(Не) гарантийный случай, или Как вернуть деньги за бракованный товар - Коронавирус nCoV на N1.BY

Две судебные истории, связанные с человеческой скупостью, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Как говорят старики, желая самого лучшего: «Дай бог, чтобы ваша хата не знала ни доктора, ни адвоката». Визитов врачей сейчас будет меньше, прививки от COVID-19 уже начались. Вакцин от жадности нет даже в стадии теоретических разработок, а ведь именно человеческая скупость и корыстолюбие лежат в основе большинства гражданско-правовых судебных дел. Об этом беседуем с председателем общественного объединения «Онлайн защита потребителя» Анной Шилько.



— Анна Борисовна, наш читатель также жаден до поучительных историй. Вот других облапошили, а его еще нет. Порадуйте чем-нибудь.

— К сожалению, это не проблема. Защитники прав потребителей без работы не остаются.

Гарантийный случай

В первой истории у жительницы Минска сломался телевизор. Она обратилась к продавцу-консультанту, у которого приобретала технику. Работник просмотрел прилагаемые документы и указал женщине на дверь сервисного центра. Срок гарантийного обслуживания, заявленный в бумагах, составлял ровно год. Это время истекло, посему магазин ответственности за проданное, по словам продавца, уже не нес. Зато неисправность могут устранить в мастерской. Разумеется, за деньги.



Нашу потребительницу такой расклад не удовлетворял. Хотя бы потому, что мастер к ней уже приходил. Специалист пояснил: из-за производственного дефекта аппарат ремонту не подлежит.

— Не знаю, как мастер, но продавец, по-моему, прав. Гарантия закончилась, и магазин честно умывает руки. В эпоху коронавируса это даже полезно.

— Наша беда, что так думает большинство. Причем подозреваю, что с подачи продавцов. Им так проще. Истек написанный в гарантийном талоне 1 год — отправляют человека в платную мастерскую.



— А на самом деле?

— Магазинам не следует брать у поставщиков на реализацию всякую дичь. Потому что согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 21 закона «О защите прав потребителей» Республики Беларусь вы можете обратиться с требованиями в отношении недостатка товара в течение 2 лет с момента покупки. Я даже процитирую документ: «В отношении товаров, на которые гарантийные сроки или сроки годности не установлены либо гарантийные сроки которых составляют менее двух лет, потребитель вправе предъявить указанные требования продавцу (изготовителю, поставщику, представителю), если недостатки обнаружены в течение двух лет со дня передачи таких товаров продавцом потребителю».

— И какие «указанные требования» я могу предъявить?

— Если телевизор не подлежит ремонту, то потребовать вернуть деньги за покупку. Или обменять на аналогичный товар.

— Разговор становится все интереснее, хотя мы отклоняемся от темы. На многие технически сложные товары, к примеру смартфон, гарантия составляет именно 1 год. Получается, что в действительности я могу запросто вернуть его продавцу и спустя 1,5 года или даже за день до того, как моей покупке исполнится 2 года.

— Попахивает покупательским экстремизмом. Нет, на этот счет существует оговорка. Пункт 12 статьи 20 указанного закона гласит: «В случае, когда гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки товара обнаружены потребителем по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет со дня передачи товара продавцом потребителю, продавец (изготовитель, поставщик, представитель) отвечает за недостатки товара, если потребитель докажет, что недостатки товара возникли до его передачи потребителю или по причинам, возникшим до момента его передачи». Все понятно? Закончился заявленный 1 год гарантии, и теперь, чтобы вернуть смартфон, вы, как покупатель, должны сами доказать, что в гаджете присутствует заводской брак.

— Как это сделать?

— Отправиться по адресу, указанному продавцом телевизора (в сервисный центр). Если специалисты подтвердят, что смартфон изготовлен на заводе в обеденный перерыв, то есть имеет производственный дефект или его долго роняли, прежде чем разместить в витрине магазина, то ваше дело правое. Берете заключение мастерской, прикладываете к нему чек за проведение экспертизы и идете в магазин. Пусть оплачивают.

— Покупатель телевизора также пришла в магазин. И что? Ушла ни с чем.

— Во-первых, заключение мастера, что телевизор не ремонтопригоден, она поначалу передала на словах. Во-вторых, нашла коса на камень. Возник конфликт, и магазин все равно отказался выполнить требования покупателя. Сегодня это гражданское дело рассматривается в суде, до выноса решения других подробностей я приводить не буду.

Мебель белая

— Хорошо, а второй случай, когда людям требуется инъекция бескорыстия?

— Территориально он произошел в Солигорске, хотя концы тянутся в Минск.

Жительница города шахтеров обратилась в столичную дизайн-студию, которая изготавливала мебель по индивидуальным заказам. Во всяком случае, свои услуги в Интернете фирма позиционировала именно так. Заказчице хотелось исключительно белую мебель, а нюансы интерьера она делегировала профессионализму дизайнеров. В качестве образца в студию вынесли ослепительно-снежный деревянный брусок размером 5 × 5 см в поперечнике. Цвет понравился, и сделку заключили. Согласно договору, заказчик внесла 70-процентную предоплату. Далее события перенеслись в Солигорск, куда прибыла машина со свежей мебелью.

— Вы хотите сказать свежесрубленной?

— Скорее свежевыделанной, как свиная кожа. Из-за резкого химического запаха, который исходил от изделий, долго оставаться в помещении было невозможно. Впрочем, дизайнеры этого делать и не собирались. Они распаковали коробки, кроме запаха изумив хозяйку еще и увиденным. Мебель имела белый цвет, но не вся. Частично интерьер украшали черные разводы. «Что нам поставили, то мы и привезли, — пояснили дизайнеры. — Не забывайте, что с вас еще 30 % от суммы заказа». Поняв, что хозяйке дурно, а запах сведет с ума любого, столичные визитеры покинули квартиру. Новая встреча произошла в суде. Дизайнеры требовали доплаты 30 %, жительница Солигорска хотела возврата 70 %.

В ходе слушаний выяснилось: владельцы студии состоят в законном браке, а по роду занятий перекупщики. Такой вот нехитрый бизнес, указание на сайте об индивидуальном изготовлении мебели — скажем так, введение в заблуждение. Требование суда представить проект будущей мебели, согласованный с заказчиком, дизайнеры проигнорировали и на следующее заседание не явились, сославшись на болезнь.

— Как обезопасить себя от такого рода услуг?

— В Правилах бытового обслуживания потребителей все давно продумано. А глава 18 посвящена именно вопросу оказания услуг в области производства мебели и предметов домашнего обихода. В ней предусмотрено, что к договору, подтверждающему заказ, прилагается эскиз изделия, подписанный потребителем и исполнителем. Если говорить о неприятном запахе, то изготавливать мебель из чего попало нельзя. Производитель обязан иметь документы, подтверждающие соответствие материалов санитарно-гигиеническим требованиям. Повторюсь, ничего из вышеуказанного студия дизайна представить не смогла. Слушания по делу продолжаются.