У Киева есть план, как поймать Россию в ловушку под Херсоном - Политика на N1.BY
У Киева есть план, как поймать Россию в ловушку под Херсоном У Киева есть план, как поймать Россию в ловушку под Херсоном

Война выходит на новый этап.

В войне России с Украиной наступает новая фаза. Самой горячей точкой боевых действий в течение нескольких месяцев был Донбасс. Однако российские войска неделями не могут организовать наступление на Донецкую область, а ВСУ до сих пор контролируют населенные пункты на Луганщине.

Арена боевых действий смещается на юг Украины, где украинская армия проводит военную операцию по освобождению захваченных территорий в Херсонской области. В связи с этим россияне перебрасывают туда войска с восточного фронта и с территории РФ, готовясь к наступлению в южных регионах страны.



Директор Украинского центра безопасности и сотрудничества, военный эксперт Сергей Кузан в интервью «Главреду» рассказал, почему Россия приостановила наступление на Донбассе, оценил ситуацию с контрнаступлением ВСУ на юге и подготовкой в Крыму к возможной битве, обрисовал обстановку в Харьковской области и назвал два сценария войны.

По мнению Кузана, Россия открывает второй фронт в Украине, а ВСУ ждет битва с вражескими войсками на юге.

- Россия перебрасывает войска с главного направления – Донбасса – на южный фронт. Есть ли основания говорить о начале новой фазы войны? В чем ее особенности? Какие направления могут оказаться под ударом?



- Да, действительно, есть все основания говорить о том, что Россия открывает новый фронт, и это своего рода новый этап войны. Очевидно, что на Донецком направлении российские войска оказались в тупике и не выполняют задач, поставленных перед ними московским высшим военно-политическим руководством.

На юге складывается неутешительная для русских войск ситуация, поэтому, чтобы ее исправить, враг спешно перебрасывает свои пополненные резервами действующие подразделения на Николаевском, Криворожском, Запорожском направлениях. Здесь они решают сразу несколько задач.



Прежде всего российские войска пытаются выбраться из того тупика, в котором они оказались на Донбассе. Нужно объяснить, почему возник этот тупик. Россиянам не удается продвигаться запланированными ими же темпами, они не могут даже приблизиться к нашему основному укрепленному району – Славянск, Краматорск, Дружковка, Константиновка. Они до сих пор не могут перейти линию Бахмут – Северск, уперлись там. На Донецком и Авдеевском направлениях продвижения тоже не могут. По всей Донетчине они захватывают разве что где-то один километр, где-то два... Конечно, это никакая не битва за Донбасс, не освобождение Донецкой области, как они декларируют, и никакие не успехи их армии.

Россия держит там огромные военные группировки, которые не могут проломить нашу оборону. А с работой наших HIMARS и реактивных систем залпового огня мы фактически срываем их планы. Из-за того, что мы уничтожаем их склады, они должны постоянно перегруппировываться.

На юге ситуация для россиян вообще провальная. Там инициатива полностью у Вооруженных сил Украины. По официальной информации, только на Херсонщине освобождено более 50 населенных пунктов. Перехваты свидетельствуют, что моральный дух в войсках оккупантов, которые находятся на юге, на низком уровне. Готовности отстаивать именно эту территорию у них нет. Они ищут пути, по которым можно будет бежать.

Россияне видят, что мы успешно наступаем на Херсонском направлении. Поэтому, чтобы их оборона не посыпалась окончательно, они решили усилить свой контингент, собрать все имеющиеся резервы и попытаться перехватить инициативу. Как перехватить инициативу - это пойти в контрнаступление. Именно для этого они собирают на Херсонском и Запорожском направлениях десантные войска. Десант предназначен для форсирования, в том числе и водных переправ, и осуществления контрнаступательных действий. Ведь ВСУ именно там проводят планомерное наступление.

Вот и вся логика российского командования. Именно поэтому Россия открывает этот второй фронт, что условно можно назвать «битвой за юг». Нашему командованию известно обо всех их передвижениях, а успешный удар по железной дороге, по эшелону с военной техникой оккупантов – лучшее тому свидетельство. Наша армия готова встретить врага. Нас еще ждут горячие события именно на южном направлении.

- Что будет в такой ситуации с планами ВСУ по масштабной контрнаступательной операции?

- Этот план воплощается. Несколько дней назад мы слышали об освобождении более 40 населенных пунктов, а сейчас, несмотря на переброску россиянами войск – уже более 50. То есть наша армия, несмотря на все, продолжает продвижение в Херсонской области. Очевидно, что отныне это будет сделать сложнее, потому что сначала нужно будет уничтожить оккупанта, а уже потом продолжать освобождение Херсона и всего Правобережья. Это задача нынешнего этапа.

В то же время очевидна необходимость разгрузить также Донецкое направление. Нам придется принять бой от тех резервов, которые сегодня накапливает Российская Федерация, и лучше, чтобы этот бой был на наших условиях, чтобы мы навязывали инициативу, а они были вынуждены реагировать. Именно так происходит сейчас на юге: ВСУ продвигаются вперед, навязывают инициативу, а оккупанты спешно перебрасывают войска, развертывают командные штабы, обеспечение, перебрасывают технику, горюче-смазочные материалы.

На новой местности и при новых условиях – во время наступления Вооруженных сил Украины – россиянам стало сложнее разворачивать свои позиции. А мы теперь сможем уничтожать их уже на двух направлениях – восточном и южном.

Конечно, нам бы хотелось как можно скорее освободить Херсон. Но, даже освободив город, мы не решаем основной проблемы – уничтожения военной силы и техники. Поэтому сейчас, по сути, ВСУ создают благоприятные для себя условия, чтобы уничтожить максимальное количество силы и техники врага.

- Если говорить об освобождении Херсона... Москва отправляет в регион войска, но силы обороны Украины уже повредили стратегически важные Антоновский автомобильный и железнодорожный мосты. Какова вероятность того, что россияне в итоге могут оказаться в ловушке?

- Да, действительно. Наши вооруженные силы, ударив по Антоновском мосту, а потом и по мостику через плотину (мост на дамбе Каховской ГЭС, – ред.), обозначили свое присутствие и огневой влияние. Эти мосты и переправы – в пределах нашего огневого воздействия.

Оккупанты сейчас перебрасывают свои войска, и, исходя из того, что ВСУ дают им это сделать, наши планируют вытащить их на правый берег Днепра, чтобы в конечном итоге легче было воевать и ограничить возможность их маневра. Ведь с юга и востока они ограничены рекой Днепр, а с севера будут действовать ВСУ с применением артиллерии.

Россияне также это видят и пытаются отвечать – подтягивать на левый берег Днепра свои резервы, десантные войска, средства противовоздушной обороны. Но здесь нельзя ничего поделать. Если они хотят отбить и удержать Херсон, то должны согласиться на те правила и условия, которые навязывают им Вооруженные силы Украины.

- Безусловно, рано рассуждать о Крыме, но все-таки. Как ситуация на юге Украины может сказаться на планах Киева по освобождению полуострова?

- Обязательно скажется. Потому что юг - это ключ к Крыму. И, разумеется, Крым как зависел, так и зависит от днепровской воды – от того, отобьем ли мы, продвинемся ли в этом направлении, или снова сможем заблокировать воду в Крым.

И это новая военная компонента – отбив Херсон, мы значительно приблизимся к территории Крыма. Применяя дальнобойную артиллерию, мы сможем достать до российских военных объектов, в частности, на территории Крыма.

А если наша операция по освобождению Херсона будет успешной, следующим этапом в поставках оружия Украине будет передача нам дальнобойной ракеты типа ATACMS с дальностью до 300 км. Соответственно, мы сможем поражать военные объекты на территории Крыма. Но даже с применением уже имеющихся вооружений мы также, находясь ближе, теперь можем достать до их основных баз, которые расположены на севере Крыма. Таким образом, даже не перейдя Днепр, у нас есть потенциальная возможность угрожать Крыму.

Это понимают и россияне, и местные на полуострове. Судя по их разговорам в социальных сетях, которые мы мониторим, они уже фактически готовятся к большому количеству жертв. В крымских пабликах также активно циркулирует информация о том, что Аксенов подписал распоряжение о выделении большого количества мест на кладбищах – примерно 30 тысяч, также зарезервированы места в крымских больницах под раненых. Там сдают кровь, делают ее запасы. Речь идет о том, что население Крыма осознает ситуацию, и россияне предвидят большое количество своих потерь в предстоящей битве за юг.

- На днях оккупанты сообщили, что в Севастополе беспилотник якобы атаковал штаб Черноморского флота РФ. В таком контексте, как вы считаете, не боятся ли в Москве удара ВСУ по своему флоту?

- Естественно. Из-за инцидента с беспилотником они отменили такой выдающийся для себя праздник - День Военно-морского флота РФ. Лучшим ответом на вопрос о том, боятся ли россияне удара по своему флоту, является тот факт, что они перегоняют свои корабли на юг полуострова – оккупанты осознают, что в Севастополе и близ него они отныне под угрозой. Поэтому часть кораблей они перегоняют дальше, южнее полуострова, часть – вообще на свою военную базу в Новороссийске.

Это лучше всего свидетельствует о том, насколько эффективно Украина действует на море, в своих территориальных водах. Гарпуны и Нептуны все-таки делают свое дело.

- Предлагаю поговорить о ситуации на восточном фронте. В последнее время мы видим, что наступление России на Донбассе забуксовало. Может ли Украина нанести ответный удар в тех же Донецкой и Луганской областях?

- В таких вопросах лучше всего доверять нашему Генеральному штабу и военной разведке. Именно они понимают, как нам лучше распорядиться теми силами и средствами, которые у нас есть. Мы должны помнить, что паритета с врагом у нас нет – ни по живой силе, ни технике, ни оружию, ни боеприпасами. То есть мы не вышли на какие-то равные условия - враг преобладает по всем показателям.

Политика Генштаба и нашего командования заключается в сохранении жизней наших бойцов. Понятно, что есть позиции, которые нужно удержать, и это трудно делать под массированными ракетными обстрелами. Но наш Генштаб все-таки не позволяет себе действовать так, как русские, которые могут себе позволить бросать сотнями своих людей на штурмы и не считаться с их жизнями.

Конечно, мы могли бы пойти в наступление на Херсон еще даже две недели назад, однако избрали новую тактику ведения войны, которая помогает сохранить личный состав нашего войска. Эта тактика предполагает отрезание логистических путей противника, его обеспечения.

Это натовская тактика, тактика всех западных армий. В конце концов, она показала, что является наиболее эффективной. Вместе с тем, россияне воюют методами Второй мировой войны и своих палачей типа Жукова, то есть не считаются с людьми – имея кратное превосходство в технике, живой силе и снарядах, они это дело просто сжигают.

Русские остались в ХХ веке. Зато мы уже не только имеем западное оружие, но и применяем западную практику ведения боевых действий.

- Как вы считаете, какова вероятность отказа России от планов по захвату Донецкой области?

- Россия может отказаться не только от захвата Донецкой области, но и от Луганской области и даже от «ДНР» и «ЛНР».

Россия уже показала, что она реагирует на силу, когда отказалась от захвата Киева и Киевской области, Сумщины, Черниговщины, Житомирщины. Поэтому там, где русским дают по зубам, они очень быстро выходят из захваченных территорий, рассказывают о «жесте доброй воли» и продают эту картинку русскому народу как великую победу.

Поэтому это единственная правильная тактика. А вся дипломатия, уговоры, договаривания, заключение каких-то соглашений с россиянами, не являются действенными. Только победа на фронте и победа в войне приведет к тому, что русские откажутся от своих планов.

Важно понимать, что для них эта территория не является настолько ценной. Они, в отличие от нас, не готовы стоять насмерть за эту землю. Если мы бьемся за свое, наш боевой дух высок, и мы, наши Вооруженные силы, готовы стоять и умирать за каждый клочок этой земли, то у них такой мотивации нет. У рядового российского военного мотивация остается на уровне 200 тысяч рублей, которые он получит за участие в этой «военной операции».

Поэтому, чем больше у нас будет побед, чем больше мы будем наносить поражения русским, тем сильнее уменьшится у них мотивация продолжать участие в войне. Уже сейчас они ищут поводы для того, чтобы не воевать: наносят себе ранения, увечья и тому подобное, получают за это доплату и выходят из боя, тем самым сохранив себе жизнь. Это наиболее правильная тактика с их стороны…

Хотя, честно говоря, лучшей тактикой для них является, конечно, угон танков или другой техники и передача ее Вооруженным силам Украины. Так россиянин получает за эту технику деньги, достаточные для его жизни, да и он сам целый и невредимый отдыхает на территории Украины, ожидая окончания войны.

- Эксперты Института изучения войны ранее заявили, что возможно наступление российских войск на Харьков из захваченных районов юго-востока области. Есть ли такая угроза для города?

- Нет-нет, сейчас ресурсов для того, чтобы наступать на Харьков, у них нет. По крайней мере те резервы, которые были на территории Белгородской области, они перебрасывают на южный фронт. Мы видим, что на севере Харьковщины – в Дергачевском районе, а также в районах населенных пунктов Русские Тишки и Черкасские Тишки – постоянно идут попытки их штурмов. Впрочем, в общем, ни один их штурм не принес результатов.

Поэтому они продолжают обстреливать Харьков из ствольной артиллерии, реактивной артиллерии, ракетных систем С-300 и тому подобное. И эти обстрелы происходят каждую ночь.

Что касается юго-востока, то да, конечно, остается Изюмская группировка, которая еще недавно была сильнейшей. Но как раз с запада наши войска поджимают эту группировку именно с направления Изюма. И тот факт, что россияне не могут собраться и спланировать свои дальнейшие действия, свидетельствует о высокой эффективности наших контрнаступательных действий и о том, что мы мешаем их планам на территории Харьковской области.

Пока ни о каком захвате Харькова и области речь не идет. У россиян пока для этого просто нет сил.

- Что будет с войной? Произойдет перелом, или она все-таки затянется надолго? Могли бы вы назвать несколько вероятных, по вашему мнению, сценариев.

- Здесь все очень просто. Вопрос – в темпах поставок оружия и живой силы. У нас все зависит от достаточных поставок западных вооружений. Если мы получим всю ту номенклатуру западного вооружения, которая была не раз озвучена нашим высшим военно-политическим руководством, получим ее без проволочек, условно говоря, завтра, судьба этой войны решится за несколько месяцев.

Количество вооружений и военной техники уже было озвучено не раз. Конечно, если это вооружение получать постепенно и лишь на треть от заявленного количества, у нас хватает сил только для того, чтобы держаться и держать оборону. Но мы не сможем перейти к полноценному наступлению.

Однако даже в такой ситуации мы перехватили инициативу на юге и по всей линии фронта – на Херсонском направлении, в Запорожской области... везде ВСУ перехватили инициативу, даже применили авиацию – причем при господстве россиян в небе сумели отогнать их самолеты, более высокие по классу, чем наши. Это прекрасно демонстрирует чрезвычайные умения наших Вооруженных сил, которые в условиях чрезвычайно ограниченных ресурсов все равно могут бить врага.

Если нам в достаточном количестве предоставят те ресурсы, которые мы просим у наших западных партнеров, ситуация разрешится в течение нескольких месяцев. Сейчас темпы поставок вооружений являются неудовлетворительными, ресурсы растягиваются во времени. При условии такой ситуации и в дальнейшем, война может затянуться.

Если мы увязнем в позиционной войне на юге, русские попытаются усилить свои войска, подключить подразделения из Беларуси и атаковать нас еще и с севера.

От этого будет зависеть дальнейшее развитие событий. Мы видим лучший и худший сценарии. Где-то в таких рамках и варьируются сроки войны и варианты ее завершения.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».