Как многодетная семья из Барановичей переехала в деревню и варит французские сыры - Общество на N1.BY
Как многодетная семья из Барановичей переехала в деревню и варит французские сыры Как многодетная семья из Барановичей переехала в деревню и варит французские сыры Фото: tut.by

Супруги рассказали, почему ни за что не вернутся в город.

Старый деревянный дом в деревне Подлазье Ляховичского района Ольге Саванчук остался от бабушки. Сначала она приезжала сюда из Барановичей вместе с мужем Андреем только чтобы покормить домашних животных, которые перешли под ее опеку вместе с участком. Потом — на летний дачный отдых. Постепенно поводов возвращаться в город становилось все меньше, а аргументов осесть на селе — все больше. Давайте расскажем, пишет журналист tut.by Станислав Коршунов.



Да, в Подлазье уже нет магазина шаговой доступности, но за продуктами можно съездить в соседний агрогородок Остров — это всего 4 километра. Да, в Подлазье нет (и никогда не было) кинотеатра и кофейни с латте макиато. Зато и то, и другое есть в Барановичах — а это всего 20 километров. Для сельчан — не расстояние. Да, в Подлазье туго с объектами сферы развлечений. По правде сказать, он тут всего один — старые качели на поляне. Но это не значит, что здесь нечем заняться — наоборот, именно в Подлазье каждый член семьи Саванчуков нашел себе дело по душе.

Фото: tut.by

Андрей занялся «агрофитнесом» — так он называет ремонт дома и заботы по хозяйству, Ольга варит из белорусского молока сыры итальянской и французской групп, дочь Маша делает чайные сборы из трав и ягод под брендом «Подлазьевские травы», сын Ваня занялся перепелками. Двухлетняя Аленка еще маленькая для своей «продуктовой линии» — но все уверены, что и она, когда подрастет, найдет свою нишу. В Подлазье скучать некому и некогда.

«Мы есть то, что мы едим»



Деревня Подлазье — это 35 домов и одна улица Центральная, которая уходит на север от асфальтированной слонимской трассы Р43 в нескольких километрах от границы Барановичского и Ляховичского районов, преломляется под углом 90° и упирается в проселочную дорогу Н274 Барановичи — Утес.

Домик семьи Саванчуков находится на окраине. Ворота открыты, не привыкшая к гостям дворняга звонко лает из-под старенького «УАЗика», где-то за домом блеют козы.

Хозяйка Ольга встречает нас у забора, проводит в дом, усаживает за стол в гостиной, а сама убегает к плите. Через пару минут возвращается с подносом свежеиспеченного хлеба. Пахнет дрожжами, землей, деревней, детством.

Ольга кладет буханку на стол, ножом отрезает краюху. Румяная корочка хрустит под лезвием и падает на доску, являя пористый мякиш. Даже пробовать не надо — и так понятно, что хлеб на десять баллов из десяти: хрустящий снаружи, невесомый внутри. Ольга ставит рядом тарелку с домашним маслом.

Фото: tut.by

— Положите кусочек на хлеб и дождитесь пока растает, — советует хозяйка, — Так вкуснее. Хоть и сытно. Маша говорит, что как драники.

— Раньше когда-то моя бабушка почти на месяц напекала хлеба. А сейчас какой хлеб? Сегодня купил, завтра он уже невкусный. Наша бабушка была отсюда родом. Когда была в четвертом классе, у нее умерла мама, и отец назначил ей послушание — печь хлеб. Она и пекла. Я всегда видела весь процесс и думала, что мне это в жизни никогда не пригодится. Тогда мне это было неинтересно. А потом, когда уже мои дети подросли, я подумала об их здоровье — ведь мы есть то, что мы едим, — и решила: а почему бы не печь самой хлеб, раз моя Маша утром ничего, кроме хлеба с чаем не любит? Вот, смогла возродить бабушкин рецепт — и мы начали сами печь.

«Какая это работа? Это в кайф»

До переезда в Подлазье семья Саванчуков жила в Барановичах. Переехали около 10 лет назад.

— Не стало нашей бабушки, и мы должны были смотреть за теми животными, которые после нее остались: курочки, собачка… Муж ездил сюда, кормил животных раз в два дня. У нас уже была Машенька, так что еще надо было брать Машеньке козье молочко в деревне, — рассказывает Ольга.

Потом семья ездила в Подлазье как на дачу. А со временем втянулись, уехали из города и поселились в деревне. Переезд был легким, рассказывает Андрей: «А что там тяжелого-то?»

— Да мы энтузиасты по жизни, — смеется Ольга. — Мы первое время тут больше ломали, чем строили.

— Сельское хозяйство нам всегда нравилось. Мы потомственные крестьяне. Чего нам бояться? Наши предки были трудящимися людьми, что нам из себя строить? Что мы, без рук?

Фото: tut.by

— Земля всегда накормит?

— Обязательно. И накормит, и вылечит, и не даст человеку испортиться. Человек портится без работы, без земли. А мы в тонусе. Это сейчас у нас отдых. Зимой какая работа? Сено заложил, воды принес, ну, подоил, подостлал… Какая это работа? Это агрофитнес, это в кайф, — говорит Андрей.

Детей определили в школу в соседний агрогородок Остров. Каждый учебный день их от калитки забирает автобус. Сюда же и привозит. Ваня ходит в третий класс. С ним учится пять человек. У пятиклассницы Маши «почти репетиторство» — всего три одноклассника. После школы дети занимаются в кружках.

— У нас почти индивидуальное образование, — шутит Ольга. — После школы мы возим Машу заниматься на фортепиано в деревню Туховичи. У нас суперпедагог. Он сдувает с Маши пылинки. Паша учится играть на баяне. Никто их не заставляет — они с радостью идут на музыку.

«Я самая счастливая женщина на свете. Без телефона, но с козой»

Ольга и сама первое время работала в доме культуры в соседнем Острове, создала два детских ансамбля. Позже ушла, чтобы больше времени посвящать семье и хозяйству.

— Андрей первое время надо мной шутил, говорил: «Куплю тебе козу». Я смеялась: «Будешь сам ее тогда доить». А потом у меня сломался телефон. Мы пошли покупать новый, а я смотрю — и как-то не хочется… Зачем мне новый телефон?.. И на следующий день мы поехали за козой. Назад возвращались: на заднем сиденье в автокресле Ванька, а рядом коза. Еду и думаю: «Я самая счастливая женщина на свете. Без телефона, но с козой».

С коз и началось увлечение Ольгой сырами. Теперь за это и Ольге, и той самой козе благодарны и муж, и дети, и клиенты — ну очень, говорят, вкусное хобби. В холодильнике хозяйки не найти привычных многим белорусам магазинных «Пошехонского», «Сливочного» и «Голландского». Зато на полочках шевры, качотта фреско, канестрато, кабра, кабра ал вино, булет д’Авент, шаурс, камамбер и другие. В прошлом году Ольга стала одной из победительниц конкурса по поддержке женщин в фермерстве, который финансируется Coca-Cola Foundation. Тогда с помощью проекта семья купила холодильную камеру и форму для прессования сыра.

— Мы с простых сыров начинали. Готовили обычный сычужный. Потом уже начали более сложные, — улыбается Ольга.

Фото: tut.by

Даже двухлетняя Аленка, кстати, уже поучаствовала в семейном деле.

— Когда у нас родилась Аленка, мы оставили на стуфатуре (один из этапов приготовления сыра качотта. — Прим.) сыр слишком надолго — и у нас получился новый сыр. У него вкус топленого молока. Назвали «Аленка». Никто посторонний не знает его рецепта, нигде такого сыра нет, — рассказывает Ольга.

Андрей тоже по мере сил участвует в сыроварении, но пока на правах подмастерья.

— Он меня готовит к четвертому ребенку, а рассказываю, что надо делать, когда я буду в роддоме, — смеется хозяйка.

— Да, я смотрю, как она делает, запоминаю.

Фото: tut.by

— Когда Аленка родилась, он звонит мне и спрашивает: «Оля, а куры молоко пьют?»

— Молоко девать некуда было. Ходил по деревне молоко в трехлитровых банках раздавал. А мне мед взамен давали, — улыбается Андрей.

Сыры Ольга готовит в первую очередь для семьи, а излишки продает:

Фото: tut.by

— Все полутвердые сыры с выдержкой я делаю после того, как уложу всех спать. Потому, что если отвлечься, то что-то недоделаешь, что-то забудешь, а они ведь не хранятся — сразу брак.

Живет семья в основном на зарплату Андрея, который работает водителем в барановичском горгазе, «какие-то небольшие денежки», говорит Алена, приносят сыры и травяные сборы, ну и, вы же помните, — земля кормит.

«В деревне вся жизнь — это отдых»

В город, из которого уехали, ни Ольга, ни Андрей возвращаться не хотят. Говорят, в Подлазье у них свобода, а в Барановичах хоть и небольшой, но «человейник»:

Фото: tut.by

— У крестьянина жизнь интересная. Она всегда разная, — объясняет Ольга. — Вот сейчас весна настала, мы тут все подгребем, уберем, начнем огороды, поля сажать. А потом траву начнем косить, сено заготавливать. Молока будет много, будем закладывать сыры на вызревание, варить компоты, варенье, собирать урожай, копать картошку. А потом немножко отдохнем зимой, соскучимся по работе, будем опять проклинать все: «Все, меньше будем в следующем году сажать, не надо нам столько!» А потом придет сезон — и начнется: «Оля, надо там распахать нам еще кусочек земли, да?» Нам всегда весело и интересно. В деревне вся жизнь — это отдых. Надоил молока, ну, лень тебе перерабатывать, хочешь сегодня отдохнуть — да и ладно! Пусть киснет молоко — завтра будет новый день и новый… творог.

Фото: tut.by
Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».