«Могут ведь спросить академическое сообщество — почему вы молчали?» - Коронавирус nCoV на N1.BY
«Могут ведь спросить академическое сообщество — почему вы молчали?» 1 «Могут ведь спросить академическое сообщество — почему вы молчали?» Ефим Хазанов

История академика Ефима Хазанова.

21 апреля по всей стране проходили митинги в поддержку Алексея Навального. В Нижнем Новгороде за несколько часов до митинга задержали (а потом оштрафовали на 20 тыс. рублей) академика РАН Ефима Хазанова, ученого с мировым именем, лауреата Государственной премии РФ и замдиректора Института прикладной физики РАН. На основании репоста в личном "Фейсбуке" ему вменяют организацию несогласованной акции. Русская служба Би-би-си съездила в Нижний Новгород и рассказывает, кто такой Ефим Хазанов и почему, по его мнению, научная и общественная сферы тесно взаимосвязаны.



21 апреля в перерыве научной сессии общего собрания РАН академики, члены-корреспонденты и профессора слушали послание президента к Федеральному собранию. В Год науки и технологий Владимир Путин подчеркнул важность новых исследований и разработок: "Мы понимаем, что наука имеет ключевое значение". Зал в "золотых мозгах", как называют высотку РАН в Москве, был наполовину пуст: из-за противокоронавирусных мер многие принимали участие в собрании дистанционно. Послание транслировалось на большой экран в зале заседаний.



Ефим Хазанов, ученый, чьи работы цитировали больше 30 тысяч раз, специалист в области лазерной физики и нелинейной оптики, академик РАН и лауреат Государственной премии РФ как раз участвовал в научной сессии по видеосвязи, из своего кабинета в Институте прикладной физики РАН в Нижнем Новгороде.

Именно туда и проводили двух полицейских, которые пришли задерживать Хазанова за репост в личном "Фейсбуке".

Академик выслушал полицейских, взял книжку и поехал с ними в отдел полиции по Канавинскому району - туда до того, как началась акция в поддержку политика Алексея Навального, "за репосты" привезли еще пять человек.



"Непубличный человек»

В репосте Ефима Хазанова была фотография Алексея Навального, под ней - дата, время и место сбора на "финальную битву между добром и нейтралитетом" в Нижнем Новгороде. Хазанов говорит: "Слов вроде "акция" или "митинг" на картинке не было, в этом смысле даже существующее законодательство не нарушается, оставим за скобками вопрос качества этого законодательства в целом".

Забрали в ОВД академика по второй части статьи 20.2 административного кодекса - "Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия". Через несколько часов Хазанова отпустили, остальные пять человек остались в отделении до утра и суда.

"Я не беспокоился, потому что адвокат мне все исчерпывающе объяснил: что оставят, что отберут. Шнурки меня мало волновали, а вот ручка, бумага и книга, которую я с собой взял - да, но адвокат сказал, что такое не отбирают!" - говорит Хазанов.

Адвокат ученого Михаил Липкин рассказал Русской службе Би-би-си, что статистика по "делам за репосты" в Нижнем Новгороде "удручающая" - ему известен всего один оправдательный приговор. Хазанова и других 22 апреля действительно осудили - все получили штраф по 20 тысяч рублей за репост об акции на площади Минина и Пожарского, хотя в итоге акция состоялась совсем на другой площади, перед концертным залом "Юпитер". Сейчас дело находится в апелляции, Липкин говорит, что "если не выйдет - дальше со всеми остановками, вплоть до Европейского суда по правам человека".

"Раньше у нас "эшники" были отвязные и часто прибегали к мерам буквально физическим, - рассказывает один из осужденных 22 марта, нижегородский правозащитник Станислав Дмитриевский. - Сейчас нападения прекратились, нет нужды. Зачем бить окна, если судья по первому свистку все что угодно сделает? В 2012 меня еще оправдывали по "административке" за грубые нарушения в протоколе. А сейчас я говорю: ваша честь, вам скоро забор с тремя буквами принесут - так вы и это примете!"

Дмитриевского привезли в то же Канавинское ОВД в наручниках. Правозащитник успел поздороваться с Хазановым, знакомы они давно: "Город-то небольшой и люди, которые участвуют в какой-то протестной активности, все друг друга знают". По оценкам правозащитника, постоянный состав участников разных акций - примерно 30-40 человек.

Ефим Хазанов говорит, что он вообще-то не любит публичные мероприятия: "Если это научный или научно-популярный доклад - то я всегда с удовольствием! А другой активности я на самом деле всячески избегаю. Мне это как-то неестественно. Подписать письмо по волнующей меня проблеме, участвовать в работе клуба "1 июля" (неформальное сообщество членов РАН, заявивших 1 июля 2013 года о неприемлемости планируемой властями академической реформы) - да, я готов. Но бывают моменты, когда приходится забыть о личных предпочтениях".

Еще один сотрудник ИПФ говорит, что "Хазанова мы видим в репортажах о всех протестных акциях, в институте его деятельность хорошо известна, но не очень обсуждается". Несколько лет назад академик стал стоять в пикетах: за освобождение Олега Сенцова, с плакатом "Нет репрессиям против крымских татар", с требованием справедливого расследования гибели журналистки Ирины Славиной и так далее.

"Ефим не просто случайно что-то перепостил, он участвует в пикетах, акциях, он человек активный, - рассказывает Дмитриевский. - Другое дело, что он очень скромный. У него же на лбу не написано, что он известный академик, большой физик, замдиректора НИИ. Идешь по Покровке (Большая Покровская - главная улица Нижнего Новгорода) - ну стоит человек с плакатом и стоит. Я-то знаю, что это академик Хазанов, а другие - нет".

О том, что человек, который каждую неделю участвует в акциях в защиту нижегородского парка "Швейцария" - академик, одна из участниц общественного попечительского совета парка Елена Латышева узнала только после того, как Хазанова задержали. С 2019 года Латышева, живущая рядом с парком, участвует в акциях против его реконструкции. В парк уже провели многокилометровые коммуникации, что повредило деревья и создало возможность для дальнейшей застройки коммерческой недвижимостью. Общественники подают жалобы в разные инстанции, участвуют в публичных слушаниях, а с февраля 2020 года каждый вторник делают живую цепь с фонариками.

"Сегодня стоим в сорок первый раз, - говорит Латышева, - Летом приходит 100-200 человек, зимой была холодрыга - бывало человек по тридцать. Кто-то потерял надежду, кто-то, напротив, новый появляется. Ефим Аркадьевич давно с нами, но я понятия не имела, что рядом стоит академик, ученый мирового уровня. Он просто приходил и зажигал фонарик, как и все остальные".

Латышева говорит, что хотя парк уже перекопан, есть надежда скорректировать второй заявленный этап модернизации. "Может быть, мы кого-то сможем просветить… Ой, просвещать-то теперь нельзя! - сбивается Латышева. - заставить нижегородцев хоть немного задуматься о природе. И хотя бы с этой точки зрения все, что мы делаем - совсем не зря!"

В фойе Института прикладной физики много могучих фикусов - как будто оставшихся с советских времен. Свет приглушен - выходной, никого нет - только на проходной мужчина уговаривает охранника пустить его на рабочее место. "Да мне часа на два, - с умоляющей интонацией говорит он. - Только работу закончить и все!" Охранник сурово говорит про противоэпидемические меры - впрочем, в конце концов пропускает.

Академик Ефим Аркадьевич Хазанов в субботу тоже на службе. В ИПФ он занимает должность заместителя директора по научной работе, а также заведует отделом нелинейной и лазерной оптики. Хазанову 55 лет, он разговаривает тихо и спокойно, заметно оживляясь, только когда речь заходит о его научной работе. Я прошу коротко объяснить, чем он занимается, но приходится постоянно переспрашивать - область интересов ученого и обширна, и сложна.

- Моя основная деятельность связана со сверхмощными лазерами. Цель - получить максимальную мощность лазерного импульса. Главное для нас - создать сверхсильные электромагнитные поля. Это позволит исследовать свойства вакуума. По современным представлениям это не просто пустота, в вакууме есть много всего. Но чтобы изучить поведение и свойства вещества, как раз и нужны эти сверхсильные поля. До полей с такой рекордной мощностью еще пока никто не дошел - и путь не близкий, не год-два, возможно, десятки лет.

Я спрашиваю, сложно ли работать, когда результат будет так нескоро. Хазанов улыбается и рассказывает про своего коллегу, академика Владислава Пустовойта. В 1962 году тот предложил использовать интерферометр Майкельсона (прибор, позволяющий измерить длину волны света) для непосредственного обнаружения гравитационных волн.

"Пустовойт через два года после создания первого лазера предложил сам принцип, но тогда лазерная техника была совсем в другом состоянии. Идея была забыта, потому что носила чисто теоретический характер, браться за нее было бесполезно", - объясняет Хазанов и рассказывает, что в 1992 году, 30 лет спустя, именно эта идея была положена в основу LIGO, лазерно-интерферометрической гравитационно-волновой обсерватории, - глобального международного проекта, базирующегося в Америке. В 2015 году на установках LIGO обнаружили гравитационные волны.

"Эти волны впервые были предсказаны в общей теории относительности Эйнштейна в 1915 году, но с тогдашними техническими возможностями обнаружить их было нельзя, так что шаг в 20 лет - это еще недолго", - говорит академик.

В сообществе консервативного прокремлевского телеканала "Царьград" в обсуждении новости про задержание Хазанова пишут, что "гравитационные волны - тема, которая в большей степени нужна американцам, на самом деле на российские деньги Хазанов работает на американский проект LIGO". "Вы меня сейчас очень повеселили, - говорит ученый, - потому что не далее как в 2019 году я и двое моих коллег, академик Владислав Пустовойт и профессор Валерий Митрофанов, именно за эту "подрывную" деятельность получили Государственную премию из рук Владимира Владимировича Путина. Можно к нему, наверное, отправить за объяснениями - или просто считать, что я попал в хорошую компанию".

Хазанов объясняет, что любой долгосрочный, сложный и теоретический проект в конечном счете может иметь практическое применение. "Если мы узнаем, что именно происходит в области взаимодействия сверхсильных электромагнитных полей - мы сможем получить рентгеновское излучение, гамма-излучение, пучки электронов, протонов. Это сможет заменить до некоторой степени дорогостоящую и крайне сложную адронную (протонную и ионную) терапию при лечении рака".

В Институте прикладной физики РАН Хазанов работает с выпуска из Горьковского политехнического института. Первым научным руководителем Хазанова на четвертом курсе был кандидат физико-математических наук и сотрудник НИРФИ (Научно-исследовательский радиофизический институт) Борис Немцов. Потом Немцов ушел в общественную деятельность, а Хазанов на пятом курсе, в 1988 году, перешел заниматься научной работой в ИПФ.

Стажёр-исследователь, младший научный сотрудник, старший, заведующий лабораторией - у Хазанова была возможность уехать в любой момент, как уехал в 1990 году лауреат Нобелевской премии советский физик Андрей Гейм и тысячи других ученых. "Зарплаты, конечно, в девяностых были скромные, приходилось подрабатывать, - говорит Хазанов. - Но наука же - это не только деньги, даже не только оборудование и приборы, но и некая атмосфера. В ИПФ она с самого начала была крайне привлекательной".

Институт прикладной физики - одно из "топовых" научных учреждений, говорят Русской службе Би-би-си сразу несколько ученых-физиков из академической среды. ИПФ занимает ведущие позиции в передовых областях современной физики, таких как физика лазеров и экстремальных световых полей, вопросы распространения волн различной природы, проблемы изучения климата, биофотоника, занимающаяся вопросами применения света в медицине.

Один из научных сотрудников института рассказывает, что сейчас в России работает западная модель науки: деньги выделяются под конкретные проекты, руководитель может самостоятельно формировать коллектив и динамически им управлять - и это удобно, правильно и полезно для науки.

Рассказывая о том, почему в Нижнем Новгороде научная молодежь не уезжает за границу, что было обычным явлением в 2000-х, он говорит: "Тут драйва все-таки больше, много новых идей и интересных задач, а в местном коллективе работать комфортнее. Заниматься наукой в Нижнем - престижно, а уровень зарплат в ИПФ существенно превышает средний по региону, что полностью соответствует поручению президента РФ".

ИПФ сейчас - один из лидеров по числу молодых ученых в России.

Хазанов рассказывает, что "создание условий" для сотрудников, особенно молодых, было осознанной политикой руководства института еще в советские времена - и в девяностые "по мере возможностей старались держаться на том же уровне".

- Это непрерывный цикл, буквально с детского сада, - говорит Хазанов. - Казалось бы, такая мелочь, но для молодых сотрудников детский сад рядом с работой - это действительно серьезный фактор. Недавно выяснилось, что мест в нем не хватает, потому что молодых сотрудников много, пришлось наш садик расширять. А если серьезно, то в ИПФ базируются 10 и 11 классы физмат лицея, факультет Общей и прикладной физики ННГУ, и, разумеется, у нас активно работает аспирантура ИПФ РАН.

Из семи сокурсников, пришедших после выпуска вместе с Хазановым в ИПФ, в институте остались пять человек, двое занимаются наукой за рубежом. Он говорит, что в его поколении ученых в возрасте 50-55 лет в России действительно образовался огромный провал, закрывались целые научные отрасли, но конкретно в ИПФ этого провала почти не было.

Должность замдиректора, разумеется, влияет на то, как Хазанов принимает "решения об общественной деятельности".

- Жизнь такой огромной организации - это в том числе следование каким-то дипломатическим договоренностям и отношениям. И вполне могут сказать: тебе кажется, что ты говоришь за себя, но получается, что ты говоришь за институт. Но я считаю, что у этой медали есть и другая сторона. У института есть тоже некий имидж, который, может, не столь важен с точки зрения финансовых выгод или достижений, но все-таки имеет значение. Могут ведь спросить академическое сообщество - почему вы молчали? И уже сейчас спрашивают.

Хазанов говорит, что его коллеги не обсуждают и не осуждают его взгляды, разговаривает он о них только с друзьями, хотя после задержания ему писали со словами поддержки и те, с кем он никогда на эти темы не общался. "Пока нет никакого давления или указания поумерить пыл и от начальства, - говорит он. - Мне крайне не хочется думать о такой возможности, но если у меня есть устойчивое понимание, что я должен сделать, как-то остановить указаниями начальства меня невозможно. Я не верю в полное разделение гражданской и профессиональной личностей».

Вернувшись после задержания на работу, Ефим Хазанов столкнулся со своим начальником - тот поздоровался и ничего по поводу визита полиции не сказал.

Директор Института прикладной физики, член-корреспондент РАН Григорий Денисов передал через помощницу, что "по вопросу Хазанова - без комментариев".

"Настоящие патриоты своей страны"

Вопрос о задержании Хазанова на общем собрании РАН поднял академик, доктор физико-математических наук Валерий Рубаков. Он призвал РАН "высказать серьезную озабоченность этим фактом".

"Считаю также, что президиуму РАН необходимо наладить взаимодействие с правоохранительными органами во избежание необоснованного преследования учёных. Все мы согласны с тем, что российские ученые, члены академии - это настоящие патриоты своей страны, и сажать их в кутузку - это совершенно недопустимо", - добавил он.

"Это было как в кино, - говорит Хазанов. - Валерий Анатольевич тоже участвовал в собрании дистанционно, но, узнав о моем задержании, доехал до президиума и появился на трибуне в джинсах и свитере, что для него, конечно, нехарактерно". Сразу после этого высказался президент РАН Александр Сергеев. "Если потребуется обращение в высокие инстанции, правоохранительные и так далее, это обязательно будет сделано. Мы это оформим либо моим письмом, либо решением президиума РАН, когда ситуация прояснится", - сказал он на общем собрании 21 апреля.

Президент РАН через помощницу отказался давать комментарий Русской службе Би-би-си. Было ли послано письмо или обращение в правоохранительные органы от имени РАН, также узнать не удалось: пресс-служба МВД по Нижегородской области на официальный запрос ответа не дала.

На вопрос, насколько академическое сообщество свободно в высказывании своего мнения, академик Рубаков смеется и говорит, что трудно сказать - "каждый сам для себя решает, я что-то говорю, что-то нет, тут дело такое, добровольное". Он говорит, что не очень любит подписывать коллективные письма и делает это только по вопросам, имеющим отношение к его профессиональным компетенциям. Он тоже член "Клуба 1 июля" и говорит, что высказывается, только когда очень хорошо понимает, "что и почему". По вопросу задержания академика Ефима Хазанова у Рубакова никаких сомнений нет.

Еще два академика и один член-корреспондент РАН, присутствовавшие на собрании 21 апреля, не пожелали дать комментарий Русской службе Би-би-си от своего имени. Все они в той или иной степени выражают поддержку Ефиму Хазанову, но высказываться публично не хотят: "не считаю возможным", "не готов", "не хотел бы подводить организацию, к которой я имею отношение". Ни один из них не состоит в "Клубе 1 июля", но каждый сказал, что считает его деятельность положительной, но в целом мало на что влияющей.

Академик Хазанов, напротив, считает, что деятельность клуба - "полезная и продуктивная часть моей в частности и нашей общей жизни". Восемь лет работы клуба дали много обсуждений жизни академического сообщества и важных событий в нем. "На нас уже обращают внимание, люди понимают, что и зачем мы делаем, - чего несколько лет назад не было даже внутри академии", - добавляет он.

- Как члены РАН относятся сейчас к тому, что вы делаете?

- По-разному, - говорит Ефим Хазанов. - Есть те, кто поддерживают. Есть те, кто считает нас "врагами народа".

- Буквально, как в сталинские времена?

- Нет, пока, конечно же, не буквально.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».