«Сын всем говорит, что его папа – герой» - Выборы 2020 на N1.BY
«Сын всем говорит, что его папа – герой» «Сын всем говорит, что его папа – герой»

История храброго пинчанина Сергея Леженко.

28-летний пинчанин Сергей Леженко 9 августа вместе с друзьями пошел на избирательный участок, чтобы узнать результаты голосования. С участка всех направили в исполком. Там и случился инцидент, который позже стал известен как «пинское дело». Как рассказывали участники, милиция начала стрелять в воздух, люди защищались. Сергей признал, что бил палкой по милицейским щитам. Но в тоже время привел в чувства милиционера, которого кто-то ударил и тот потерял сознание. На суде милиционер говорил, что, если бы не Сергей, его затоптали бы. Прокурор потребовал для пинчанина 6 лет усиленного режима. Сегодня незаконный суд вынес приговор: 6 лет колонии усиленного режима.



Люди требовали мирных переговоров – милиция начала стрелять

О Сергее Леженко и его истории «Белсат» поговорил с женой политзаключенного Ольгой.

— В тот вечер, 9 августа, я была дома с ребенком. Сергей пришел ночью, рассказал, что их окружили, пытались задержать, люди отбивались, – припомнила женщина послевыборные события, ставшие судьбоносными для ее семьи. – Сергей политикой никогда особо не интересовался, но на этот раз с друзьями пошел на участок ждать результатов выборов. Оттуда всех отправили в исполком. Там чиновники пригласили нескольких человек внутрь, когда те вышли, то передали результаты: более 80 % – за Лукашенко. Люди не поверили, начали требовать мирных переговоров. Одновременно появилась милиция, были выстрелы, так все и началось.



Сергею тогда удалось вернуться домой. Какое-то время Леженко жили спокойно, хотя понимали, чего можно ожидать. Ольга спрашивала мужа, не уехать ли за границу, пока есть время. Сергей отвечал вопросом на вопрос: почему он должен убегать из собственной страны, поджав хвост, если ни в чем не виноват? Ольга согласилась с мужем, так как и сама не хочет покидать Беларуси.

27 августа за Сергеем пришли. После 72 часов в изоляторе временного содержания мужчину отпустили под домашний арест с обвинением по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса Беларуси («Участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества или вооруженным сопротивлением представителям власти»).



«Буду ждать столько, сколько понадобится»

Леженко снова задержали 23 сентября. Мотивировали арест тем, что Сергей мог убежать за границу. Направили в СИЗО в Барановичи.

Ни один из 109 потерпевших не сказал, что Сергей кому-то из них причинил какой-то вред. А один из милиционеров рассказал, что, когда кто-то ударил его по голове и он потерял сознание, Сергей привел его в чувства и отвел в сторону, за те самые щиты: если бы не Леженко, то его затоптали бы там.

Прокурор потребовал для Сергея Леженко 6 лет в колонии усиленного режима. 30 апреля объявят приговор.

Ольга вспоминает, что когда на суде услышала про 6 лет, то была в ступоре.

– Я плакала и не могла успокоиться, – говорит женщина. – Сергей мне махал рукой, мол, не плачь. А я глотала таблетки, чтобы взять себя в руки. Я не хочу верить, что на самом деле будет такой срок. Надежда умирает последней, но, глядя на приговоры другим, с каждым днем этой надежды все меньше и меньше. Но даже если и шесть лет, я буду ждать. Столько, сколько потребуется.

«Главное, что с тобой и сыном все хорошо, а я – как-нибудь»

Ольга виделась с мужем только на судах. Свидания в СИЗО – ни в Барановичах, ни в Бресте – супругам так и не дали. Женщина говорит, что из Барановичского СИЗО хоть письма хорошо доходили, а после этапирования в Брест начались задержки на неделю-две.

В то же время о Брестском СИЗО Сергей отзывается хорошо: пишет, что и отношение лучше, и еда вкуснее, телевизор есть. Хотя и на Барановичи особо не жаловался.

– Он у меня вообще такой парень, который не привык жаловаться, – отмечает Ольга. – Говорит, главное, мол, что с тобой и сыном все хорошо, а я уже как-нибудь, жив, здоров – этого хватит.

По словам Ольги, Сергей очень сожалеет, что все так произошло, что она теперь осталась одна с маленьким ребенком, что им не хватает средств на жизнь.

– Он у меня очень трудолюбивый, всегда много работал, подрабатывал, с одной работы на другую, я даже злилась иногда, кричала на него: побудь ты хоть одни выходные дома, – рассказывает жена узника.

До задержания Сергей Леженко работал оператором автоматических и наполовину автоматических линий на «Пинскдреве». И подрабатывал укладчиком кафеля и брусчатки.

«Сын всем говорит, что его папа – герой»

В семье Леженко – пятилетний сын Марк. Ольга сейчас переехала к родителям, чтобы было кому за ним ухаживать, пока сама на работе. Она также работает на «Пинскдреве», раньше правила шпон, но изменился график – стал очень неудобным. Директор, по словам пинчанки, пошел навстречу и предложил работу уборщицы. Зарплата – 500 рублей.

– На жизнь этого, конечно, не хватает, но родители помогают, – говорит Ольга. – Материально нам ощутимо хуже стало без Сергея. Еще ведь и ему нужны там деньги. На одну передачу у меня уходит 250 рублей. А в Брест собирала ему одежду – 300 рублей отдала.

Накануне приговора в письмах Сергея чувствуется, что падает настроение. ОН спрашивает, зачем нужен жене, если только проблемы создал, да прочее в таком роде. Но Ольга, несмотря на все эти трудности, не осуждает мужа.

– Если бы я была на его месте, тоже не терпела бы издевательств. Не била бы палкой, но уверена, что не смогла бы спокойно смотреть на происходящее. Я понимаю Сергея, – говорит пинчанка.

Ольга рассказывает, что Сергей попросил сказать сыну, что он в армии.

– Я так и сделала, и теперь Марк всем говорит, что его папа –герой, защищает страну, – рассказывает женщина. – Естественно, если вдруг действительно будет шесть лет, то ребенок подрастет, будет задавать вопросы. Придется рассказать правду. Сергей на этот случай просил: мол, только скажи ему, что я не вор, не убийца, что я сижу за правду.

«В письмах Сергей пишет, что мечтает о дочери»

Сергей и Ольга вместе восемь лет, из них пять в браке и три года встречались до свадьбы. Ольга говорит о муже, что он очень спокойный, неконфликтный, веселый, улыбчивый. Политикой не интересовался вплоть до выборов-2020. Любил спорт. В свободное от работы время занимался греблей, легкой атлетикой, велоспортом. Очень любит детей, всегда может быстро найти с ними общий язык. В последних письмах Сергей писал, что мечтает о дочери.

Ольга Леженко уверена, что в Беларуси скоро будут перемены.

– К этому все идет. Я вижу, что страна изменилась, по отношению людей к ситуации. Даже моя мама, которая раньше была ярой лукашисткой, полностью изменила свое мнение. Она сначала очень осуждала Сергея, но когда увидела, что делается, все поняла. У людей открываются глаза, – говорит женщина.

Сама Ольга тоже не интересовалась политикой, не ходила на выборы, даже в прошлом году, а муж голосовал за Светлану Тихановскую:

– Не то чтобы меня все устраивало в стране, но не было ни времени, ни желания углубляться в это, я жила и жила себе.

Отношение к политической ситуации у жены политического узника изменилось после выборов. Женщину поразили жестокость и насилие, примененные властями против мирных людей:

– Это слишком. За что избивают, убивают людей? За то, что люди высказывают свое мнение? Просто выходят на улицу? За это нужно лишать свободы, бить и убивать?

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».