Могилев готовился стать столицей, а Минск едва не лишился этого статуса. Какой была Беларусь накануне войны - Общество на N1.BY

В мае 1938-го в Могилеве закипела стройка. Сносили старые «несоветские» здания, расширяли улицы, закладывали новостройки — город готовился стать столицей республики. Как это было — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В 1921 году граница между БССР и Польшей пролегла в 50 км от Минска. Столица оказалась в крайне невыгодном стратегическом положении. Ведь в случае войны она попадала в зону действия авиации противника. Да и начаться боевые действия могли с массированного авиаудара по городу. Наземные войска противника получали возможность быстро продвинуться вперед, развернуть дальнобойную артиллерию и обрушить на город град снарядов. Выходит, руководство республики, высшие партийные чины могли погибнуть в первые часы конфликта. А это значит — безвластие, хаос, отсутствие управления.



В 1936 году было подписано японско-германское соглашение по обороне от коммунизма, известное как Антикоминтерновский пакт. В ноябре 1937-го к нему присоединилась Италия. Это событие еще больше укрепило желание перенести столицу БССР подальше от границы.

Над вопросом безопасности в правительстве БССР особенно задумались в октябре 1937-го. Ситуация в мире была неспокойная. В Испании шла гражданская война (1936–1939), усиливала позиции фашистская Германия. Европа готовилась к возможному вооруженному конфликту. Поэтому 16 декабря 1937 года в Москву на имя Сталина и Молотова пришла докладная записка под грифом «совершенно секретно». В ней исполняющий обязанности секретаря ЦК КП(б)Б Алексей Волков и председатель СНК БССР Афанасий Ковалев просили высшие власти Советского Союза перенести столицу Белоруссии в Могилев. Мотивировали это тем, что «Минск находится очень близко от польской границы, расположен в одной крайней западной части БССР, слабо связан железнодорожными и шоссейными магистралями как с центрами Союза, так и, особенно, с районами республики».



Все так. Если взглянуть на карту страны того времени, именно Могилев располагался в центре БССР, был связан железной дорогой со всеми областными центрами и Москвой.

Столичный вид

Политбюро ЦК ВКП(б) согласилось с этим предложением. Правда, суммы на придание Могилеву пафосного вида, названные белорусской стороной, в Москве посчитали завышенными. В решении за подписью Иосифа Сталина сообщалось: «Принять предложение ЦК КП(б)Б и СНК БССР о переводе столицы Белоруссии из Минска в Могилев, признав, однако, требование об отпуске 350 млн рублей на 2 года на строительство в Могилеве явно несуразным и рваческим».



Власти БССР поблагодарили ЦК ВКП(б) и СНК СССР за принятое решение и согласились с тем, что сумма завышена. Пересмотрев смету, они ответили, что готовы уложиться всего в 110,5 млн рублей, построив за 2 года лишь самое необходимое.

17 марта 1938-го подписано постановление СНК БССР «О генеральном плане реконструкции города Могилева». Именно в нем говорилось, что в город на Днепре вскоре переедут не только партийные работники, но и Академия наук, БГУ и другие вузы. Могилев же станет административно-политическим центром БССР. В городе развернется масштабное жилое и промышленное строительство, а основным общественным транспортом назвали троллейбус.

В мае 1938-го закипела стройка. Сносили старые «несоветские» здания, расширяли улицы, закладывали новостройки. На выделенные Союзным бюджетом 32,3 млн рублей нужно было построить к концу года один 50-квартирный дом, два 24-квартирных, двадцать 8-квартирных, баню, две школы, детсад и ясли, поликлинику, роддом.

Для возведения нового здания Дома правительства пригласили консультантом архитектора Иосифа Лангбарда, автора минского проекта, и выделили почти 11 млн рублей. Но сроки поджимали и вынуждали воспользоваться уже имеющимися наработками. Поэтому в Могилеве появился практически идентичный минскому Дом правительства. Оригиналу он уступал лишь размерами. Возвели и административное здание Наркомата внутренних дел БССР. Расположились обе новостройки в центре предполагаемой столицы республики — на площади Ленина.

Однако многое из запланированного соорудить не успели. 5 февраля 1939-го в докладной записке главы правительства Кузьмы Киселева и секретаря ЦК КП(б) Белоруссии Пантелеймона Пономаренко сообщалось, что строительная программа по Могилеву в 1938-м выполнена на 52 %. Причины банальны — отсутствие генеральной схемы планировки города и проектно-сметных документаций, нехватка финансирования и кадров.

Но это никак не отразилось на планах большого переезда. Военная угроза для всех являлась очевидной. В апреле 1939-го правительство решило не затягивать процесс и выехать в Могилев к ноябрю. Два 50-квартирных дома готовились сдать летом, а Дом правительства — к 1 декабря. Ответственные товарищи летом 1939 года начали готовиться к смене места жительства.

Все по-старому

17 сентября 1939-го все кардинально изменилось. После присоединения Западной Белоруссии Могилев приблизился к границе, а Минск оказался в самом центре объединенной БССР. Получилось, что и транспортное сообщение у действующей столицы в разы лучше. Минск был культурным центром республики, имел развитый общественный транспорт, обширную торговую сеть. А главное — экономились значительные средства.

Особенно довольны остались те, кто собирался переезжать. Кому охота покидать обжитые квартиры и рабочие места? Неудивительно, что вопрос о переезде отпал сам собой. 14 октября 1939 года бюро ЦК КП(б)Б, рассмотрев на очередном заседании вопрос «О столице Белорусской СССР», решило просить ЦК ВКП(б) оставить Минск в прежнем статусе. В Москве с белорусами согласились. Минск остался столицей, а Могилеву на память достались Дом правительства и десяток новых зданий.

Справочно

Ныне в Доме правительства в Могилеве размещается облисполком, а в здании НКВД БССР — Белорусско-Российский университет. Могилевской достопримечательностью, именуемой ныне «дом 90», стал и возведенный в 1940 году дом для ответственных работников ЦК КП(б)Б и СНК, в нем были только пятикомнатные квартиры площадью 120 м2.

Фото БелТА

Смотрите также: