поддерживать стабильность и обеспечивать адаптивность как к внешним, так и к внутренним вызовам. Социальными системами, не сумевшими отыскать разумный баланс между первой и второй задачами, вымощена столбовая дорога истории. 

Эти две конфликтующие задачи решаются эффективно, когда они закреплены за разными частями системы. В нашем случае государство отвечает за стабильность, а общество обеспечивает адаптивность. Как это осуществляется на практике, мы можем наблюдать на примере европейских стран. 

Но не следует думать, что способность к подобному разделению труда у европейцев зашита в генах. По расчетам английского статистика Ангуса Мэдисона, до 1800 года ВВП на душу населения в Европе был не выше, чем в Римской империи в период ее рассвета. Поэтому история современного экономического роста укладывается в два столетия, и началась она лишь после того, как западное общество дозрело до субъектного состояния. 

В дозревших обществах модернизация — это непрерывный, эволюционный процесс (модернизация снизу). В обществах, не сумевших освободиться от основных характеристик традиционализма, модернизация осуществляется рывками. И в качестве единственного субъекта рывков выступает власть (модернизация сверху). 

По мере освоения дозревшими обществами очередных технологических укладов эффективность догоняющих рывков начинает катастрофически падать. И сегодня на стадии освоения Западом шестого технологического уклада можно уверенно говорить о полном исчерпании дальнейшего развития за счет модернизаций сверху. 

В этом и заключается главный урок 2013 года для Беларуси. Пар, сгенерированный властью, ушел в свисток. Отсюда переход от наступления «широким фронтом» к «точечной модернизации». Чем он закончится — предсказать несложно. 

 



Слишком многие согласны на малое 

Мартовский опрос НИСЭПИ позволяет проследить динамику ответов на ряд вопросов с временным лагом в 20 и более лет. Ответы на один из таких вопросов приведен в таблице. Изменения превышают статистическую погрешность, но не в сторону от «человека советского», а как раз наоборот, в сторону увеличения его численности (на 6 пунктов возросла доля тех, кто предпочитает получать невысокую зарплату на гарантированной работе). 

Что бы вы выбрали? (в процентах от числа опрошенных)

вариант ответа

04'9203'14

высокий заработок, но с высоким риском потерять работу

52
47

невысокую зарплату на гарантированной работе

46
52
не ответили
3
1

 


Механизму воспроизводства «человека советского» была посвящена лекция директора «Левада-центра» Льва Гудкова, с которой он выступил в Минске 25 апреля. Внимания экспертного сообщества и журналистов она не привлекла. Не проявили к ней интереса и профессиональные борцы с «последней диктатурой Европы». 

Удивляться этому не приходится. В каждой из перечисленных мною профессиональных групп сформировались свои мифы о белорусском обществе. Естественно, что в их разрушении никто не заинтересован. 

Свои мифы имеются и у власти, но в отличие от экспертов, журналистов и профессиональных борцов власть располагает серьезными ресурсами для мифотворчества. Следует признать, делает она это эффективно, что, в частности, и отражено в таблице. 

 

Об авторе 
Сергей Николюк — аналитик, эксперт НИСЭПИ. В отличие от молодого поколения профессиональных политологов весьма скептически относится к западному гуманитарному наследию, будучи уверенным, что оно создано для описания иного типа общества. Отсюда склонность к цитированию российских авторов, в первую очередь социологов «Левада-центра».







X