Лукашенко призывает народ к единству, но не хочет вести диалог - Политика на N1.BY

Отсутствие в Беларуси своего Запада и Юго-Востока еще не означает, что в обществе нет раскола. 

Очередное послание Александра Лукашенко народу и парламенту, прозвучавшее 22 апреля, традиционно состояло из двух частей — формальной и неформальной. Формальная часть — продукт коллективных усилий белорусской политической элиты. Она написана на языке власти, который у нас отличается от народного (архаичного) языка наличием абстракций и обобщений. Народ на таком языке не говорит и такого языка не понимает. 

Экспромтом же Лукашенко говорит на народном языке, причем не в силу своей уникальности, а потому что… другим языком не владеет. 



 

«Единственный политик» — это отсутствие политики 

Одной из ключевых тем формальной части послания-2014 стала тема единства народа: «О единстве народов мы говорим часто, и это не ритуальные слова, еще древняя Библия учила: «Дом, разделившийся в себе, не устоит». Сегодня история демонстрирует нам трагическое подтверждение этой тысячелетней мудрости»

Политическая элита Беларуси пытается осмыслить уроки Украины. Раскол украинского общества и его негативные последствия лежат на поверхности. Отсюда пассажи в формальной части послания о необходимости «живой широкой дискуссии» и «общественного диалога». 

Наличие раскола в белорусском обществе Лукашенко впервые признал на пресс-конференции 20 декабря 2010 года, на следующий день после разгона Площади: «Но давайте будем честны: 20% или высказались против, или проголосовали за альтернативных кандидатов. Согласитесь, что есть над чем подумать. И я буду думать, прежде всего, об этом, не забывая о своих сторонниках, о тех людях, которые меня поддержали»

Через несколько дней в своем новогоднем обращении глава государства снова обратился к теме раскола, признав наличие в обществе провластного «большинства» и оппозиционного «меньшинства»: 

«В эти минуты уходящего года я прежде всего хотел бы обратиться к абсолютному большинству белорусского народа. Именно благодаря вам я имею уникальную возможность в эти волнительные мгновения истории войти в дома белорусов, в ваши семьи с поздравлениями и пожеланиями мира и добра. 

Свои поздравления я также адресую нашему меньшинству. Вы должны знать: вас воспринимаю как неотъемлемую часть нашего общества, со своими целями, взглядами и устремлениями. Вы имеете свою точку зрения, особое понимание мироустройства и развития нашей страны. Это ваше право, которое отнять у вас никто не может». 

Однако никаких практических шагов за декабрьскими признаниями не последовало. Белорусская авторитарная модель несовместима с публичным согласованием интересов различных групп общества, то есть с политикой. Недаром же Лукашенко неоднократно называл себя «единственным политиком». Но наличие такого типа политика и означает отсутствие политики. 



 

Чьи интересы отстаивает белорусское государство? 

Беларусь в отличие от Украины не имеет своего Запада и Юго-Востока. Но следует ли из этого факта, что Беларусь является домом «всех граждан нашего государства независимо от их веры и крови»? Независимо от крови и веры — да. Тем не менее, раскол является главной характеристикой белорусского общества. 

Обратимся к таблице 1. Только треть белорусов без каких-либо оговорок считает белорусское государство своим. Среди респондентов, не доверяющих главе государства (41% в июне 2013 года), доля выбравших первый вариант ответа составила 5%, что близко к статистической погрешности! Понятно, что у доверяющих Лукашенко белорусов (49%) иное восприятие государства: для 61% оно свое. 

В Беларуси государство своим считают преимущественно пенсионеры: 60 лет и старше — 57%. Тогда как среди молодежи в возрасте от 18 до 30 лет государство является своим только для 23%. В России, между прочим, обратная зависимость: до 25 лет — 41%, 60 лет и старше — 24% (ВЦИОМ). 



Таблица 1. С каким из следующих утверждений о белорусском государстве, построенном при президенте Лукашенко, вы согласны? (в процентах от числа опрошенных)

вариант ответа
июнь 2013

это мое государство, оно защищает мои интересы

33

это лишь отчасти мое государство, оно недостаточно защищает интересы таких, как я

45

это не мое государство, оно не защищает мои интересы, и я не доверяю ему

16

затруднились ответить / не ответили

6

 

Непризнание государства как своего означает и непризнание государственных символов. 2 июля 2013 года в Минске прошла церемония открытия площади Государственного флага. «Для миллионов наших сограждан, — заявил Лукашенко на церемонии открытия площади, — государственные символы БССР олицетворяют достижения, которых Беларусь добилась в советский период. Именно поэтому на референдуме в 1995 году белорусы выбрали нынешние флаг, герб и гимн, отражающие неразрывную связь исторического и современного этапов становления страны». 

Напомню, что в майском референдуме 1995 года, согласно официальным данным Центризбиркома, приняло участие 64,8% избирателей. За одобрение вопроса «Поддерживаете ли Вы предложение об установлении новых Государственного флага и Государственного герба Республики Беларусь?» проголосовали 75,1% от числа принявших участие в голосовании, или 48,6% от списочного состава. То есть меньше половины взрослого населения страны! 

Из таблицы 2 следует, что за прошедшие после майского референдума 18 лет отношение белорусов к государственной символике принципиально не изменилось. Удивляться этому не приходится. Государственный национализм, внедряемый сверху, наталкивается на национализм культурный и гражданский, что и позволяет сохранять статус-кво. 

В результате в географическом центре Европы уже два десятилетия существует государство, население которого никак не может определиться со стандартным набором государственных символов. Да, официальную символику принимает большинство, но оно не убедительное и обеспечивается главным образом за счет старшей возрастной когорты. Мнения молодых разделились почти поровну. 

Таблица 2. Какие государственные символы больше соответствуют историческому наследию белорусской нации — существовавшие с 1991 по 1995 год (с гербом «Пагоня») или нынешние (напоминающие символы БССР)?

(в процентах от числа опрошенных)

вариант ответа
июнь 2013
возраст
отношение к Лукашенко
18-30
60+
доверяют
не доверяют

такие символы, как до 1995 года

34
39
24
22
50

такие символы, как сейчас

51
46
64
66
35

затруднились ответить / не ответили

15
15
12
12
15

 

 

Власть опирается на периферийные социальные группы 

Приглядимся к социально-демографическим характеристикам типичного представителя «большинства» и «меньшинства», составленным НИСЭПИ в марте 2014 года. 

Доверяют Лукашенко чаще женщины, чем мужчины: 54% vs. 36%. Такой гендерный дисбаланс типичен для авторитарных лидеров. Среди белорусских пенсионеров (старше 60 лет) доля сторонников главы государства составляет 82%, среди молодежи в возрасте от 18 до 29 лет — 29%, среди людей с начальным образованием — 94%, среди обладателей университетских дипломов — 37%. 

Таким образом, главным критерием раскола белорусского общества на «большинство» и «меньшинство» является наличие/отсутствие человеческого капитала. Белорусское «государство для народа» — это государство периферийных социальных групп. Это государство «большинства», не способного самостоятельно выжить в современных рыночных условиях. 

«Большинство» нуждается в опекуне. И с его ролью в наше время способно справиться только централизованное государство, наделенное монопольным правом распределять ресурсные потоки. Что мы на практике и наблюдаем. 

Государство «большинства» обладает рядом бесспорных преимуществ, которые особенно заметны на фоне российского и украинского вариантов государств «олигархического меньшинства». 

Но любое преимущество — относительно. Государство, опирающееся на периферийные социальные группы, не способно к динамичному развитию, то есть оно неконкурентоспособно. 

Беларусь держится на плаву за счет российских дотаций, составляющих, по некоторым подсчетам, 16% ВВП; Россия, в свою очередь, держится за счет природной ренты. Украина оказалось слабым звеном в семье «братских народов», так как своих природных ресурсов в достаточном количестве не имеет, а технологией получения дешевых энергоресурсов в обмен на интеграционную риторику не овладела. 


*** 

Для преодоления раскола в белорусском обществе необходим медиатор, посредник. Такая роль по плечу только государству. Но это в теории. На практике авторитарное государство стать посредником между «меньшинством» и «большинством» не в состоянии уже в силу того, что органически не способно к диалогу. 

Кто в этом сомневается, пусть мне напомнит, когда Лукашенко в последний раз общался с представителями «меньшинства» (оппозицией). 







X