Экономист: У Нацбанка по сути отняли руль - Экономика и Бизнес на N1.BY
Экономист: У Нацбанка по сути отняли руль Экономист: У Нацбанка по сути отняли руль фото: bymedia.net

Есть угроза серьезного разгона инфляции.

Tut.by вместе с экономистом Дмитрием Круком обсудили ставку рефинансирования в Беларуси.

Недавно в Беларуси обсуждали ставку рефинансирования, а точнее тот факт, что она осталась на прежнем уровне — 7,75%. Почему этот показатель так важен, а сама новость стала такой резонансной?

— Начнем с того, что ставка рефинансирования (в других странах она еще может называться, например, «ключевой ставкой») — это процент, по которому центральный банк кредитует коммерческие банки, то есть таким образом впускает деньги в экономику, — объясняет Дмитрий. — Исходя из величины этой ставки, банки оценивают, сколько должны стоить кредиты и какой должна быть доходность по депозитам. Таким образом, центральный банк через ставку рефинансирования может влиять на поведение банков (делать их кредиты и депозиты доступнее или, наоборот, дороже), а через поведение банков — на поведение фирм и домохозяйств. Таким образом, рядовых граждан ставка рефинансирования, пусть и не касается напрямую, но через одно-два «рукопожатия» сильно влияет на нашу жизнь.



Дмитрий Крук подчеркивает, что большинство специалистов в экономике последние 30−40 лет солидарны в утверждении, что ставка рефинансирования — самый важный, самый мощный и самый эффективный инструмент текущей экономической политики государства.

Определяя значение своей ставки, центральные банки государств в первую очередь ориентируются на естественный уровень процентной ставки для их экономики. Это своего рода эталон, значение которого определяется рядом «генетических» характеристик экономики: например, способностью генерировать рост, темпом роста населения и так далее.



— Принимая решение об изменении ставки, центральный банк может пойти по двум путям: простимулировать экономику или ограничить экономическую активность, — говорит эксперт. — Для этого ставка должна быть ниже или выше эталонного значения. Для Беларуси в реальном выражении в последние годы это значение оценивалось примерно в 3,5% годовых, а в номинальном выражении, то есть с поправкой на инфляцию, ориентир для нейтральной ставки — 8,5−9%. Если перед центральным банком стоит задача простимулировать экономику, он устанавливает ставку ниже эталонного значения. В таком случае коммерческие банки тоже будут готовы выдавать фирмам и людям кредиты под более низкую ставку. Больше фирм смогут взять кредиты на реализацию своих проектов, а банки в свою очередь выдадут больше кредитов и запросят больше денег от центрального банка. Если же ставка выше эталонного значения, реализация проектов становится менее выгодной, фирмы берут меньше кредитов и коммерческие банки запрашивают у центрального банка меньше денег.



Резюмируя, Дмитрий объясняет суть управления ставкой рефинансирования: устанавливать ее выше или ниже эталона, координируя значение с текущими целями и задачами экономической политики. К примеру, если мы хотим замедлить инфляцию, то должны сжать бизнес-активность, а добиться этого можем, установив ставку рефинансирования выше эталонной. Если же видим снижение бизнес-активности, и инфляция отходит на второй план — ставку можно относительно эталонного значения понизить и тем самым «подстегнуть» бизнес.

Закономерный вопрос: какой смысл оставлять ставку рефинансирования на прежнем уровне, не повышая и не понижая ее? На какие процессы в экономике это может указывать?

По словам Дмитрия Крука, в случае Беларуси логика сопоставления с «эталонным значением» сейчас мало применима. Если ей следовать, ставку нужно было повышать: и инфляционные ожидания, и сама инфляция заметно возросли. Но ставку оставили прежней — вероятно, опираясь на соображения за рамками традиционной для центробанка логики управления инфляцией и бизнес-активностью. Нацбанк учитывает интересы государственных предприятий, ведь ставка рефинансирования зачастую влияет на ставки и по ранее выданным кредитам. Если сейчас ее повысить, белорусским предприятиям станет сложнее обслуживать старые кредиты, которых набралось немало. Это и является главным фактором, почему ставку оставили на прежнем уровне.

Какие негативные последствия могут быть у такого решения? По словам экономиста, одна из главных угроз — разгон инфляции. Чтобы этого избежать, Национальный банк переключился на архаичный механизм рефинансирования банков. Обычно они сами решают, сколько взять денег у центрального банка при заданной им процентной ставке, отталкиваясь от спроса на свои кредиты. Сейчас ставка рефинансирования на низком уровне, и банки хотели бы получить больше денег. Но Нацбанк фактически вручную определяет, кому и сколько денег он готов дать по собственной ставке. Такой механизм рефинансирования в мире активно использовался в 1970-е годы и не показал себя хорошо.

— По сути это как если бы в автомобиле у вас отняли руль, а в руки дали какой-то шест, с помощью которого можно рывками двигать колеса: нормального механизма нет, поэтому приходится изобретать какие-то подручные инструменты, — проводит параллели Дмитрий.

По его словам, в развитых экономиках управление ставкой — эксклюзивная прерогатива центрального банка. Это самый мощный инструмент текущего влияния на экономику, поэтому центробанк должен быть независимым в своем решении. Ведь дестабилизировать экономическую ситуацию и разогнать инфляцию легко, а нормализовать — гораздо сложнее. Поэтому обычно ЦБ имеет эксклюзивное право на регулирование ставки рефинансирования и несет за это эксклюзивную ответственность. В случае же с Беларусью решение Нацбанка, вероятно, не было полностью самостоятельным.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».