Ревизская сказка - Коронавирус nCoV на N1.BY
Ревизская сказка Ревизская сказка СЕРГЕЙ МЕДВЕДЕВ

Почти двести лет прошло, а персонажи все те же – аферист, губернатор, жандармы и мертвые души.

К вашим знакомым россиянам приходили переписчики? А может быть, звонили? Ко мне лично нет, и к большинству моих родственников и знакомых никто не приходил, и сами они не заходили на "Госуслуги". Интернет-опросы, проведенные телеграм-каналами SOTA и "Толкователь", а также и каналом Ксении Собчак, показали, что среди их подписчиков участвовали в переписи лишь 25–30% ответивших. Между тем 12 ноября, за два дня до окончания переписи, замглавы Росстата Павел Смелов уверенно отчитался, что в ней приняли участи "99 с небольшим процентов" населения, а по итоговым данным вышло так и вовсе больше 100, хотя и не дотянуло до пресловутых 146% (позже Росстат объяснил, что виноваты повторяющиеся и перекрестные данные из разных источников).



Как это стало возможным? Казалось бы, широко разрекламированная компьютеризация переписи должна была исключить махинации и ошибки, переписчикам были выданы специальные планшеты, так что контролеры могли видеть, где их сотрудники в данный момент находятся и как заполняется анкета. Но, как принято теперь в России, цифровизация лишь упрощает фальсификацию – подобно тому, как на последних думских выборах в московском электронном голосовании кураторы умудрились взломать так называемый блокчейн и в последнюю ночь, вероятно, вбросить десятки тысяч голосов за кандидатов от власти, точно так же в одно утро планшеты переписчиков зажили собственной жизнью.



Как рассказала корреспонденту сайта Север.Реалии петербургская студентка-социолог, работавшая на переписи, "я вечером подчистила планшет, перепроверила все логические связи, чтобы нигде "красного" не было, как просили. Утром просыпаюсь: вместо 32% у меня 97% заполненных анкет! Это для меня стало шоком, а зачем я вообще ходила месяц? Те квартиры, где мне не открыли, все загорелись зеленым! Если они сами могут все загрузить из системы, моя работа зачем?.. Я спросила у администрации, сказали, что так и должно быть. Главное, чтобы табличка горела зеленым, и все логически в программе прошло. Мне тогда сказали: хоть жизненного опыта наберешься, в России же живешь".



Почти двести лет прошло с гоголевских времен, а сюжеты и персонажи все те же – аферист, губернатор, жандармы и мертвые души

Мы действительно живем в стране, где к паленой водке, "сыроподобному продукту", подмененным допинг-пробам, к выборам "на пеньках", липовой статистике по ковиду и поддельным QR-кодам добавилась фальсифицированная перепись населения, данные которой были попросту перенесены из домовых книг, с сайта "Госуслуг" и из прочих административных реестров. В каких-то регионах результаты были просто "нарисованы" в соцсоревновании губернаторов, так же как это делается с цифрами на выборах. Так, глава Башкирии Радий Хабиров сообщил, что количество граждан республики, принявших участие во всероссийской переписи, перевалило за 4 миллиона 100 тысяч человек, притом что на январь 2021 года население Башкирии, по данным того же Росстата, составляло 4 013 786 человек, и еще 60 тысяч было потеряно ввиду рекордной смертности за последние два года. Как пишет телеграм-канал "Баш на баш", все дело в том, что Хабиров очень хочет обогнать президента Татарстана Рустама Минниханова: "Эти два региона превратили перепись в гонку между собой".

Эксперты призывают быть особенно осторожными с цифрами с Кавказа, где традиционно высок процент псевдопенсионеров, псевдоинвалидов и прочих получателей социальных благ за счет поддельных метрик и справок, чем, кстати, отчасти объясняется миф о "кавказских долгожителях", поневоле долго проживешь, когда тебя уже в 25 лет записывают в 70-летние пенсионеры. В целом, цифры Росстата, по всей видимости, являются не социальными и демографическими, а административными и политическими показателями, подтянутыми под существующие задачи власти, плановые ориентиры и административную борьбу за бюджетные ресурсы. Как сформулировал ведущий российский социолог Симон Кордонский, российская государственная статистика унаследовала советскую логику: "Обычно перепись – это некоторый механизм учета населения. Советская перепись – это механизм контроля над населением".

По его свидетельству, когда некоторое время назад российские силовики пересчитали данные ЗАГСов (оцифровали все записи рождения и смерти на территории РФ и вычислили живущих), то они вышли на цифру 90 миллионов человек. С другой стороны, в стране есть огромный неучтенный массив мигрантов, "отходников" и сезонных рабочих, есть целые неучтенные поселения, в которых нет почтового индекса, централизованного электроснабжения, сетей связи и, по сути, нет государственной власти: они юридически не существуют, их нет на картах, но они есть в жизни. С этой точки зрения, говорит Кордонский, к данным Росстата, в том числе и по численности населения, нужно относиться с большой настороженностью: "Может быть, у нас не 145 миллионов человек, а 120. А может быть, и 160 миллионов, бог его знает".

В итоге, как заметил Юрий Андропов на пике кризиса советской системы, "мы не знаем страны, в которой живем". Результаты переписи будут опубликованы еще нескоро, в 2022 году, и она, очевидно, не даст полных сведений о российском обществе, но уже свидетельствует о кризисе государства. Подобно истории с пандемией, показавшей пример "недостойного правления" (bad governance), или, скорее, даже state failure, "провала государства", самоустранившегося от финансовой помощи населению, от массовой вакцинации и от санитарно-эпидемической защиты населения (нежелание и неспособность вводить карантины и локдауны, следить за выдачей и использованием QR-кодов), итогом чего стала рекордная смертность – история с переписью населения тоже показывает поразительную недееспособность власти.

Небывало расширившись за последние 20 лет (только за последнее десятилетие число чиновников выросло почти на 50%), наделив себя огромным объемом регулирующих функций, отстроив гигантскую силовую и надзорную бюрократию, административно-командную машину и репрессивный аппарат, государство оказалось способно лишь на то, чтобы кормить себя и обеспечивать воспроизводство собственной власти. Однако при этом оно не выполняет базовых общественных функций; вместо "государства-слуги" из прогрессивных теорий управления оно превратилось даже не в государство-хозяина, а в государство-паразита.

Все это, впрочем, было многократно описано в книгах о российской истории и в отечественной литературе, прежде всего, в бессмертных "Мертвых душах", главной книге о России. Там тоже в раздутой бюрократии николаевской эпохи бюджетный учет населения (подушная подать) не совпадает с реальной динамикой смертности, не отраженной в "ревизских сказках" (переписи населения), и на этом статистическом зазоре неучтенных мертвых душ паразитирует классический российский персонаж: предприниматель от бюджета, извлекающий ренту из воздуха, Павел Иванович Чичиков. Почти двести лет прошло с гоголевских времен, а сюжеты и персонажи все те же – аферист, губернатор, жандармы и мертвые души, которых, к несчастью, по итогам пандемии в России заметно прибавилось.

Сергей Медведев, «Радио Свобода»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».