Заложники новой этики - Новости компаний на N1.BY

В ходе ежегодной пресс-конференции российский президент Владимир Путин назвал «мракобесием» нынешнюю распространённую на Западе культуру отмены, шествующую под стягами новой этики.

Также по теме
«Это как пандемия коронавирусной инфекции»: Путин о культуре отмены и гендерном «мракобесии»
В ходе ежегодной пресс-конференции Владимир Путин ответил на вопрос корреспондента RT Мурада Газдиева о «новой этике». Президент...


Её привлекательность в пёстрой мишуре, в сладких легендах и заманчивых мифах, которые распространяют вокруг пропагандистские сирены. В том, что всё это выдаётся за чрезвычайно прогрессивный и современный стиль, за которым будущее, и кто не примет эти правила, окажется за бортом. Якобы мы наблюдаем огромный революционный шаг вперёд по преодолению вековечных предрассудков, освобождение от них человека. Путин же снял маски и назвал вещи своими именами. Мракобесие.



Эту тему Владимир Путин уже поднимал недавно в своей валдайской речи. Тогда он также высказался о системе подмен, которые призваны устроить разобщение в мире. Чтобы, помимо расовых, религиозных противоречий, были предельно обострены ещё и гендерные. Сказал и о «просто чудовищных вещах», когда детям внушениями навязывают свободу выбора пола, разрушают институт семьи.

«Называя вещи своими именами, это уже просто на грани преступления против человечности, и всё под именем и под знаменем прогресса», — отметил тогда российский лидер. Именно из этой фразы и корни термина «мракобесие», употреблённого Путиным.



Наступление подобного мракобесия он сравнил с коронавирусной пандемией. Противоядием этому могут стать только «внутренние глубинные иммунные системы защиты» — традиционная система ценностей и мораль. Это есть форма нашего консерватизма, универсального для всех народов страны. Безусловная вакцина против вирусов новых веяний, перед соблазнами которых должен устоять человек и сохранить человеческое.

Сейчас распространение западной новой этики идёт под прикрытием разговоров по поводу свободы и демократии. Причём не в традиционном их понимании. Версии той же демократии могут меняться, как и модели смартфонов. Прошлогодняя модель не актуальна в новом сезоне. Предыдущие — недостаточны, им требуется регулярное обновление, иначе начнут плохо работать, подвисать, и пойдут сбои. Таков же путь движения по степеням свободы, для которой надлежит всякий раз придумывать новые опции. Человека манят окрыляющим чувством освобождения, пусть даже оно призрачно или искусственно. Но для того и «фабрика грёз», которой стала новая этика.

Надо сказать, что сейчас она идёт в плотной связке с американопапизмом — вектором, направленным на сохранение и перевод американской гегемонии на новый уровень, на котором Штаты в сиянии своей исключительности объединят светскую и духовную власть в мире. Демократия же с её догмами (ключи от которых опять же известно в чьих руках) переводится в формат секулярной вселенской неоязыческой религии.

Жёсткий ценностный диктат, действующий во внешней политике, когда не учитываются индивидуальные особенности культуры и традиции стран, переносится в межчеловеческую плоскость. На этом фоне развивается нетерпимость, гонения, преследования, шельмование людей, если они не присягнут на верность новой этике.

В какой-то мере это схоже с преследованиями первохристиан языческой властью с целью заставить их присягнуть на верность многим богам, хоть и людоедским.

Новая этика форматирует человека, открытого для постоянных обновлений его программной прошивки и операционной системы. Да, средство управления массами. Да, логика такая же, как и в случае обуздания и приручения Европы: управление посредством страха перед российской «злонамеренностью», когда запуганный Старый Свет легко делается заложником. Сейчас людям щедро даруют свободу от гендерных якобы предрассудков, внушают им необходимость этого с младых ногтей, чтобы прошить глубоко в подсознании, чтобы погрузить их в гибридную реальность. Затем этими людьми легко управлять и перевести их в разряд заложников, напугав тёмной стихией консервативных предрассудков и представив себя в качестве единственной защиты и опоры.

Привлекательность такого мракобесия в кажущейся новизне. Но если присмотреться — это мрачная стихия, кочующая вирусом по истории. Сейчас к ней добавляют эликсиры, создающие иллюзию радости и счастья, возможности преодоления любых преград. Собственно, схожим образом в своё время подготавливали рабов для продажи их на невольничьих рынках. Уничтожали всё личностное, стирали память, проводили хирургические операции — всё для того, чтобы добиться беспрекословного подчинения.

Также по теме
Путин заявил, что бороться с «мракобесием» Запада нужно поддержкой традиционных ценностей
Президент России Владимир Путин в ходе пресс-конференции ответил на вопрос об изменении традиционных ценностей на Западе и широком...

По сути, эта культура отмены — апгрейд привычного нигилизма. Античеловеческого и антибожеского. Того самого уровня преступления против человечества. О чём и сказал в валдайской речи Путин. Когда человеку присваивается Х-статус, нивелирующий его под формат серости, забирающий у него личностный суверенитет, и не важно, кто перед тобой: мужчина или женщина, взрослый или ребёнок.

Речь идёт не об утверждении свободы, а о её отрицании через доведение до абсурда. Через отрицание самого человека, которого вместо традиционной этики зацикливают на плотских и низменных инстинктах. Методика эта известна в истории человечества: разложить, чтобы поработить. В христианской традиции считается, что именно так и действуют антибожеские, бесовские силы, перед напором которых человек должен устоять, чтобы сохранить себя.

В этом плане важна оппозиция «мракобесие — прогрессивное», использованная Путиным не в шаблонном значении. «Мы должны брать всё прогрессивное и самое лучшее, что помогает развиваться», — сказал он, продолжив эту фразу словами о глубинных отечественных системах защиты.

Россия через ориентацию на консервативные ценности — прогрессивная страна с вниманием к человеку, к его развитию без отрыва от корневой системы. Она открыта к восприятию лучшего и перспективного, а не подмен и вирусного. В этом сочетании открытости и сохранении традиционного на самом деле и заключается главная особенность тысячелетней отечественной цивилизации, которую мы наследуем. Это и есть «консерватизм оптимистов». Кстати, тоже путинская формула.

Россия не собирается уходить в социальные, физиологические, ментальные и прочие эксперименты над человеком.

Наша свобода не в гендере, из которого делают затейливый конструктор, а в демографии. В детях, в семье, в продолжении рода и сбережении людей, их преемственности.

«Пусть они там делают что хотят» — их право, но у нас есть мощный наследственный иммунитет от подобного. В той же валдайской речи президент Владимир Путин сделал акцент: «Каждый из нас — человек, вот что главное».

Мы ведь помним, что произошло в итоге в «Путанице» Корнея Чуковского, — пожар. Вот и новая этика создаёт хаос. Искусственный и контролируемый. Она призвана для того, чтобы разрушать человека и традиционные общества, подчиняя их гегемонии американопапизма. Нас пытаются убедить, что за этим будущее. Мы же отлично понимаем, что это — мракобесие.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.