В крымском вопросе Лукашенко никуда не денется с российской подлодки - Политика на N1.BY

Вот и кончилась игра в могучую белорусскую независимость под эгидой несгибаемого президента. Как ни старался Александр Лукашенко усидеть на двух стульях в украинском вопросе, а был вынужден в итоге, припертый журналистами к урне в день местных выборов 23 марта, декларировать де-факто статус официального Минска как сателлита Кремля. 

«В силу исторического прошлого, того, что мы один народ, создаем единый проект, мы будем с Россией. Надо прекратить эти спекуляции. Если встанет вопрос, мы всегда будем с Россией — это я и сказал Путину в последнем разговоре», — заявил белорусский руководитель на избирательном участке в Минске в контексте разговора о крымском вопросе.



 

Минск между молотом и наковальней 

При этом глава государства, которому абсолютно не с руки портить отношения с Киевом, все же не стал на 100% повторять зады московской пропаганды, типа: власть на Украине захватили бандеровцы, фашисты. Более того, вспомнив свою пограничную службу на Западной Украине, похвалил тамошних «западенцев»: «Я никогда не скажу, что это люди, которые отличаются от нас. Это очень трудолюбивые, порядочные и добрые люди. Политики виноваты в том, что разделили Украину». 

По словам Лукашенко, в новой украинской власти «люди разные». А главное — «как бы я к ним ни относился, с ними надо выстраивать отношения»

Истинным же образцом словесной эквилибристики стал вот этот пассаж: «Украина должна оставаться единой, неделимой и целостной, но Крым де-факто сегодня — часть России». Это типа: да, глаз вам сосед выбил, но утешьтесь, мы поддерживаем ваше право на целый фейс. 

Лукашенко также поклялся, что в вопросе признания аннексии Крыма Москва на Минск не давит: «Я честно говорю: от меня и от наших провластных структур, Министерства иностранных дел никто этого не требует»

Возможно, это недалеко от истины. Некоторые политологи предполагают, что в крымском вопросе (в отличие от абхазско-южноосетинского в 2008 году) Кремль не настаивает на подобострастии белорусских властей из тех соображений, чтобы держать Минск в качестве потенциальной переговорной площадки с Киевом. 



 

Российские генералы чувствуют себя хозяевами белорусского плацдарма 

Но, так или иначе, конфликт Москвы с Украиной высветил всю степень зависимости Беларуси от России. Миф о Лукашенко как «ненаклоняемом» лидере поблек еще больше. 

Да, он не единожды проявлял дерзость: срывал подписание договора о КСОР ОДКБ, вступал в нефтегазовые, товарные, информационные войны с Россией. И заставлял более сильного восточного соперника идти на компромиссы (например, когда нарушение транзита через Беларусь било по имиджу и финансам «Газпрома»). 

Были ситуации, когда вообще могло показаться, что хвост вертит собакой. Например, когда в прошлом году в Минске коварно пленили тогдашнего гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера, белорусские госСМИ рисовали Лукашенко победителем российских олигархов. 

И действительно, Кремль вел себя во время того калийного конфликта совсем не так, как недавно в Крыму, не стал бросать спецназ на вызволение российского (причем отнюдь не рядового) гражданина. Но, возможно, Путин проявил мягкость лишь потому, что сам был не прочь сменить владельцев «Уралкалия». 

Когда же пошла заруба за Крым, сразу стало понятно, что Беларуси отводится лишь роль сателлита. Командующий ВВС России Виктор Бондарев на днях буднично упомянул об «аэродроме Барановичи, где находится наша авиабаза», хотя пока ни о каком соглашении на сей счет публика не знает, да и аэродром под вероятную авиабазу россиян предварительно присматривали иной — возле Лиды. 

Но Барановичи — гораздо ближе к украинской границе, и размещение там вскоре полка многофункциональных ударных истребителей Су-27СМ3 — для Москвы, кажется, вопрос уже решенный. Союзника же о согласии, похоже, особо и не спрашивают: куда он денется с подводной лодки? 

В итоге 23 марта на избирательном участке белорусский главнокомандующий прокомментировал этот сюжет без всякого энтузиазма: «У нас остро этот вопрос не стоит, но если россияне готовы нам предоставить еще 24 самолета, я буду только рад». 

Заметьте изящное передергивание: на самом деле не они нам дают (как в свое время просил Путина Лукашенко), а сами прилетают хозяевами на своих тяжелых машинах, способных нести даже тактическое ядерное оружие. Причем поскольку иностранные базы имеют экстерриториальный статус, то потенциально Москва может не спрося такое оружие сюда и завезти. «Мы, белорусы, мирные люди» можем прыгать до небес от счастья. 



 

Беларуси светит маленькая холодная война 

Стоит отметить, что сегодня, когда стало ясно, что Запад воевать за Крым с Путиным не станет, поубавилось апокалиптических прогнозов типа: завтра может грянуть третья мировая. 

К слову, белорусский президент не преминул в очередной раз поиронизировать над политиками в Вашингтоне и Брюсселе, у которых-де кишка тонка: «Запад — это такая профанация, это ни на что не способные люди. Сколько было пыли, я уже, честно говоря, бояться начал, хоть бы до войны не дошло. Ну и что? 20 человек не пустят в Европу»

Да, класть своих солдат на чужих полях государства, где жизнь индивида ценится высоко, не любят. Но вот ремейк «маленькой» (этак лет на 5-10) холодной войны между Россией и Западом политологи (в частности Денис Мельянцов из BISS) не исключают. 

И вот здесь простора для маневра у белорусских властей практически нет. Минск как ближайший военно-политический союзник Кремля будет вынужден делить с ним все тяготы и лишения новой глобальной конфронтации. 

Выступая перед прессой 23 марта, Лукашенко, как бы оправдываясь, стал перечислять грехи западников, типа: разбомбили Ирак, спровоцировали революции по арабской дуге… 

«Что произошло в Египте, в Тунисе, а затем в Ливии, что происходит в Сирии? И западный мир весь един. Они понимают, что они незаконно делают там, прежде всего американцы. Но они вместе, они связаны договоренностями, соглашениями. В таком же случае, почему мы должны быть против России? Мы с ними вместе, мы связаны», — рассуждал официальный лидер. 

Но ведь ранее он сам не раз подчеркивал: у Беларуси, сравнительно небольшой страны, нет глобальных геополитических амбиций. Таким образом, сегодня белорусов в очередной раз втягивают в чужую борьбу, в выяснение отношений между амбициозными игроками, претендующими на мировое влияние. И стоит ожидать, что белорусская пропаганда привычно включит образ врага в обличье проклятых западных империалистов. При том, что де-факто мы видим попытку имперского реванша совсем с другой стороны. 

 

Интеграция в изоляции — пустой номер 

Да, очевидно, что пока Вашингтон и Брюссель не отваживаются на сильные санкции против Москвы. В частности, потому, что и сами пострадают. Но если Кремль закусит удила, то для сохранения лица Запад станет эти санкции методично наращивать. В итоге Россия может элементарно надорваться, ее экономика треснет. У Советского Союза ресурсов было побольше, но и он сгорел на гонке вооружений. 

В любом случае у Москвы уже не найдется для Минска столько пряников, как в лучшие времена. Могут не оправдаться надежды белорусского правительства на отмену с 2015 года российских нефтепошлин. 

И в целом вхождение в Евразийский экономический союз под патронажем слабой по части передовых технологий, а теперь еще и полуизолированной от демократического мира России не сулит радужных перспектив Беларуси, перед которой стоит задача модернизации. 

Вдобавок к этому, новое издание холодной войны перечеркнет надежды на нормализацию отношений между Беларусью и ЕС, США. Вот и 23 марта Лукашенко снова дал понять, что не собирается освобождать политзаключенных без их прошений о помиловании (при том, что такие крепкие орешки, как Николай Статкевич, не раз говорили, что на это не пойдут). 

В итоге привязка Беларуси к России останется безальтернативной и только усилится. И лишь тактическими соображениями Кремля будет определяться судьба белорусской независимости. 

 

Как бы не накликать «зеленых человечков»! 

В принципе, зачем Путину сегодня вводить сюда танки, отбирать герб и флаг образца БССР? Даже Сталин использовал псевдосуверенитет Беларуси, чтобы иметь лишний голос в ООН. 

Но любое резкое движение властей Беларуси (нынешних, а тем паче гипотетических новых) будет ставить ее суверенитет под удар. Поднятая на щит Кремлем концепция силовой защиты «русского мира» в этом плане весьма опасна, учитывая, насколько белорусы русифицированы и как прополаскивают им мозги впавшие в оголтелый реваншизм российские каналы. 

Вот и Лукашенко сейчас на избирательном участке автоматом проговорил привычное заклинание «мы один народ». Но как бы этим заклинанием не накликать когда-нибудь «зеленых человечков», которые скажут: мы же одной крови, какая граница! 

Впрочем, пока Кремлю надо переварить Крым, переждать западное вербальное фонтанирование. Сегодня Москва вполне удовлетворится получением из Минска сигнала о том, что в крымском вопросе (и не только) Беларусь никуда не денется с российской подводной лодки. 







X