«Николай Ермолович мечтал, чтобы потомки Льва Сапеги и Константина Острожского показали еще свою мощь» - Культура и кино на N1.BY
«Николай Ермолович мечтал, чтобы потомки Льва Сапеги и Константина Острожского показали еще свою мощь» «Николай Ермолович мечтал, чтобы потомки Льва Сапеги и Константина Острожского показали еще свою мощь» Николай Ермолович

Сегодня — 100 лет со дня рождения историка, открывшего белорусам правду о ВКЛ.

Беларусь – страна мужественных одиночек. Например, единственным в хрущевско-брежневское время белорусским создателем увлекательных исторических детективов был Владимир Короткевич. Поэтесса Лариса Гениюш была единственной среди бывших сталинских заключенных диссиденткой, которая не хвалила советскую систему, всячески от нее отмежевывалась и старалась не играть по ее правилам.



Николай Ермолович (1921–2000) , которому сегодня исполнилось бы 100 лет, был первым в советский период историком, кто вернул белорусам гордость за собственное прошлое, пишет «Белсат».

Он стремился научно доказать, что белорусы не «паны сохи и косы», что именно они были основными создателями мощного европейского средневекового государства – Великого Княжества Литовского.

Этот бывший преподаватель белорусской литературы в Молодечненском учительском институте, скромный литературный критик, пенсионер (инвалид по зрению, поэтому и ушел на пенсию в 36 лет) никогда не был профессиональным историком.



Его не воспринимали всерьез исследователи и ученые

В 1968 году он хочет издать книгу «По следам одного мифа», но ни академик Петр Глебко, ни легендарный историк Николай Улащик его не поддерживают. Считают: теория Ермоловича о том, что именно белорусы были основными, кто создал Великое княжество, – бездоказательна.

Ермолович не знал польского языка, не читал на латыни

А потому некоторые важные научные работы польских исследователей, которые касались темы Великого Княжества, остались без его внимания. Ермолович не всегда точно мог перевести ту или иную старобелорусскую летопись, иногда произвольно пользовался фактами и трактовал исторические источники. За это, безусловно, его упрекали и иногда критикуют и сегодня.



Он не был обидчивым

Если уже в середине 1980-х на научных совещаниях Ермоловичу указывали на определенные неточности в его работах, то он не обижался, выслушивал все с самурайским спокойствием и тщательно делал правки, совершенствовал свои рукописи.

От него были в восторге Лариса Гениюш и Владимир Короткевич

Гениюш восхищала его твердая непоколебимая воля, она даже видела во снах этого сильного, несгибаемого и почти слепого человека, который едва ли не ежедневно ездил из Молодечно в Минск, сидел в архивах, библиотеках и открывал своим соотечественникам новое о нашем прошлом, показывал, что у нас были влиятельные, независимые князья, которые создавали национальную политику, мужественные воины, политические деятели, на поступках которых нужно учиться.

Короткевич считал, что написанное Ермоловичем возвышает белорусов, придает им силы, веры, вдохновляет на то, чтобы современники стремились соответствовать своим предкам.

На показ писал про Ленина

Его первая официально напечатанная книга – «Дорогое белорусам имя» (1970) – была посвящена Владимиру Ленину. Параллельной с этой внешне апологетической работой Ермолович активно и нелегально расширяет самиздат, в 1960-е годы издает журнал «Подснежник», а в 1970-е – «Гутаркі», где пишет правду как о нашем прошлом, так и о сегодняшних реалиях, в которых вынуждены были жить его современники.

Звездный час Ермоловича приходится на перестройку и первые годы возрождения

Конец 1980-х – начало 1990-х годов на самом деле были звездным временем для Николая Ермоловича. Одна за другой выходят его книги: «По следам одного мифа» («Па слядах аднаго міфа») в 1989, «Древняя Беларусь: Полоцкий и Новогородский периоды» («Старажытная Беларусь: Полацкі і Новагародскі перыяды») в1990, «Древняя Беларусь: Виленский период» («Старажытная Беларусь: Віленскі перыяд») в 1994. В это время Ермолович много выступает, и его лекции по энергетике и театрализованной интерактивности уникальны. Ни один историк не мог сравняться с Ермоловичем в артистизме. И школьники, и старшее поколение с большим интересом слушали про Рогнеду, Витовта, Кейстута, Ягайло, воспринимали услышанное как захватывающий остросюжетный сериал, от которого невозможно оторваться.

Его, возможно, не совсем фактологически точные книги сделали для пробуждения национального сознания народа больше многочисленных профессионально безупречных научных трудов опытных оппонентов.

Задачей Ермоловича (как Короткевича и Гениюш) было доказать – Беларусь не страна рабов и холуев, которые лишь только страдают и не реагируют на насилие.

Как раз в год своей трагической гибели (Ермолович попал под колеса такси 5 апреля 2000 года, когда шел на почту) он издает книгу «Белорусское государство Великое Княжество Литовское («Беларуская дзяржава Вялікае Княства Літоўскае»), где с неизменной настойчивостью проводит мысль – именно мы были создателями одного из самых сильных средневековых государственных образований в Европе, именно мы тот народ, который может удивлять своей силой, восхищать культурой, искусством и непреклонностью. Изданная во время, когда тоталитаризм в Беларуси снова начал усиливаться, эта книга должна была будить спокойно-равнодушных жителей государства, расположенного в центре Европы, к борьбе, несогласию, сопротивлению.

Ермолович мечтал, чтобы потомки Льва Сапеги и Константина Острожского показали еще свою мощь.

Возможно, мечта этого великого человека скоро сбудется, и время, когда Беларусь начнет приближаться в своей силе и величии к любимому Ермоловичем Великому Княжеству Литовскому, еще настанет.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».