Ложь о событиях в Беларуси распространялась клоном моего «Твиттера» («The Independent», Великобритания) - Другой взгляд на N1.BY

В этом году, ставшем годом революций, одной из главных тем для обсуждения стала роль социальных сетей в координации недовольных и организации протестов. В Беларуси, в которой я провел последнюю неделю, освещая растущие в «последней диктатуре» Европы протестные настроения, «Твиттер» и прочие социальные сети имеют огромное значение. Я сам в этом убедился, когда обнаружил клон своего собственного «Твиттера», который распространял ложь о событиях в стране.

В воскресенье я находился на одной из «хлопательных» акций протеста, которые регулярно проводят в Минске недовольные режимом диктатора Александра Лукашенко. Они связываются с помощью интернета, договариваются встретиться в определенном месте, собираются и просто хлопают в ладоши. Акция была разогнана громилами в штатском, которые набросились на ее участников и принялись без разбора заталкивать их в военные грузовики. Большинство задержанных были оштрафованы, некоторых отправили за решетку на 15 дней.

Я при этом присутствовал и грубость полиции меня шокировала. Других иностранных журналистов на месте было мало, поэтому я начал писал о том, что я видел в «Твиттер». Это быстро заметили. В среду вечером, когда после очередных протестов были арестованы еще 400 человек, некий другой Шон Уокер уже строчил в свой «Твиттер» как безумный. Кто-то украл мою фотографию из моего настоящего «Твиттера» @shaunwalker7, и создал фальшивый микроблог @shaunnwalker. В среду протесты продолжались два часа и все это время мой «двойник» заполнял «Твиттер» бредовыми сообщениями и ложной информацией на русском со скоростью около сообщения в минуту. «Милиции разрешили применять резиновые пули», - написал «клон» в какой-то момент. «Все уходим, большинство координаторов задержаны», - сообщил он чуть позднее.

Это был далеко не единственный фальшивый «Твиттер». Некто, писавший якобы от имени одного из ведущих новостных агентств, утверждал, что милиция вела себя образцово, а протесты были мелкими и незначительными. Помимо распространения фальшивой информации изобилие постов в «клонированных» микроблогах, видимо, должно было сбивать демонстрантов с толку. Каждый их «твит» содержал «хэштеги», с помощью которых белорусские активисты искали информацию о протестах. Таким образом, когда они набирали #6julby или #minsk, чтобы понять, куда им направляться и что происходит, экраны их телефонов вместо надежной информации от других участников протестов, заполнялись бесполезным бредом «Шона Уокера» и других фальшивых источников.

Вчера я говорил по телефону со скрывающимся в Польше Вячеславом Дияновым одним из основных координаторов протестов. В группу, созданную им в социальной сети Vkontakte, русской версии Facebook, вступили более 200 000 человек. Администрация сайта временно заблокировала ее под нажимом белорусских властей. «КГБ [белорусская спецслужба] отлично знает, что она делает, - заявил он. – Они крадут с помощью фишинга чужие пароли, чтобы размещать в сети ложную информацию, они создают сотни фальшивых аккаунтов, они завалили спамом все наши группы».

По словам Диянова, к тем из организаторов, кто остается в Минске, приходили агенты КГБ, угрожавшие некоторым из них исключением из университетов и тюремными сроками. На мой вкус, появление в «Твиттере» фальшивого Шона Уокера – это забавный и даже лестный эпизод. Однако для остающихся в Беларуси активистов подобное вмешательство в интернет-коммуникацию в целом стало довольно серьезной проблемой.