За установку «жучков» на «Слодыче» инженеров пригласили в суд - Общество на N1.BY

В суде Первомайского района Минска 2 мая продолжился процесс по делу о прослушке на ОАО "Кондитерская фабрика "Слодыч". 

Обвиняемая — бывшая директор предприятия Татьяна Селих. Ей инкриминируется совершение преступлений по ч. 2 ст. 376, ч. 3 ст. 424, ч. 2 ст. 203 УК. Действия должностного лица квалифицированы как организация незаконного изготовления и сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации и злоупотребления служебным положением в личных интересах, что повлекло причинение предприятию ущерба в особо крупном размере. 

Сегодня в суде были допрошены трое работников УП "Проекттелекомстрой". Именно эта компания модернизировала АТС "Слодыч" и устанавливала в кабинетах сотрудников телефоны с "жучками". Все трое, как и Селих, являлись обвиняемыми по делу о "прослушке". Но затем уголовное преследование в отношении них было прекращено в связи с привлечением к административной ответственности. 

На вопросы гособвинителя, адвокатов, судьи и обвиняемой отвечали технический директор УП Александр Тимошенко, его брат монтажник Алексей Тимошенко и инженер Дмитрий Бондарович

Александр Тимошенко вел переговоры с Селих о модернизации АТС и об установке заказанной директором аудиосистемы (серверов и микрофонов в новые телефонные аппараты) с целью получения информации о том, что происходит в помещениях, на которые указала руководитель фабрики. Подобные системы, как указал Тимошенко, работают в банках, поэтому он был уверен, что все делается законно. И только потом узнал, что для этого нужна специальная лицензия. 

Информация писалась на жесткий диск аудиорегистратора, прямой доступ к которому имела только директор "Слодыча". Как реализовать запрошенную Селих звукозаписывающую систему, ей предложил именно Тимошенко — установить микрофоны в телефонные аппараты. Всего в разных помещениях, на которые было указано руководством фабрики, было установлено 16 таких телефонов. Ранее такие работы компания не выполняла. Компоненты звукозаписывающей системы в Беларуси можно приобрести совершенно легально, сказал Тимошенко. 

По его словам, связисту фабрики, некоему Володе, он говорил, что в помещениях, где установлены телефоны с встроенными микрофонами, необходимо установить таблички с предупреждением о проведении аудиозаписи, как это делается, например, в банках. 

Алексей Тимошенко, участвовавший в модернизации АТС "Слодыч" и "модернизации" новых телефонов (помогал их разбирать и собирать в офисе ("Проекттелекомстрой", когда в аппараты устанавливались микрофоны), сказал, что во время работ сотрудники "Слодыча" интересовались, не будет ли прослушки. На это он всех отправлял к руководству фабрики. 

О таком же интересе сказал суду и Дмитрий Бондарович. По его словам, подобные вопросы присутствуют везде, где монтируется связь. Все вопросы он также переадресовывал руководству "Слодыча", отметив, что говорить об установленных "жучках" ему никто не запрещал. 

В процессе допроса Бондаровича выяснилось, что установленные в телефонах микрофоны писали звук в помещении, но не писали телефонного абонента, с которым разговаривал работник "Слодыча" по "модернизированному" телефонному аппарату.

Бондарович сказал, что лично он показывал Селих, как работает система, проверял связь и демонстрировал, каким образом сохранять на компьютере файлы с информацией. При нем директор самостоятельно выполнила несколько операций. 

Обслуживать установленную аудиосистему "Проекттелекомстрой" не собирался, он отвечал только за работу модернизированной АТС. 








X