«Кадыровцы нервничают» - Политика на N1.BY
«Кадыровцы нервничают» «Кадыровцы нервничают»

Что происходит на Запорожской АЭС глазами ее сотрудника.

Что происходит на захваченной Запорожской атомной станции и грозит ли миру новая ядерная катастрофа – рассказал РБК-Украина сотрудник ЗАЭС.

Запорожская атомная электростанция попала под российскую оккупацию в марте. Новости о боях на ЗАЭС отслеживал весь мир, ведь эта станция является крупнейшей в Европе, последствия ее аварии может ощутить половина планеты. Украина временно потеряла над АЭС контроль, но там продолжают работать наши специалисты.



С чем им приходится сталкиваться, рассказал РБК-Украина сотрудник Запорожской АЭС, имя которого не называют ради его безопасности.

"Война в Энергодар пришла 4 марта"

24 февраля в городе было все спокойно, о войне слышали только по телевизору и от знакомых. Весь день говорил по телефону с семьей и друзьями, пытался как-то помочь и следил за новостями.

С каждым последующим днем становилось все более напряженно. На полках в магазинах мгновенно пропали продукты, люди начали нервничать, работать никто не мог, ведь все время смотрели новости и думали, что будет дальше.



Настоящая война пришла в Энергодар 4-го марта. До того орки кружили вокруг и придумывали план. Жители даже выходили к блокпосту на въезде, готовились к обороне, чтобы показать оркам, что они здесь лишние.

Именно в тот день мы копали окопы, но внезапно нас остановили из-за подозрительной активности оккупантов. Сказали идти домой тем, кто не имеет оружия, и ждать сообщения о выходе на "мирную акцию".

Через два часа мэр города написал, чтобы все сидели дома и никуда не выходили, потому что рашисты начали наступательные действия с использованием огнестрельного оружия. После того боевых действий город не слышал и были только догадки, что происходит.



"Станцию оккупировали кадыровцы"

В 20.00-22.00 орки начали наступление на АЭС, нарушая все законы и морали нашего мира. Они обстреляли учебно-тренировочный центр, первую проходную. Осколки снарядов находили даже на ХОЯТ (хранилище отработанного ядерного топлива), которые попали в трансформатор и в переходную галерею.

Наши ребята отстреливались в течение трех часов. В городе были слышны взрывы, звуки стрельбы. Во время обстрела погибли трое наших защитников, остальным был отдан приказ сложить оружие и сдаться.

Весь штат АЭС, который был тогда на смене, непрерывно работал 27 часов. Станция и персонал не были готовы к таким жестким действиям. Не было никакой инструкции на такой случай. Все, конечно, нервничали и прятались в безопасные места, закрывали двери, слушали команды, и готовились к худшему.

На утро, когда все закончилось, нам сообщил мэр города, что станция захвачена. Захватывали кадыровцы. Они до сих пор находятся в городе и на станции. Живут в городских гостиницах, профилактории. В последнее время, они переехали в бункеры и кризисные центры, которые есть на территории станции.

"Кадыровцы жаловались руководству станции на нас из-за диверсий и проукраинской позиции"

Сегодня персонал АЭС продолжает выполнять свою работу так же как и до оккупации. Орки диктуют свои правила, запретили проносить телефоны с камерой и интернетом, возникают стычки на проходных.

Сначала они вламывались, не имея допусков, нарушая ядерную и радиационную безопасность, на объекты АЭС со своими инженерами, обыскивали помещения, забирали инструкции по эксплуатации энергоблоков, выясняли, как все здесь работает.

Сейчас наше руководство оставляет максимальное число работников на дому, чтобы не подвергать их лишний раз опасности. Потому что были разные ситуации.

Между нами и оккупантами возникали конфликты из-за прямых высказываний относительно войны. Были определенные проукраинские надписи на территории станции, были диверсии. Доходило до того, что орки обращались к директору и главному инженеру, чтобы они поговорили с персоналом и просили успокоиться.

За последнее время было несколько раз, когда весь персонал клали лицом вниз на проходной, били людей в столовой. Также были случаи, что похищали людей прямо с работы, не называя причины. Потом возвращали, но сильно побитых: без половины зубов, например. А кого-то уже два месяца не отпускают.

"С территории ЗАЭС стреляют по украинским позициям"

Сейчас орки размещают свою технику под "грязную" переходную эстакаду. Недавно завезли технику с полными БК и бензобаками в машинный зал турбинного отделения 1-го энергоблока.

В основном здесь прячут какие-то грузовые машины, БТРы. "Грады" или подобную технику я не видел, но очень хорошо слышал, и видел вылеты, когда был на смене. Обычно стреляют либо с территории станции либо из соседних деревень (Водяное, Примерное).

Орки также блокируют планово-предупредительный ремонт на неработающих энергоблоках. Сейчас невозможно доставить необходимое оборудование и выполнить проверку инспекцией МАГАТЭ.

"Оставить все население Украины без света не удастся"

Сейчас на ЗАЭС работает три энергоблока в энергосистему Украины. Оставить все население Украины без света не удастся, мощностей в Украине должно хватить для того, чтобы компенсировать потери в случае отключения всей ЗАЭС от энергосистемы. Насколько я знаю, Запорожская атомная электростанция производит около 20% от общей мощности всех электростанций в Украине.

Относительно угрозы радиационной аварии. Трехметровая железобетонная стена защищает реактор и оборудование 1-го контура. Если есть оружие, которое сможет это пробить, то последствия будут. Конечно, в результате обстрела может куда-то попасть и блок придется аварийно останавливать. А потом, возможно, выводить из эксплуатации. Впрочем, никакой радиационной или радиационно-ядерной аварии быть не должно.

"Орки явно нервничают, а мы ждем ВСУ"

Сейчас наша работа проходит, как и всегда. Живем в своих квартирах в городе, на станцию ездим на автобусах, стараемся выполнять свою работу.

В последнее время, когда ВСУ начали активнее стрелять по местным оркам, кадыровцы стали очень осторожными. По открытой местности сильно не гуляют, всегда в полной экипировке, стали злее, явно нервничают. А мы ждем ВСУ и всячески стараемся этому способствовать.