Одеться за 30 рублей: что происходит в белорусских секонд-хендах - Общество на N1.BY


Одеться за 30 рублей: что происходит в белорусских секонд-хендах Одеться за 30 рублей: что происходит в белорусских секонд-хендах

Репортаж с ценами.

На протяжении нескольких лет Беллегпром вел тихую войну с секонд-хендами. Причина для вражды, в принципе, была серьезная: представители легпрома утверждали, что секонды конкурируют нечестно (продают новую одежду под видом бэушной) и тем самым мешают нормально работать. Поэтому предлагалось если не избавить страну от секонд-хендов полностью, то хотя бы очистить от них областные города. Но, кажется, за последние пару лет магазинов с бэушной одеждой и обувью стало только больше. Что почем в них продают?



Журналисты onliner.by сходили и посмотрели.

«Здесь можно полностью одеться за 20—30 рублей»

В конце Ждановичей находится один из самых больших секонд-хендов страны. Здесь ощущение бардака: вещи вывалены прямо на столы, продавцы не утруждают себя сортировкой, примерочных практически нет — один из мужчин прямо между рядами снимает с себя всю одежду до пояса, чтобы примерить футболку (и это несмотря на сильный ветер и холодные +11): «А чего мне стесняться!» Несмотря на то, что прилавки находятся на свежем воздухе, от некоторых вещей несет мощным «секонд-хендным» ароматом. Некоторые люди перебирают вещи с таким азартом, словно сюда наконец привезли что-то дефицитное.



Если вдруг вам показалось, что здесь все безнадежно — это иллюзорное первое впечатление. Важно не лениться и копаться в вещах. Я, как девочка, вцепилась сразу, как увидела, в воздушное красное платье H&M за 45 рублей (примерно за столько же я сама покупала себе новое платье в фирменном H&M несколько месяцев назад, когда он еще работал в Минске). Оно аккуратно висело на вешалке, поэтому дорогое, своеобразный ждановичский люкс.

А потом я не могла оторваться от юбки с блестками за 10 рублей. Такие вещи обычно надевают один-два раза, поэтому даже бэушные выглядят как новые. Там-сям попадаются вечерние платья, которые не стыдно надеть на праздник. Девушки на вид 25—30 лет при мне смотрят юбки в пол из фатина:



— Это для фотосессии. Даже примерять не будем, сразу возьмем.

На вещах нет ценников, но это не доставляет проблем; продавцы постоянно кричат: «Мужские майки по 5 рублей, женские — по 3. Байки по 5 рублей — на дачу и на Вячу!» Дешевле — только бесплатно.

Женщина рядом со мной выбирает одежду для дачи:

— Здесь можно полностью одеться за 20—30 рублей. Я хочу флисовую кофту себе. Для мужа насмотрела куртку за 15 рублей, для работы в огороде самое оно. У нас люди привыкли носить старое-рваное на дачу, но зачем? Посмотрите, штаны как новые за 15 рублей.

Некоторые вещи застираны до смерти, атакованы катышками и сложными пятнами. На кепке вижу отчетливые белые линии от пота предыдущего хозяина. Здесь очень дешево, но и предварительного отбора вещей практически никакого: вам придется сильно постараться, чтоб среди клубка тряпок найти нечто стоящее. Зато попадаются вещи в идеальном состоянии. Например, голубые джинсовые шорты за 5 рублей имеют признаки новой вещи.

Людей много — у каждого стола по одному-два человека, и это в будний день в рабочее время.

— Это еще немного народа, — говорит продавец. — На выходных, понятное дело, будет больше. А пока вообще не сезон. Когда потеплеет — тогда и пойдут люди. Кто пойдет? Да разные ходят, не только пенсионеры. Откуда поставки? Россия. Боимся ли, что прекратятся поставки? Не знаю, пока все хорошо.

Спрашиваю у продавца, не видит ли он конкурентов в азиатских магазинах. Там низкие цены, но вещи новые.

— Я вообще не знаю, что там. Нет, «азиаты» ваши нам не мешают, — а продавцы в рядах новых вещей на Ждановичах совсем недавно говорили, что «азиаты» сильно усложнили жизнь.

Хотите фирменные люксовые вещи задешево? Пожалуй, вам не сюда — либо же вам придется пересмотреть тысячи вещей, которые здесь находятся. Все же большинство — ноунэйм, не лучшее место для поиска брендов. Хотя встречается популярный масс-маркет.

Обувь совсем разная, в том числе по серьезным ценам. Беру Nike и спрашиваю у продавца цену, слышу ответ: «Эти за 120». Пару недель назад здесь же, на Ждановичах, на торговых рядах мы видели новые кроссовки за 70 рублей, тоже с надписью Nike. Продавец видит мое удивление и предлагает самые дешевые — за 40 рублей. Обувь поношенная — на это указывает подошва, зато похожа на оригинал и выглядит более-менее аккуратно, мои кроссовки обычно так выглядят уже через неделю после покупки, как эти серые.

Кроссовки за 120 рублей. По весу и внешнему виду похожи на оригинал

Между рядами с более-менее приличной обувью есть и другая, в совсем печальном состоянии, мечтающая о щетке и мыле. Зато продается по 5 рублей. Рядом с такой практически нет покупателей, она как будто занимает лишнее место на этом празднике рыночной жизни. Неужели берут? Да, иногда берут — в чем-то же надо ходить по огороду.

Найти себе пару в жизни так же сложно, как и найти пару этим кроссовкам на столе. Надо приложить усилия, хотя иногда везет с первого раза.

По дороге в следующий секонд-хенд вспоминаем байку о том, что на барахолках продают одежду, снятую с мертвых людей. Смеемся. А потом резко перестаем смеяться.

Следующая точка — городской секонд-хенд со средними ценами, который пользуется дикой популярностью (впрочем, не такой дикой, как на Ждановичах — попробуй поконкурируй с майками по 5 рублей).

«Что нам эти санкции, если Adidas есть в секонд-хенде»

В «Мода Макс» мы попадаем в день привоза (а значит, нарываемся на самые высокие цены и лучший выбор одежды, а также на самые длинные очереди). Между рядами вешалок ходят в основном мамы с колясками и женщины пенсионного возраста.

После привоза каждый день одежда дешевеет, ее цена зависит от веса. По идее, одежда делится на обычную и «люкс», в день нашего прихода и то, и другое стоит одинаково: по 54,9 рубля за килограмм (одинаково, потому что обычная одежда — это новое поступление, а «люкс» — остатки роскоши).

Каждая вещь висит на отдельной вешалке и выглядит как минимум терпимо, хотя попадаются застиранные или, наоборот, недостиранные вещи. Две женщины пенсионного возраста, которые явно только что познакомились, обсуждают почву на даче и уход за можжевельником, параллельно выбирая вещи в спортивном стиле.

Мужчина лет 60—65 разговаривает с девушкой за кассой (у него монолог), в руках кроссовки.

— Что нам эти санкции, если Adidas есть в секонд-хенде. Правда ведь? Взвесьте их и скажите, сколько стоят, — и через пару минут уходит с довольным видом. Да, здесь можно и обуться, вот только обувь — в единственном размере, в какой-то мере эксклюзив. Но что вы хотели, это же секонд-хенд.

Ярко-желтые кеды Vans за 28 рублей с запахом выгодной покупки. Неношеные. Фотограф берет в руки, оценивает и выносит вердикт: очень похоже на оригинал.

Хотя вещи в идеальном состоянии здесь встречаются нечасто. Большая часть ассортимента напомнит вам о моде начала 2010-х.

Чтобы узнать цену вещей, их нужно взвешивать. Поэтому беру рандомно и проверяю, что на сколько потянет. Мужские хлопковые брюки завесили на 26 рублей, мужская хлопковая рубашка — 9, хлопковая женская — 15, женские джинсы — 27 (на Ждановичах всего на пару рублей дешевле), лонгслив — 19 рублей, весенняя детская куртка (была одна) — 37.

Есть отдельная стойка с вечерними женскими платьями.

— Леопард! Еще и красный! — фотограф в радостном недоумении. Беру, иду примерять. Примерочные здесь с хиленькими шторками, одно неловкое движение вашего соседа по кабинке — и он увидит вас без одежды.

Перекидываемся парой слов с продавцом-консультантом.

— У нас всегда много людей. Много качественной одежды, натуральные ткани. Подростки приходят и одеваются красиво, как будто в торговом центре. Только у нас дешевле. Да, поношенное, ну и что? Ваше тоже потом станет поношенным, вы же не надеваете новое каждый раз.

Идем в секонд-хенд премиум-класса. Что в нем?

Минский «ЕвроШик» позиционирует себя как секонд-хенд премиум-класса, товар доставляется в основном с английских, канадских и итальянских фабрик. На сайте магазина сообщается, что здесь только дорогой сегмент, а товары — в идеальном состоянии: «Весь товар освежен и поглажен. Все висит по размеру и ассортименту». Идем проверять.

На окнах «ЕвроШика» указаны бренды: Puma, Boss, Nike, Tom Tailor, GAP и другие — у меня аж потеплели ладони от предвкушения. Но «ожидания — реальность» не совпали.

В моем понимании шик связан с дорогими джинсами, жилетками из английской шерсти. Здесь же основной упор на спортивную одежду. Может, имелся в виду спорт-шик? Сам магазин довольно маленький, в нем всего одна примерочная. Зато вещи развешены очень аккуратно, все выглажено, на каждой вещи бирка с ценой. Нет одежды в катышках или пятнах — очевидно, здесь стараются и следят за аккуратностью ассортимента.

Каких-то особо крутых брендов не нахожу. Смотрю бирки на мужских джинсах: Regular, Jeel jns, Reward fasfion, Otto kern. Вы о них знаете? Может, среди этих марок и есть что-то премиальное, только мне об этом ничего не известно. Среди женской одежды вижу из знакомого VeroModa, Next, H&M. Все это масс-маркет, а не премиум. Но выглядит прилично.

Женские блузки по 30—35 рублей, майки по 10, платья тоже встречаются по 10, шорты по 15, юбки по 10. Мужские хлопковые рубашки по 15—20 рублей, утепленные кофты — 15—30 рублей. Нет вещей, замученных жизнью и усердной ноской. И посетителей, кроме нас, тоже нет.

Одежду сюда поставляют из Европы, а не России. Продавец не скрывает: с поставками уже есть проблемы, они прекратились.

— Но у нас хороший запас одежды. Мы ее обновляем, когда здесь многое распродаем. Без товара не останемся.

«Это иллюзия, что в секонд-хенды ходят люди только от безысходности»

Инна — профессиональный стилист, любит выбирать для себя одежду в секонд-хенде. Говорит, что секонд-хенд вполне могут носить те, кто привык к люксовой одежде — например, для одной из своих клиенток, которая обычно носит Chanel и Valentino (назовите секонд-хенд словом «винтаж» — и это прозвучит богато), Инна подобрала в секонд-хенде бархатный пиджак. В качестве подтверждения, что на барахолке можно одеться хорошо, Инна выслала свои фото. Вся одежда на женщине из секонд-хендов.

— Я встречаю в секонд-хендах совершенно разную рублику, не только пенсионерок и молодых мам. Вы бы видели, что происходит в секонд-хендах утром в день поступления товара. Мальчики 15—20 лет собираются толпой еще до открытия, а когда двери открываются, они влетают в помещение и хватают спортивные вещи. Что-то берут для себя, что-то потом перепродают на барахолках и в интернете. Хорошую рубашку в секонд-хенде можно взять за 15 рублей и перепродать за 45. Это иллюзия, что в секонд-хенды люди ходят только от безысходности. Да, возможно, что таких людей большинство, и все же хватает тех, кто приходит сюда собирать модные луки.

Как же его собирать, этот модный лук? Очевидно же, что на барахолках очень много старомодной одежды.

— Надо перебирать всю одежду на вешалках, не пропуская.

Примерно 90% вещей из секонд-хенда, которые я вижу, я бы никогда не купила, но если вы придете в государственный магазин, вы там тоже увидите много старомодной одежды, но уже совсем по другим ценам.

Я беру только натуральные вещи в хорошем состоянии. У меня есть замшевые дубленки и жакеты из секонд-хенда, кашемировые свитера, шелковая блузка, на прошлой неделе я купила бархатный пиджак за 13 рублей. У нас в б/у-магазинах нет тяжелого люкса, как в других странах, но я знаю, что в дни завоза люди покупали хорошую брендовую обувь. Что касается детских вещей — с ними ситуация еще лучше. У меня нет маленьких детей, но я смотрела и покупала вещи для племянника — мне понравилась половина детских вещей из секонд-хенда.

И, пожалуй, самый важный вопрос: находила ли Инна что-то интересное (желательно финансовое) в карманах вещей из секонд-хенда?

— Я больше полутора лет постоянно хожу в секонд-хенды, по шесть-семь раз в неделю. За все время попалась лишь монетка в кармане пиджака, — смеется стилист.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».