Юрий Кубарев: После операции Юля и близко не была похожа на спящего человека - Общество на N1.BY

Отец Юлии Кубаревой - Юрий Кубарев - рассказал в суде о дне роковой операции его дочери в "Экомедсервисе" и отметил, что после нее его дочь и близко не была похожа на спящего человека, передает из зала суда корреспондент БЕЛТА.

Психологически родители надеялись, что в Минске медицинское обслуживание будет оказано на более высоком уровне. Это им подсказывал и собственный опыт. 

В Минске девушка выбрала ту операцию, которая проходит под общим наркозом. Знающие люди говорили, что без наркоза такая операция - это сильнейшая боль. Родители не возражали. У "Экомедсервиса" была хорошая реклама.

За месяц до операции Юлия Кубарева была в медцентре, ей понравились палаты, к тому же обещали на протяжении трех дней подержать ее в больнице. Девушка не хотела после операции слишком рано показываться на люди.

Юрий Кубарев также рассказал, что проблемы с носом начались у его дочери после того, как в детстве ей попали в лицо снежком. "Юле в детстве снежком попали в нос. Снег был мокрый. Из носа пошла кровь. Я сразу отвез дочь в травмпункт. Но там врач сказал, что все хорошо. Позднее оказалось, что нос был тогда сломан", - рассказал Юрий Кубарев. С годами искривление привело к затруднению дыхания у девушки, что подтолкнуло ее к решению о проведении пластической операции. "Я понимаю, что никакой суд и никакое наказание не сможет вернуть нашу дочь. Но дело в человечности врачей, в их ответственности", - подчеркнул Юрий Кубарев.

Юлия Кубарева встретилась также с ее будущим хирургом - Серебро. О нем были хорошие отзывы в Интернете. Других рекомендаций о таких специалистах у семьи не было. Хирург отметил, что если исправлять ситуацию с носом - то исправлять сейчас.

26 марта, в день операции, Кубаревы приехали в Минск. Все было по плану. В 16.30 отец девушки наблюдал последние приготовления дочери к операции. Они даже успели пообщаться. Юрий Кубарев слышал наставления хирурга дочери: он говорил о том, что операция может пройти не идеально, так как у костей и мышечных тканей также есть генетическая память. Он предупреждал, что девушка не будет выглядеть так, как хочет, однако максимально близко к этому.

В 17.00 Юлия Кубарева ушла на операцию. Родители остались ждать в больнице. Юрий Кубарев вспоминает, что им было очень тревожно за дочь. Операция планировалась на 1,5-2 часа - так им сказали хирург Серебро и медсестры. "Около 18.50 из операционной выбежала, как нам показалось, встревоженная медсестра. Она сказала: все нормально, мы скоро закончим. Где-то в 19.40 открылась дверь операционной, нашу дочь увезли в палату. Она дышала очень надрывно и тяжело. Медсестры сказали, что вскоре все должно нормализоваться, девушка раздышится", - вспомнил Юрий Кубарев. Через какое-то время родителям разрешили войти в палату. Там их охватил ужас - у девушки был вид мертвого человека. "Она и близко не была похожа на спящего человека. Дело не в цвете. Весь ее вид - она лежала и абсолютно не шевелилась. Мы стали одевать ей шерстяные носки - знали, что после операции очень мерзнут ноги. Юля не шевелилась - ни ногой, ни даже пальцем", - продолжил Юрий Кубарев.

Через какое-то время родители попытались разбудить дочь. Говорили ей, что пора просыпаться, все закончилось и все хорошо. Но девушка не двигалась. Паника родителей росла. "Но ведь глупо вызывать скорую, когда находишься в больнице. Тем более, когда все вокруг убеждают тебя, что все хорошо, все по плану. Об этом нам говорили и анестезиолог, и медсестры. Нам сказали, что если мы насильно ее разбудим - она всю ночь будет мучиться от боли. А так она под наркозом - все нормально. Кто же хочет причинить боль своему ребенку. Это притупило нашу бдительность", - рассказал отец девушки.

Хирург Серебро сказал родителям, что операция "в целом прошла неплохо". Когда они спросили его, будет ли хирург с Юлей, он сказал, что ему нужно уйти, потому что он плохо припарковал машину. Также он сказал, что и завтра не придет, а появится только послезавтра. Отец подтвердил, что анестезиолог Шуров заходил к их дочери трижды (ранее такие показания в суде давал сам Шуров. - Прим. БЕЛТА). Юрий Кубарев отметил, что хирург не входил к своей пациентке после операции. "Я этого не видел. Он уехал минут через 20 после того, как девушку увезли в палату", - пояснил Кубарев.

"Медсестра говорила, что нас вообще не нужно пускать к дочери, так как родители только разводят панику", - отметил Юрий Кубарев.

Отец девушки также подтвердил показания Александра Шурова о том, что он уехал из медцентра около 21.30.

Родители уехали домой около 22.30. Больше им не разрешили там находиться. В тот день им никто не рассказал, что во время операции произошла внештатная ситуация. Около двух часов ночи им позвонил Серебро и рассказал, что Юлию увезли в реанимацию. По словам хирурга, он даже не подозревал, что случилось.

Заведующий реанимацией сказал родителям, что произошло ужасное. "Ситуация приняла такой оборот, что из нее могут быть три выхода: первый самый ужасный, второй - девушка будет уже не социально адаптированным человеком, и третий - все окончится хорошо", - сказал отцу и матери девушки заведующий реанимацией. Он также добавил, что остается только ждать. В реанимацию девушка поступила без сознания, у нее не было никаких рефлексов. Первую неделю родителей не допускали к дочери. В реанимации городской больницы не говорили врачам, почему их дочь оказалась в таком состоянии. Рекомендовали уточнять в медцентре, что произошло. "На второй день мы поехали в "Экомедсервис", пытались встретиться с главврачом. Это удалось не сразу. Только через день нам позвонили и сказали, что главврач может с нами встретиться", - рассказал Юрий Кубарев.

В медцентре отказались взять на себя вину за состояние девушки. Шуров признавал только, что виноват в том, что не разбудил девушку. Разговор прошел на повышенных тонах. В "Экомедсервисе" обещали провести внутреннее расследование.

22 апреля родители посетили Юлию в реанимации в последний раз. Им разрешали трогать, поглаживать дочь. На поглаживания девушка реагировала, как показалось родителям, - сжималась стопа, тело девушки. Родители поначалу обрадовались, но медсестра их огорчила: сказала, что это ничего не значит. Следующей же ночью родители узнали, что положение их дочери безнадежно.

В суде Октябрьского района города Минска 9 января началось рассмотрение уголовного дела по факту смерти пациентки СООО "Экомедсервис - Медицинский центр" Юлии Кубаревой. Девушка умерла после проведения пластической операции. По данному уголовному делу привлечены по ст.428 Уголовного кодекса Беларуси (служебная халатность) генеральный директор центра Галина Волжанкина и главный инженер указанного медицинского центра Владимир Лихута, а по ч.2 ст.162 Уголовного кодекса (ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента) - врач-анестезиолог Александр Шуров.

К делу приобщен гражданский иск потерпевшей стороны о возмещении морального и материального вреда. Гражданскими истцами признаны Юрий Кубарев и Алла Кубарева - родители умершей девушки. Размер иска - Br5 млрд за причинение морального вреда и Br10 млн за причинение материального вреда от каждого истца. Ответчиком по данному гражданскому иску признан СООО "Экомедсервис - Медицинский центр". Суд также постановил наложить арест на имущество медицинского центра в сумме, эквивалентной заявленной в иске.

Как ранее сообщалось, жительница Гродно Юлия Кубарева скончалась после проведения пластической операции по коррекции формы носа в коммерческом медицинском центре "Экомедсервис" в Минске. Операция проводилась в конце марта 2013 года, после нее девушка так и не пришла в сознание, была госпитализирована в 4-ю городскую клиническую больницу столицы, где четыре недели провела в коме. Медикам не удалось ее спасти - 23 апреля она скончалась. Уголовное дело расследовало главное управление Следственного комитета Беларуси.








X