Убийственный для Путина парадокс - Лукашенко 2022 на N1.BY
Убийственный для Путина парадокс 1 Убийственный для Путина парадокс

Глава Кремля войдет в историю по одной известной кричалке.

Тактика россиян в Украине очень напоминает происходящее во время Второй мировой войны. Враг пытается давить наших военных преимуществом в технике и артиллерии, но пользуется советскими военными методами, забывая о современных подходах. Почему Россия изменила свою стратегию и тасует командиров на войне, и какие исторические параллели можно проследить в войне России против Украины, в эфире Апостроф TV рассказал военный историк Роман Пономренко.



– Сначала тактика россиян заключалась в захвате Киева и всех наших территорий за три дня. Сейчас говорят, что война может длиться долго. Замечаете ли вы некоторые изменения в тактике россиян?

– У них меняется не тактика, а стратегия. Сначала они действительно мечтали о молниеносной войне, что захватят Киев за три дня и проведут военный парад. Они думали, что очень скоро им удастся Украину вынудить пойти на условия России. Когда им это не удалось, когда наступление на Черниговщине, Сумщине и Киевщине завязло, когда они не смогли быстро окружить наши войска на Донбассе, как они надеялись, они начали менять свою стратегию. Они отвели войска из Киевской, Сумской, Черниговской областей и сосредоточили основные усилия на Донбассе. Сейчас это главный фронт.



А тактика у них в принципе остается такой, как и была. Они пытаются добиться победы на поле боя сосредоточением подавляющего количества бронетехники, артиллерии, пехоты и давят на наши войска, уступающие в численности, уступающие в боевой технике – прежде всего, в танках и, главное, в артиллеристских пушках. Там, по разным данным, преимущество противника в пушках на разных участках фронта составляет от 10 до 20 единиц на одну нашу.

– Если сравнивать нынешних российских оккупантов и бойцов Красной армии СССР, то насколько они похоже действуют или насколько отличается их стратегия и тактика?



– Бои, которые сейчас проходят на Донбассе, в определенной степени напоминают бои Второй мировой войны. То есть большие сосредоточения бронетехники, сосредоточение артиллерийского огня, мощные артиллерийские подготовки – это все есть у российских войск. Мы должны понимать, что многие российские генералы являются выходцами из советских военных академий, они учились на принципах Второй мировой войны.

Так же можно провести другую параллель "русский вояка – советский вояка" – это их тяга к мародерству. То есть, то что они творили и творят на оккупированных территориях Украины, очень похоже на поведение советских солдат в Восточной Европе, когда они в 1944 году вошли в ее пределы. Это грабеж, насилие, гражданские убийства и так далее.

– Напоминает ли вам эта война какие-то другие, или она уникальна и идет пошагово, а не большими масштабами, большими территориями, большим вооружением?

– Каждая война чем-то уникальна и одновременно похожа на другие военные конфликты. Параллели с нашей войной можно найти в Первой мировой войне, во Второй мировой войне, даже в войне во Вьетнаме и в таком длительном конфликте как ирано-иракская война. Сейчас у нас действительно война с достаточно активных событий в конце февраля – начале марта скатилась к конфликту средней интенсивности, где боевые действия идут только на одном узком участке фронта, и почти ничего не происходит. Если мы посмотрим на сводки Генштаба, то каждый день одно и то же. Враг атакует, мы его отбиваем.

Понятно, что в таких условиях война может длиться достаточно долгий период. На многих участках фронта сейчас тактическое затишье. Мы пытаемся наступать в Херсонской области, враг концентрирует силы на Запорожском участке фронта и под Славянском.

– По данным Американского института изучения войны, командующего воздушно-десантными войсками России Сердюкова отстранили от должности. Известно, что он руководил захватом Крыма в 2014 году. В январе этого года он руководил контингентом ОДКБ в Казахстане, который был введен для подавления протестов. Насколько эти изменения в военном руководстве РФ присущи России, СССР? Почему они происходят?

– Это вообще естественно, когда военного руководителя снимают, если он не справился с поставленной задачей. В Советском Союзе во время Второй мировой войны, например, достаточно легко меняли командующих армиями, командующих фронтами, если они не могли справиться со своими обязанностями. Россия в нашем случае пытается действовать такими же методами. Объясню почему. Им тоже не выгодна длительная война, и им бы хотелось закончить ее как можно скорее. Путин, например, не использует слово "война" – у них "спецоперация" продолжается. Он постоянно подчеркивает, что не будет объявляться мобилизация в России. Соответственно, он пытается справиться малой кровью и максимально быстро. Поэтому тасуют военных руководителей, чтобы найти того, кто сможет добиться этого результата в поставленные какие-то временные рамки, которые у них оговорены.

Но им это пока не удается. Мы видим, что хватает информации о том, что того или иного российского генерала заменили. Буквально с первых недель войны начались кадровые изменения. Конечно, мы сейчас не можем это отслеживать, потому что у нас нет более или менее достоверных источников информации из российского лагеря. Тем не менее, такая тенденция там наблюдается.

– В британской разведке заявляют о проблемах с моральным духом Россиян, мешающих им добиваться результатов. Понимают ли те люди, которые пришли в Украину, зачем они погибают или получают ранения? Откуда идет это падение морального духа?

– На сегодняшний день российские солдаты уже четко осознают, за что они воюют. Еще в феврале и начале марта их пленные могли рассказывать о том, что они ехали на учебу и против войны. Сейчас уже все понимают, что происходит. Они четко знают, когда попадают в Украину, что они будут воевать, убивать украинских солдат, и с какой целью они здесь находятся.

Что касается падения морального духа. Здесь следует учитывать, что в некоторых подразделениях этот моральный дух действительно мог упасть. Но во многих подразделениях российских войск нравственный дух еще остается на достаточно высоком уровне. Россияне ежедневно атакуют и наносят нашим войскам большие потери. Здесь не надо преувеличивать, потому что потом возникает вопрос: если у российских войск такой низкий моральный дух, то почему они не разбежатся и почему эта война не закончится?

– А потому, что расстреляют. Отойти нельзя, потому что они оказываются между двух огней: украинской армией и их командованием, которое не отпустит их обратно в Россию.

– Я не думаю, что у них прямо такая тактика заградительных отрядов, как во Вторую мировую войну, что там пулеметы стоят за российскими войсками. В современных условиях это все-таки, думаю, преувеличение, потому что сейчас немного другое общество, немного другие медийные возможности, чтобы это осветить. Если, например, все подразделение взбунтуется и откажется воевать, всех не расстреляют.

Должны еще учитывать такой момент – это сугубо военная деталь – очень часто воины на фронте воюют не за какие-то большие цели: политические, идеологические и так далее. Они чаще всего воюют за своего товарища, который рядом, за выживание. Благодаря этому они могут добиваться результатов в конкретных локальных боевых действиях. Захватить какое-нибудь условное село, уничтожить вражеский отряд и так далее. Причем это взаимный процесс. Это есть как в украинской армии, так и в российской.

Этот момент не стоит недооценивать, потому что когда враг загнан в угол, он будет драться до последнего. И этот момент, когда идет борьба до конца за свою жизнь и за жизнь своих боевых товарищей, это очень важный фактор, чтобы моральный дух в подразделении держался на достаточно высоком уровне. И солдат, не имея даже определенной идеологической основы, может достаточно длительное время эффективно воевать, наносить урон противнику и выполнять боевые задачи командования.

– Российско-украинскую войну очень часто называют войной артиллерии, разведки и авиации. Вы соглашаетесь с тем, что тот, кто будет иметь преимущество в этих трех компонентах, тот и победит?

– Да, само собой. Это очевидные моменты. Сейчас у россиян преимущество в артиллерии и авиации на поле боя. Из-за этого мы не можем перейти в контрнаступление, о котором постоянно говорят. В тех условиях, которые сейчас сложились на фронте, в которых у нас нет достаточно артиллеристских орудий и авиации над полем боя, мы в это наступление перейти не можем. Наши войска банально будут уничтожены.

Важность военной разведки – это аксиома, не требующая каких-либо дополнительных доказательств. Это действительно важно. Как мы можем видеть, наше Главное управление разведки сейчас работает на достаточно высоком уровне.

– Как вы думаете, межэтнические конфликты имеют место в российской армии? Имели ли они место во время Второй мировой войны, когда разные народы, разные этносы оказывались в одной команде и воевали с врагом?

– Сейчас, безусловно, есть межэтнические конфликты в российской армии. Например, около месяца назад, если я не ошибаюсь, сообщалось о конфликте между бурятами и чеченцами, так называемыми "кадыровцами", на Херсонщине, где они что-то там не поделили. Также ограниченная информация появляется из России, что тем же чеченцам командование сознательно создает различные преференции во время боев. В момент после боев появляются эти кадыровские "тиктокеры" и записывают героические ролики, как они воевали.

Конечно, это раздражает обычных российских солдат, не являющихся какими-то "тиктокерами". Межэтнические конфликты наблюдаются. На днях буквально вычитал интересный момент, что якобы в российской армии существует определенная квота, когда русское подразделение захватило украинских пленных, то оно должно долю этих пленных отдать кадыровцам, чтобы они могли обменять их на своих, которые тем или иным образом попали в украинский плен. Сами они, например, этих пленников не захватывают. Тенденции таковы.

В годы Второй мировой войны о межэтнических конфликтах в советской армии почти ничего такого не было известно. Возможно, что-то такое могло быть на бытовом уровне, но вот о масштабных случаях мне, например, неизвестно.

– Понимаем, что исторически Украина всегда славилась своим партизанским движением. Это проявляется и в сегодняшней войне. Таким центром партизанского движения ныне стал город Мелитополь. Были ли какие-нибудь исторические предпосылки, чтобы именно в этом регионе поднялось партизанское движение?

– Смотрите, в современных условиях партизанское движение возможно только в городах. То, как было во Вторую мировую войну, когда партизаны сидели в лесах, совершали рейды, в современных условиях почти невозможно, потому что из коптеров будет все сразу видно и их просто уничтожат.

В Мелитополе, насколько мне известно, до войны активно действовали украинские патриотические националистические организации, в которых было достаточное количество местной молодежи. Я так подозреваю, что эта молодежь, которая не смогла своевременно эвакуироваться из оккупированных регионов, вступила в украинское подполье. Есть информация, и от Россиян также, что украинское партизанское подпольное движение есть не только в Мелитополе, но и в Херсоне и других оккупированных городах Херсонской и Запорожской областей. Сопротивление есть, нельзя сказать, что украинское население там сложило руки и безропотно ждет своей судьбы. Есть люди, которые готовы бороться и ожидающие освобождения.

– Почему Путин так сосредотачивается на истории? Почему он хочет, чтобы его сравнивали с Петром I?

– Связь с историей здесь проста, потому что тот, кто пишет историю, пишет будущее. Путин ищет исторические параллели, которые его могут преподнести и поставить в один круг с выдающимися правителями России и Европы. Петр I в этом плане - оптимальный кандидат, потому что это русский царь, основатель Российской империи. Он, как говорится, прорубил окно в Европу.

Кстати, здесь есть интересный парадокс: если Петр I наоборот пытался продвинуть россию в Европу, то путин заколачивает все окна и двери в Европу и отгораживаются от нее. Но в массовом сознании рядовых Россиян Петр I – это один из авторитетных российских государственных деятелей, который смог, который создал. Неважно, что по большому счету, многие достижения Петра I не стоили тех ресурсов, которые были вложены.

Определенную параллель можно даже провести с действиями путина, пытающегося стать великим российским лидером, вписать свое имя золотыми буквами в историю. Но, как говорится, запомнят его только словами харьковской кричалки.

– Сейчас украинцы возмущаются, что в Херсоне намерены установить памятник Екатерине II. Но таковой монумент давно уже стоит и в Одессе. Имеют ли место такие памятники в украинских городах, учитывая, что Екатерина II по сути уничтожила Запорожскую сечь?

– В современных условиях – безусловно нет. Екатерина II, как и другие российские колониальные символы, сейчас активно используются оккупантами в продвижении российского нарратива о совместной истории, что Одесса и Херсон были основаны Екатериной II. Понятно, что благодаря этому они активно продвигают сюда свою российскую идею. Поэтому при всей критике, что не надо воевать с историей, а Екатерина II действительно имела определенное влияние на развитие южных регионов Украины в то время, в современных условиях это категорически не нужно. Надо убирать все эти монументы для того, чтобы у России не было возможности здесь как-то зацепиться.

То же самое, например, касается мемориалов советских войск. Если мы посмотрим на Херсонщину, то они там флаги советские вывешивают, восстанавливают советские мемориалы. Метят территорию. Поэтому все колониальные русские и советские символы с территории Украины должны быть полностью устранены.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».