«Эффект домино»: как Россия пытается уберечься от последствий вывода войск из Афганистана - Политика на N1.BY
«Эффект домино»: как Россия пытается уберечься от последствий вывода войск из Афганистана «Эффект домино»: как Россия пытается уберечься от последствий вывода войск из Афганистана

Армия США должна покинуть страну до 11 сентября.

Министр обороны России Сергей Шойгу провел мини-турне по центральноазиатским странам. На прошлой неделе он побывал в Таджикистане, а затем прилетел в Узбекистан. Эти поездки прошли на фоне вывода американских войск из соседнего Афганистана, что грозит усилением «Талибана» и нестабильностью в регионе, сообщает BBC.



В Узбекистане министр обороны России представил программу стратегического партнёрства двух стран в военной области на 2021-2025 годы, разработанную впервые. В Таджикистане Шойгу подписал соглашение о создании объединенной системы противовоздушной обороны и поучаствовал в заседании совета министров обороны стран Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ).

«На фоне деградации обстановки в соседнем Афганистане осуществляем планирование совместного отражения возможных угроз, отрабатываем вопросы практического взаимодействия в ходе учений», - так сам Шойгу объяснил цели поездки в Таджикстан (цитата по РИА Новости).



Эксперты, опрошенные Би-би-си, соглашаются, что в России опасаются роста нестабильности в центральноазиатском регионе. Возможная деградация обстановки в Афганистане связана с тем, что 1 мая США и НАТО начинают вывод войск из страны.

У России нет общей границы с Афганистаном, однако с соседями Афганистана - Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном - у нее серьезные экономические связи, из этих государств в Россию едет большое число мигрантов.

Как США выводят войска из Афганистана?



В минувшее воскресенье командующий иностранным контингентом в Афганистане американский генерал Скотт Миллер заявил, что процесс вывода уже начался - американцы приступили к передаче военного оборудования и баз афганским военным. По договору, подписанному в феврале 2020 года, США должны были полностью вывести своих военных из страны к 1 мая этого года - но в итоге их вывод был отложен до 11 сентября.

В последнее время в Афганистане были размещены 2500 американских военнослужащих, а также около 7500 военных из разных стран Североатлантического альянса.

Иностранные военные были введены в страну после терактов 11 сентября. В декабре 2009 года иностранный контингент в Афганистане насчитывал 100 тысяч человек.

Военное присутствие США и союзников в Афганистане начало сворачиваться в 2014 году. Но совсем покинуть страну американцы не решались по соображениям безопасности - афганские власти в одиночку не могли противостоять талибам. Они намеревались заручиться договором с движением «Талибан», в котором были прописаны условия вывода - гарантии безопасности для США и союзников, обещание начать переговоры с официальным правительством, обмен пленными и так далее.

Соглашение, подписанное в феврале 2020 года в Дохе, результатом которого и стал вывод войск, запустило переговорный процесс о будущем Афганистана. С тех пор США, Россия и другие страны не прекращают попыток наладить диалог между талибами и афганскими властями. Но пока результатов немного: представители «Талибана» иногда не приезжают на встречи, а четкого плана разрешения конфликта все еще нет.

Пока посредники пытаются запустить процесс переговоров, каждая из сторон - правительство Афганистана и талибы - считают себя единственной легальной властью в стране.

Почему стоит бояться нестабильности в Афганистане?

В самом Афганистане опасаются, что после ухода натовских военных в стране может начаться кризис, подобный тому, что произошел в 1991 году после ухода советских войск.

«Лучшее, что может произойти - если период, отведенный для вывода, окажется катализатором, подтолкнет стороны к принятию решений. Они либо достигнут к сентябрю каких-либо политических соглашений, либо окончательно втянутся в гражданскую войну по сирийскому сценарию», - сказал в беседе с Би-би-си исполнительный директор Института исследований вопросов войны и мира в Кабуле Тамим Асей.

Профессор факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Казанцев рассказал, что с выводом иностранного контингента из Афганистана может возникнуть «эффект домино». Этим термином описывались события в различных регионах мира в XX веке, когда становление коммунистического режима в одной стране приводило к таким же последствиям в других.

Но в этот раз «эффект домино» будет выглядеть иначе. Казанцев опасается не вторжения отрядов движения «Талибан», а распространения хаоса и нестабильности по всему региону. «Такая же ситуация была в 1990-е годы в соседних с Афганистаном странах. Советские войска вышли из Афганистана, там все рухнуло, в 1992 году рухнул режим [президента Афганистана Мохаммада] Наджибуллы, моджахеды между собой переругались, дальше началась гражданская война в Таджикистане, рухнула таджико-афганская граница, а дальше эта ситуация начала потихоньку расползаться по всему региону», - сказал он.

Талибы, по словам Андрея Казанцева, не представляют собой некой единой силы, объединенной центральным руководством. Он называет их «зонтичной организацией для всех, кто воюет с американцами». Они оказывали и оказывают поддержку международным террористическим организациям - таким как «Аль-Каеда» или с недавних пор «Исламское государство», а также связаны с более мелкими группами экстремистов, которые действуют отдельно.

При этом позиции талибов в разных частях Афганистана различны, и любая попытка установить власть на всей территории обернется гражданской войной, например, с пуштунскими племенами или представителями узбекского, таджикского или хазарейского национального меньшинства.

«Это очень серьезная ситуация для центральноазиатских стран, потому что они тут же становятся прифронтовыми, в силу того, что там таджики связаны с Таджикистаном, а Таджикистан связан с Россией, узбеки связаны с Узбекистаном и с Турцией также, хазарейцы связаны с Ираном. Складывается автоматически потенциал для большой региональной войны», - сказал Андрей Казанцев.

Как говорится в книге «Союзники», выпущенной в 2020 году российским «Центром анализа стратегий и технологий» (ЦАСТ), именно победа моджахедов в Афганистане стала катализатором, который превратил в начале 1990-х годов национальный конфликт в Таджикистане в кровопролитную войну - через границу в страну поступало оружие, шел поток беженцев. Авторы называют этот конфликт «родовой травмой таджикской государственности».

При этом для страны остается серьезной опасность со стороны «Исламского государства». «Всего в ИГИЛ в Сирии и Ираке, по данным Государственного комитета национальной безопасности на конец 2018 года, воевало 1,9 тысячи боевиков из Таджикистана - возможно, большее количество боевиков было только из Узбекистана», - говорится в книге.

Как Россия пытается предотвратить кризис?

В течение полутора десятилетий Таджикистан и Узбекистан оставались важными центрами обеспечения международной военной операции в Афганистане. С 2001-го по 2007 год в аэропорту Душанбе базировались французские истребители Mirage 2000D и топливозаправщики С-135F, которые затем были переброшены в Кандагар. По данным ЦАСТ, Таджикистан с 2001 года и как минимум до 2019 года получал военную помощь от США.

Однако главным партнером Душанбе в области безопасности остается Москва. В Таджикистане расположена 201-я военная база, на которой дислоцируются, по одним данным, более шести, по другим - около трех тысяч военнослужащих. В состав базы входит авиагруппа вертолетов Ми-8 и Ми-24, базирующаяся на военном аэродроме «Айни» неподалеку от Душанбе.

По данным ЦАСТ, таджикским военным была передана часть имущества 201-й мотострелковой дивизии, на основе которой была создана база. Кроме того, Россия поставляла в эту страну бронетранспортеры, боевые вертолеты, артиллерийские системы, вооружение для ПВО, танки. Многие поставки начались в последние годы. Россия готовит в своих военных вузах офицеров для таджикской армии, а на 201-й базе - специалистов, включая механиков-водителей, связистов, наводчиков и так далее.

Узбекистан был одним из ключевых партнёров США в Центральной Азии во время операции в Афганистане. С 2001 по 2005 год там действовала крупная американская военная база «Карши-Ханабад», на военном аэродроме которой были дислоцированы транспортные самолеты и вертолеты. Ташкент свернул сотрудничество с Вашингтоном из-за политических разногласий. После этого базой пользовалась Россия, но и с ней отношения у Ташкента были сложными - Узбекистан дважды выходил из ОДКБ и планов вернуться в блок не декларирует.

Сейчас Россия старается не столько увеличить свое присутствие в регионе, сколько укрепить региональные государства, отмечают эксперты. При этом она не стремится ни создать новые экономические, военные или политические блоки, ни попытаться изменить структуру старых - скорее, речь идет про выстраивание двусторонних соглашений.

Частично это вызвано тем, что каждая из региональных стран находится в своей «системе» групповых договоров вместе с Россией: Таджикистан входит в ОДКБ, но не входит в Евразэс (в его составе - Киргизия и Казахстан), Узбекистан после выхода из ОДКБ остался только в СНГ, Туркменистан и вовсе сохраняет внеблоковый статус.

Еще одна причина - непростые отношения между самими государствами. 29 апреля, после завершения поездки Сергея Шойгу в регион, на киргизско-таджикской границе произошло вооруженное столкновение. Погибли десятки людей.

Российский военный эксперт Виктор Мураховский считает, что в настоящее время проще поддерживать двусторонние связи, чем стараться собрать какие-либо блоки: «Реалии современной политики - уход в прошлое блоков типа Варшавского договора или Североатлантического договора, что бы там ни говорили о его незыблемости. Это выстраивание целого спектра двусторонних отношений».

Россия, по его словам, не будет создавать в регионе новые военные базы или даже расширять уже действующую, обеспечивать безопасность Таджикистан и Узбекистан будут самостоятельно.

«В случае прямой военной агрессии против Таджикистана Россия может поддержать воздушно-космическими силами, высокоточными системами, но на земле будет сделан основной упор на местные силы, их обучение, оснащение. Свои батальонно-тактические группы никто на штурм бросать не будет», - сказал Виктор Мураховский.

По словам Аркадия Дубнова, в этой ситуации сохранится роль США - они, вероятно, попытаются оставить за собой возможность действовать в регионе и после ухода из Афганистана. Это может быть сделано, например, за счет военной авиабазы, с которой могут действовать как пилотируемые аппараты, так и беспилотники.

По мнению Дубнова, этим можно объяснить предложение России подписать с Таджикистаном договор о создании совместной системы противовоздушной обороны. «Я не знаю, кто может атаковать воздушное пространство Таджикистана даже в нынешней ситуации со стороны Афганистана. Но зато это может усилить российское присутствие в Таджикистане. Почему бы туда не поставить какие-нибудь С-400?» - сказал он.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».