«Переделывал корону с 1 000 бриллиантов в браслет». Ювелир — о ручном труде, подделках и «золотых» отходах - Общество на N1.BY

Переплавка слитков золота и работа с бриллиантами — для ювелира привычное дело. Как в мастерской кусок металла превращается в красивое украшение и какие сложные идеи приходится воплощать в жизнь — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Несколько десятков столичных ювелирных мастерских, в отличие от крупных производителей украшений, имеют статус ремесленнических. Они работают только с материалами заказчика. Человек приносит золото или серебро, показывает эскиз или выбирает модель в каталоге, оговаривает с мастером стоимость, заключает договор — и спустя некоторое время забирает изделие.



Но это лишь видимая часть ювелирной работы, на самом же деле интересных моментов в ней намного больше.

Как кусок металла становится украшением

Рабочее пространство мастерской имеет мало общего с богатым убранством ювелирных салонов и чем-то похоже на ломбард. О серьезности работы говорит оборудование, цена которого исчисляется тысячами долларов.

Одна из самых современных установок — 3D-станок, на котором изготавливают модели будущих украшений.

На компьютере в специализированной программе создаем 3D-модель, а станок вырезает точную восковую модель изделия. Он работает как принтер, но точность в разы больше — около 0,01 мм, — рассказывает ювелир одной из столичных мастерских Роман.



Один из основных способов изготовления украшений — литье. Для этого в арсенале ювелиров есть резиновые пресс-формы. Внутри — пустота, которую заполняют расплавленным воском, получая нужную форму украшения.

Под давлением воск заполняет форму. Он остывает, форму заливают в металлический стакан-опоку формомассой на основе гипса, а после засыхания ставят в печь при 800 °С. Воск вытапливается, и внутри гипса остается форма, точно повторяющая детали восковой модели. Потом туда заливается расплавленный металл. Когда он остынет, опоку кладут в воду. Из-за разницы температур гипсовая масса трескается и разламывается. Не сделаешь этого — гипс будет сложно разбить и достать заготовку, — поясняет Роман.



У печки замечаем соль. Оказывается, она здесь не только для еды, но и для работы.

Есть бура и борная кислота для очистки металла при плавке. Они забирают всю грязь, впитывая ее расплавленной стекловидной массой. Поваренная соль нужна для этих же целей. Иногда она очищает сплав даже эффективнее.

— А для очистки украшений дома она не подойдет?

Нет. Почистить изделия дома можно зубной пастой или мыльным раствором с горячей водой. Полноценного результата это не дает, потому что мелкие частицы — это абразив, царапающий поверхность. Лучший вариант — принести изделия на полировку ювелиру. В умелых руках украшения станут как новые.

Собеседник рассказывает, что далеко не все можно сделать на станке. Например, цепочки и кольца с мелкими деталями требуют ручного труда.

Чтобы получить круглую проволоку для цепочек, нужна фильерная доска с маленькими отверстиями через 0,02 мм. Проволоку просовываем через них и вытягиваем. Металл мягкий, поэтому физической силы одного человека хватает, — рассказывает ювелир.

Главное рабочее место мастера, конечно, за верстаком. Чтобы продемонстрировать один из самых профессиональных микроскопов в ювелирном деле, мастер даже снимает с него чехол. Но только на пару минут.

Бережем его от пыли, царапин, потому что оборудование не из дешевых. Сейчас в Беларуси оно стоит 4,5 тыс. долларов, — поясняет собеседник.

На столе — циркули, линейки и много других инструментов. Поодаль от них пластырь — повреждения рук в ювелирном деле ситуация рядовая.

Рассказывает мастер и о бормашине — основном инструменте для ручной доработки. На установке много насадок для разных видов обработки: одна с наждачной бумагой, еще одна с фрезой (ее точно узнают девушки — такой пользуются при аппаратном маникюре).

Это черный бриллиант. Цену не хочу озвучивать, но руки тряслись полдня после его установки в кольцо. Клиент принес на уменьшение, мы достали камень, вернули ему. Уменьшив размер, восстановили крепежные элементы камня. Человек пришел с камнем, и мы поставили в его присутствии. На работу с драгоценными камнями даем гарантию сохранности. Если что-то случается, мы должны их купить или вернуть стоимость.

Самый дорогой камень, который испортил, обошелся в 200 долларов

На витрине мастерской — золотые серьги и кольца, серебряный крест и зажигалка к выходу популярной компьютерной игры.

Это обменный фонд. Люди приносят золото и могут, не дожидаясь исполнения заказа, обменять его на готовое изделие, — поясняют в мастерской. — Мы принимаем золото в слитках, в виде бытового лома, старых и ненужных украшений, пару к которым человек потерял, например, сережек.

— Какой самый большой слиток удавалось держать в руках?

Около полукилограмма. Это ответственно: если что-то с ним случится, платить буду я. За любые недовесы в виде стружки мы тоже отчитываемся. Грамм в банке стоит около 55 долларов в пересчете на 585-ю пробу. Есть и нормативные потери — без отходов работать невозможно. Сделал цепочку на 10 граммов, к ней добавляется нормативная потеря. Я, как в бухгалтерии, подсчитываю все в конце месяца. Например, на руках осталось 2 грамма, а по подсчетам надо отдать 4. Тогда я должен компенсировать эти 2 грамма.

В большинстве случаев мастерская работает с золотом 583-й и 585-й пробы, но бывают заказы из 750-й пробы и даже больше. В банке же продают 999-ю — самое чистое золото. Чтобы получить сплав нужной пробы, ювелиры добавляют легирующие добавки: серебро, медь, никель и др.

— Из предметов вроде серебряных ложек тоже можно сделать украшение?

Так как мы работаем согласно законодательству, есть жесткие инструкции. Нужно, чтобы государство поставило оттиск, что это 925-я проба серебра. А изделия заказчика не всегда соответствуют нужной пробе, низкопробный же металл в работу не принимаем.

Работа с некачественными металлами приносит массу хлопот. Например, если среди добавок есть органические включения — фосфор или сера, то золото может не проливаться, трещать при обработке.

Бывало, что в процессе вдруг лопнуло кольцо. То же самое с серебром. Если оно некачественное, то сплав может быстрее темнеть, менять свойства при заливке. Чтобы такого не было, все тщательно проверяем вначале и следим на каждом этапе, — делится нюансами работы ювелир.

Также мастерская предоставляет услуги по работе с камнями, в том числе драгоценными — с ними работают огранщик и камнерез.

Как и в случае с металлом, работаем с камнями заказчика. Человек приносит старые изделия с камнем или покупает в банке, а мы создаем под него изделие и устанавливаем.

Многие клиенты удивляются, что даже бриллиант можно поцарапать и разбить.

Люди путают прочность с твердостью. Приходят и говорят: бриллиант же самый твердый, что с ним может случится. Но это не значит, что его нельзя повредить, — разъясняет мастер. — Самый дорогой камень, который я испортил, обошелся приблизительно в 200 долларов. Он выглядел как настоящий, но оказался качественной подделкой из стекла. При работе оно сразу треснуло. Пришлось покупать сырье, заявленное клиентом и гранить новые вставки, ведь все риски на нас.

За рубежом под видом золота можно купить смолу

Подделки, которые люди приносят в мастерскую, — явление распространенное.

В основном это происходит по незнанию: подарили и для пущего эффекта сказали, что бриллианты. Кто-то чуть ли не в слезы, когда узнает, а некоторые спокойно: ну не бриллианты, и ладно, — улыбается Роман. — Нередко такое бывает с советскими украшениями. Есть распространенный миф, что в Советском Союзе часто использовали рубины. А рубины хорошего качества стоят не дешевле, чем бриллианты. Если взять природный камень в 2–3 карата, то он может стоить, как однокомнатная квартира в Минске. И люди приходят, доказывают, что это рубин. На самом деле это камень группы корундов, который в СССР массово синтезировали в лабораториях.

Проблемы бывают и с золотом импортного производства.

Корпус сделан из тонкой золотой фольги, а внутри смола залита. Заплатили за золотое кольцо весом 10 граммов, а когда убираем смолу и металл, получаем 3 грамма золота. Эти изделия рассчитаны на туристов, которые вряд ли вернутся еще раз и будут разбираться, — рассказывает ювелир. — В нашей стране это регулируется. Каждая мастерская возит изделия в государственную пробирную инспекцию. Там проводят анализ и ставят подтверждающее клеймо, что это золото указанной пробы.

Так как многие известные бренды вроде Cartier и Bulgari делают огромные наценки за имя, многие приходят в мастерскую, чтобы сделать что-то похожее.

Мы предлагаем изделия любой сложности. Сталкивались и с дорогими фирменными моделями, которые приносят на ремонт. И даже там встречаются поломки и необходим ремонт. Многие бренды не содержат производство, а отдают работу на аутсорсинг таким же ювелирам, как мы.

Не так давно девушка, когда-то выигравшая конкурс красоты, принесла на переделку диадему из серебра с 1 000 бриллиантов.

В повседневной жизни диадему она, конечно, надеть не может, поэтому решила переработать. Принесла картинки с сайта известного ювелирного дома. В оригинале более крупные камни, здесь же бриллианты меньше миллиметра, даже пинцетом взять сложно. Дизайн мы адаптировали под имеющиеся материалы и камни. Спустя 2 месяца она получила красивый браслет. Это одна из самых сложных работ, — вспоминает ювелир.

Он рассказывает, что самое простое украшение можно сделать за пару часов. Но есть и изделия, с которыми нужно работать несколько недель. Все зависит от методов производства.

То, что можно смоделировать за день на компьютере, потом вырезать за день на станке и за день доработать вручную, полностью вручную придется делать неделю-полторы. Техника сильно упрощает работу. Конечно, от затраченного времени зависит и цена, — подчеркивает Роман.

Есть услуги, которые в Минске делает только эта ювелирная мастерская. Например, изделия из платины.

Цена таких изделий выше из-за сложности технологии и эксклюзивности. Подстраиваемся под российский рынок и расценки ближайшего зарубежья, там они еще выше. Плюс нужно окупить свое оборудование — цены на него космические. И работа, конечно, кропотливая, — резюмирует собеседник.

Фото Павла Русака

Смотрите также: