Квота Тутберидзе: Валиева выиграла ЧР по фигурному катанию, Трусова и Щербакова — в медалях - Новости компаний на N1.BY

За считанные минуты до того, как девушки должны были выйти на раскатку с произвольными программами, в «Юбилейном» завершилась пресс-конференция пар, где Дмитрий Козловский говорил о том, что чемпионат России в олимпийском сезоне — это самые сложные и самые страшные соревнования из всех, что только можно себе представить. Фразу можно было бы посчитать дежурной, если бы не одно «но». У фигуриста, который только что вместе с партнёршей отобрался в олимпийскую сборную, не допустив ни единой помарки в программе, но ставшего вторым, были глаза человека, который прошёл через ад — и уцелел.



Не нужно было никаких дополнительных вопросов, чтобы понять: ещё более жуткое испытание предстоит в этот вечер тем, кто будет биться за три путёвки на Игры в женском турнире.

Олимпийский отборочный чемпионат — это соревнования, когда для сильнейших почти всё отходит на второй план: боль, травмы, бытовые неприятности, те или иные сторонние помехи и интересы. Остаётся только готовность во чтобы то ни стало ухватить свой шанс. Чего бы это ни стоило.

Также по теме
«Смогли собраться в нужный момент»: Бойкова и Козловский о выступлении на ЧР, сложности своих программ и пике формы
Чемпионат России в Санкт-Петербурге стал настоящей проверкой на прочность для спортивных пар, поскольку на турнире выступили...


Когда всё это понимаешь, уже не задаёшься вопросом, зачем Александра Трусова, которая только-только оправилась от серьёзной травмы ноги, заявляет в короткой программе тройной аксель, а в произвольной — пять четверных. И совершенно не кажутся противоестественными разговоры о том, что чемпионка Европы Алёна Косторная, если бы очень захотела, вполне могла выступить в Санкт-Петербурге, несмотря на перелом руки.

Звучит дико? Ничего подобного. Подобные прецеденты в одиночном катании случались, причём не раз, в остальном — да, больно, да, некомфортно, но кто считается с болью, когда на кону Олимпиада? Мы ведь до сих пор толком не знаем, через какую боль пришлось в свое время пройти Евгении Медведевой в декабре 2017-го и какой ценой даются сейчас прокаты той же Трусовой или Камиле Валиевой. И если эти девочки продолжают лезть на эту вершину, не считаясь с заплаченной за спортивный триумф ценой, разве кто-то вправе их осуждать?



В пятницу в «Юбилейном» многие сочувствовали Елизавете Туктамышевой. Формально Лиза ещё не упустила шанс отобраться на единственные в своей жизни Олимпийские игры, но фактически было понятно, что поезд ушёл. Всем своим уникальным бэкграундом 25-летняя фигуристка безусловно заслуживала того, чтобы быть в олимпийской команде, но если совсем начистоту, весь прошедший сезон Елизавета работала скорее на удержание своих позиций, а не на то, чтобы подняться на новый для себя уровень.

В этом случае тебя начинают обходить даже те, кто совсем недавно казался не слишком опасным, но что можно противопоставить этой волне, если из всех козырей — три попытки тройного акселя, одна из которых была сорвана в короткой программе?

В субботу Лиза сражалась, как могла. С собой, с двумя тройными акселями (успешно), с каждым приземлением, каждым выездом. За произвольную программу она получила 153,12 балла, почти повторив свой личный рекорд, датированный 2019-м. Оценки, тем не менее, оставили ощущение, что субботний срыв акселя и, как следствие, лишь седьмой результат, переключил в мозгу судей какой-то тумблер. В финале они судили Туктамышеву предельно жёстко, снижая баллы за все недокруты и недодержанные позиции, где только возможно. То есть, ровно так, как любую другую фигуристку, не имеющую и половины Лизиных заслуг, уже не рассматривая экс-чемпионку мира как претендентку на олимпийскую вакансию. 

А может быть, просто сказался фактор не самой сильной разминки. Но на это уже точно не следовало обижаться: в битве за олимпийские вакансии пострадавших не жалеют — просто выносят их с поля боевых действий.

Несмотря на совершенно потрясающий прокат Камилы Валиевой, предсказуемо поднявшей зал, героиней вечера в равной степени стала Трусова. Четверных прыжков в её программе оказалось четыре, а не пять, как значилось в предварительной заявке, с тулупа Саша упала, но флип и два лутца, выполненные в каскаде, причём второй из них — во второй половине программы, были приземлены более чем уверенно. Саша набрала за технику более ста баллов (для сравнения — у Анны Щербаковой техническая сумма составила 82,51) и, возглавив ход борьбы, досрочно дала понять, что места в олимпийской сборной её не лишит уже никто.

Щербакова осталась в произвольной программе четвёртой, проиграв юниорке Аделии Петросян: та исполнила в программе два четверных риттбергера, в то время как Аня начала прокат с падения — не устояла после своего единственного четверного прыжка — флипа. Заминусованным оказался и фирменный каскад тройной лутц— тройной риттбергер. Но тут-то как раз и пригодился запас, которым фигуристку более чем щедро одарили в короткой программе: по общей сумме баллов Щербакова обошла Петросян на 5,59 балла, и с точки зрения имиджа, это был, конечно же, принципиальный момент. Хотя от Трусовой чемпионка мира отстала на 16,34.

Что до Валиевой, она соревновалась в этот вечер в своей собственной лиге. Три четверных прыжка, 113,90 за технику, 26 «десяток» в компонентах, 193,10 за произвольную программу при личном рекорде 185,29.

Общая сумма баллов тоже оказалась рекордной и составила 283,48. Хотя рекорды национальных чемпионатов не могут считаться официальными, впору начинать делать ставки на то, что именно Валиева станет фигуристкой, которая сумеет перешагнуть планку в 300 баллов.