Что такое «третья» партия США и кому она нужна - Лукашенко 2022 на N1.BY
Что такое «третья» партия США и кому она нужна Что такое «третья» партия США и кому она нужна Александр Хара

Реальны ли серьезные изменения на американском политическом ландшафте.

«Соединенным Штатам очень нужна новая политическая партия — такая, которая будет представлять умеренное здоровое большинство. Современные устаревшие партии потерпели поражение, обслуживая маргиналов. Поэтому большинство американцев чувствуют, что их интересы не представлены», — говорится в манифесте о создании широкой политической платформы «Вперед». По замыслу ее основателей, Дэвида Джолли — бывшего конгрессмена-республиканца, Кристин Тодд Уитман — бывшего республиканского губернатора Нью-Джерси и Эндрю Янга — номинированного кандидатом в президенты от демократов, платформа должна объединить конструктивные элементы политического спектра и перерасти в новую партию, ведь нынешние «не способны преодолеть политический экстремизм, раздирающий страну».



Как свидетельствуют настроения американцев, спрос на альтернативы — самый высокий за последние несколько десятилетий. Опрос Gallup в начале года выявил, что нужной появление «третьей» партии считают 70% независимых, 63% республиканцев и 46% демократов. Рост поддержки в рядах республиканцев обусловлен фактором трампизма. Так, 68% «слонов» выступают за сохранение Дональда Трампа лидером партии, в то время как 31% считает, что ей нужен новый лидер. Независимые, тяготеющие к республиканцам, разделены почти пополам: 47% поддерживают сохранение лидерства 45-го президента, а 51% хотел бы видеть во главе партии новое лицо. Как бы там ни было, но «фактор Трампа» не обойдет и довыборы в Конгресс осенью этого года, от результатов которых в определенной степени будет зависеть и его судьба как кандидата в президенты от Великой старой партии. Впрочем на крайний случай Трамп и сам может сыграть в 2024 году в «третью» силу, ведь и ресурсы, и популярность у него есть.



Не скажешь, что сейчас в США нет других партий, кроме Республиканской и Демократической. Так, можно вспомнить Налоговую партию или Партию народных масс, впрочем — «народных масс» в тех партиях по одному члену. Сейчас 3,3 миллиона американцев зарегистрированы как сторонники одной из «третьих» партий, что составляет 1 к 64 тех, кто голосует за демократов или республиканцев. Самая выгодная пропорция зафиксирована на Аляске — 1 к 11. Конечно, никакой конкуренции «слонам» и «ослам» они составлять не могут.



Кстати, интересна история Антимасонской — первой «третьей» партии в США, появившейся на политической сцене в 1820 году. Ее члены видели в масонстве угрозу демократии, а поскольку участниками этого движения были ведущие предприниматели и политики, то идеология партии носила антиэлитный характер. В 1832 году антимасоны провели первые праймериз кандидатов в президенты, что с того времени стало общепринятой практикой и для других. Партия выдвинула кандидатом в президенты бывшего генпрокурора Уильяма Вирта, как это ни смешно — масона, получившего 7,8% голосов. Потом антимасоны влились в ряды Партии вигов, чтобы снова заявить о себе как о независимой силе в 1876-м, уже с более широкой платформой. Тогда они выступили не только против масонов, но и против иммигрантов, католиков, протестантов, считая, что религиозное разнообразие приведет к светскому государству. Впрочем, повторить электоральное чудо им не удалось: вместо 100 тысяч голосов партия получила всего 2,5 тысячи, или 0,02%.

Важнее, чем аналогия с пунктами программы (риторика против иммигрантов и истеблишмента) и Дональдом Трампом, хотя, конечно, он и не масон, — другое. «Третьи» партии обычно ориентированы на одну-две общественно важные темы, которые по какой-то причине обходят или в отношении которых не могут прийти к консенсусу большие партии. Если это новые или популярные идеи, то большие партии могут их привлечь или рецепцией, или поглощением самой партии. Самые крупные успехи кандидаты от третьих партий имели на фоне катастрофической непопулярности действующего президента. Согласно Gallup, на этом этапе каденции Джозефа Байдена его деятельность одобряют всего 38% американцев, что является самым низким показателем среди президентов за почти 70 лет. Но это не выглядит катастрофой на фоне вызовов, с которыми справляется его администрация. Более того, до самих выборов еще 117 недель.

Гипотетически президент от третьей партии будет иметь сложности с первого дня избрания, ведь у него не будет роскоши в виде поддержки своих однопартийцев в Конгрессе, в то же время и республиканцы, и демократы будут топить его без сожаления. Впрочем, очень даже негипотетическим негативом кандидатов в президенты от третьих сил является то, что во время выборов они отбирают голоса у претендентов от республиканцев и демократов. Так, Ральф Найдер от «Зеленых» на выборах 2000 года получил всего 1,63% голосов, которые могли бы сделать невозможным приход в Белый дом Джорджа Буша-младшего. Альберт Гор проиграл ключевой в тех выборах штат — Флориду с разницей лишь 0,05%! Мир мог бы быть кардинально другим, если бы не две каденции Дж.Буша и не решение неоконсерваторов вторгнуться в Ирак, но это другая история. На выборах 2016 года Гэри Джонсон от либертарианцев и Джил Стейн от «Зеленых» опосредованно способствовали приходу к власти Дональда Трампа. Америка могла бы быть другой, если бы не дальнейшая поляризация, два импичмента и попытка неконституционным способом удержаться при власти, от чего США до сих пор лихорадит. 11 сентября и 6 января не нуждаются в «упоминании года», ведь мир помнит террористические атаки в 2001-м и захват Капитолия толпой сторонников Трампа в 2020-м. Собственно, именно потому один из сооснователей платформы-партии «Вперед» Эндрю Янг и попал под шквал критики, что его амбиции могут открыть Дональду Трампу путь в Белый дом во второй раз.

Вопреки желанию американцев обогатить политическое меню, расширение бинарного выбора структурно ограничено. Информационное поле отформатировано политическими гигантами, прошлые попытки создать какую-то существенную альтернативу ощутимых успехов на принесли. «Американская избирательная система — основная причина того, что США являются единственной большой демократией, где только две партии постоянно могут избирать публичных лиц», — отмечает политолог Университета Индианы Марджори Херши. Местные законодательные нормы иногда весьма неблагоприятны для новичков, а унифицированное избирательное законодательство и в перспективе не просматривается. К тому же те, кто считает себя независимыми, преимущественно тяготеют или к Республиканской, или к Демократической партиям, следовательно, все равно находятся в их политической орбите.

Не в последнюю, а возможно, даже и в первую очередь, выборы — это деньги. 2020 год стал рекордным, ведь на президентские выборы и выборы в Конгресс было потрачено 14 млрд долл., что в 2,6 раза больше, чем затраты 2008-го. Успешные выборы невозможны без хорошо развитого администрирования — офисов, штабов и функционеров, что является большим вызовом для новичков. В 2020-м медиамагнат Майкл Блумберг создал штаб высокоинтеллектуальных специалистов и оценивал свои шансы в президентских гонках. Впрочем, он принял единственно правильное решение — присоединиться к кандидату с самыми высокими шансами «побить» Трампа. Очевидно, что объективное взвешивание своих организационных ресурсов и, конечно, политической платформы стало причиной такого решения.

Ровно сто лет назад партия под названием «Вперед» выдвигала своих кандидатов в Конгресс и тоже планировала разрастись до общенационального масштаба. Но о ее существовании известно лишь узкому кругу историков и политологов, специализирующихся на тематике «третьих» партий в США. Возможно, историческая аналогия и не очень уместна, когда речь идет о новых энтузиастах, стремящихся исправить объективно серьезные проблемы функционирования демократии в Соединенных Штатах. Но установленная политическая система делает шансы на успех призрачными.

Александр Хара, «Зеркало недели. Украина»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».