«Мечты умирают последними, а мои ещё живы»: Абдурахимов о борьбе за титул UFC, восхождении Волкова и завершении карьеры - Коронавирус в России на N1.BY

— В мае вы проведёте поединок с Аугусто Сакаи. Как проходили переговоры?

— Ничего необычного. На протяжении длительного времени у меня не было боёв. Поэтому недолго раздумывал, когда поступило предложение подраться с бразильцем. В рейтинге мы находимся рядом. Наверное, поэтому матчмейкеры и решили свести именно нас. Проверить, кто лучше.

— Несмотря на недавнее поражение, Сакаи продолжает оставаться одним из самых молодых и перспективных бойцов тяжёлого веса. Не считаете, что промоушен за счёт вас пытается продвинуть Аугусто повыше?



— Не думаю об этом. Все хотят победить. Лично я также с уважением отношусь к Сакаи и считаю его талантливым бойцом. Для меня этот поединок — отличный шанс закрыть поражение от Кёртиса Блэйдса на UFC 242 и показать себя.

Также по теме
Российский боец ММА Хабиб Нурмагомедов Лидерство Нурмагомедова, соперничество Яна и Немкова: сводный рейтинг лучших российских бойцов ММА за март 2021 года
RT составил сводный рейтинг десяти сильнейших отечественных бойцов вне зависимости от весовых категорий, который будет публиковаться...


— Бой назначен на 1 мая — за 11 дней до окончания Рамадана. Это не повлияет на вашу подготовку?

— Надеюсь, что никаких проблем не будет. В конце концов, что ещё остаётся? Будем подстраиваться. Обнадёживает то, что сейчас я нахожусь в хорошей форме. Думаю, смогу сохранить её до турнира.

— Ваше питание и тренировки как-то изменятся?

— Безусловно, некоторые вещи придётся поменять. Но в целом, немного другим станет режим: утром буду поститься, а основной приём пищи будет проходить вечером. Уверен, время для тренировок останется. Раньше ведь тоже выступал в Рамадан.



— Сакаи значительно моложе вас. На момент боя ему ещё не исполнится даже 30 лет. Это станет для него преимуществом или, наоборот, может сказаться разница в опыте?

— На мой взгляд, самое важное — правильно подготовиться к схватке. Несомненно, возраст может стать подспорьем для Аугусто. Он наверняка будет чувствовать себя хорошо. Но посмотрим, в какой форме предстану я. Могу сказать, что сейчас чувствую себя отлично, неплохо дышу.

— В 2020 году Сакаи провёл два поединка, в то время как вы в последний раз бились в сентябре 2019-го, причём дважды были отменены схватки с Сирилом Ганом. Что стало причиной?

— Прошлый год получился для меня сложным. По ходу него я трижды болел: сначала перенёс коронавирус, а затем дважды серьёзно простудился. Из-за этого не смог и второй раз выйти на бой с Ганом. В первый дело было в сопернике.

— Несмотря на проблемы, в 2020 году Ган всё же провёл бой и сразу против экс-чемпиона Джуниора Дос Сантоса. А недавно сразился с Жаирзиньо Розенстрайком — оба представители топ-5 на момент боя. Вы же встретитесь с девятым номером рейтинга. Не обидно?

— В UFC следуют такой логике: если у бойца есть поражение в послужном списке, то первые делом необходимо закрыть его и только потом идти вперёд. В сентябре 2019-го я проиграл и теперь должен побиться с тем, кто находится ниже меня в рейтинге. Если выиграю у Сакаи, то ситуация изменится.

— Спортсмены по-разному переносят коронавирус. Тот же Анатолий Малыхин оказался в реанимации. Как было у вас?

— Лично я перенёс коронавирус не в тяжёлой форме. Однако иммунитет ослабел, и какое-то время я чувствовал себя неважно. Первое время после выздоровления очень быстро уставал. Даже не мог взять на руки детей, поиграть с ними. Ощущалась вялость в мышцах. Конечно, вся набранная форма была полностью утеряна. Пришлось солидно попотеть, чтобы восстановиться.

— Сейчас ваши показатели вернулись на прежний уровень?

— Да. С того момента прошло семь-восемь месяцев. Было достаточно времени, чтобы прийти в себя.

— Битва с Сакаи станет для вас первой за 20 месяцев. Не боитесь выйти в октагон своего рода «заржавевшим»?

— Ржавчину уже смазали, так что опасений нет. Не чувствую, что простой каким-либо образом сказался на мне. Обычно первым делом уходит чувство дистанции, но я же продолжал активно тренироваться, поэтому проблем с этим нет.

— В этом контексте можно вспомнить возвращение Джона Джонса в 2016 году. Тогда он с трудом победил Овинса Сен-Прю и в целом произвёл не лучшее впечатление. И это при том, что перерыв между выступлениями составил 15 месяцев — меньше, чем у вас.

— На мой взгляд, тогда причина могла быть не только в простое. В преддверии того боя Джонс много работал с железом, о чём рассказывал в социальных сетях. Возможно, дело было в этом. Джону не удалось своего рода «раскидаться». Быть может просто слишком осторожничал.

— После боя с Кёртисом Блэйдсом вы говорили, что оказались не готовы к противостоянию с настолько физически мощным оппонентом. Сами не сместили акцент в сторону силовых тренировок?

— На протяжении карьеры регулярно занимался со штангой, железом, но в последнее время упражняюсь ещё больше. В преддверии первого отменённого боя с Ганом я набрал мышечную массу и находился в хорошей форме.

— Ранее вы отмечали, что в Дагестане нет необходимых условий для подготовки к боям. А именно, достаточного количества спарринг-партнёров. Сейчас ситуация изменилась?

— В целом, тяжеловесам всегда непросто найти спарринг-партнёров. И дело тут не в Дагестане, проблемы с этим возникают повсеместно. Мне же помогает готовиться брат — совсем скоро он должен приехать. Также работаю с несколькими борцами.

— Планируете готовиться в битве с Сакаи исключительно в Дагестане?

— Думал, за месяц до турнира поехать на сборы в США. Но пока нет определённости. Менеджер контактирует с залами, обсуждает данный вопрос.

— Не рассматривали возможность отправиться в Москву и потренироваться с Александром Волковым?

— Можно было бы рассмотреть подобный вариант. Несомненно, там есть неплохие спарринг-партнёры. Но, на мой взгляд, столица — не то место, где стоит готовиться к боям. Постоянные переезды утомляют и отнимают слишком много времени. Некомфортно работать в подобных условиях. Мне нравится, когда всё находится под рукой, а добраться до нужного тебе места можно максимум за четверть часа. В столице же дорога может занять от часа до двух.

— В разговоре один из основателей Strela Team Тарас Кияшко сказал, что через зал прошли все топовые российские тяжеловесы. Вы занимались в этом лагере и какие впечатления остались?

— Да. Когда готовился к одному из боёв в Москве, два раза в неделю посещал Strela Team. О зале могу сказать только хорошее. А Кияшко — очень приятный человек.

— Как оцените выступление его подопечного Александра Волкова в схватке с Алистаром Оверимом?

— Что тут скажешь. Волков продемонстрировал мастерство высочайшего уровня.

— На данный момент его можно назвать сильнейшим российским тяжеловесом?

— Для этого достаточно заглянуть в рейтинг. Если человек стоит в нём выше остальных, значит он лучший.

— Но ведь не всегда стоит доверять рейтингу. Конор Макгрегор до сих пор входит в топ-15 бойцов вне зависимости от категорий, хоть за последние четыре года победил только Дональда Серроне.

— По Макгрегору не могу ничего сказать. Но Волков находится на своём месте.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от ???????????????????????? ???????????????????????????????????????????????? (@shamilabdurakhimov)

— На ваш взгляд, Волков может следующим получить статус первого претендента на титул?

— Шанс есть практически у каждого бойца из топ-5. Конкуренция очень высокая. Но на мой взгляд, Волков ближе остальных к титульному бою.

— Кто более удобный соперник для Волкова — Стипе Миочич, Фрэнсис Нганну или Джон Джонс?

— Прежде всего, сам Волков будет неудобен для каждого из вышеназванных бойцов. Не думаю, что кто-то из них сможет затянуть его в партер и создать ему такие же проблемы, как Блэйдс. Скорее всего битва будет проходить в стойке, а там Александр очень силён. Будет рубка, в которой может произойти всё, что угодно.

— Вас удивило недавнее поражение Блэйдса от Деррика Льюиса?

— Лично я думал, что Кёртис выиграет. Но он слишком положился на свою ударную технику и решил биться в стойке. Судя по всему, вдохновился недавней победой над Джуниором Дос Сантосом. Думаю, если бы Блэйдс сразу перевёл Льюиса на настил, то выиграл бы. Но он стал заниматься не своим делом. А Деррику надо отдать должное. Он отлично притворяется (смеётся).

Однако результат не говорит о том, что Льюис сильно прибавил в борьбе. В своё время я тоже бился с ним, постоянно валил его, превосходил на земле. Тогда сказались проблемы с ключицей. Она подвела меня и помешала взять верх.

— Блэйдс одержал четыре победы подряд и уже давно считался вторым сильнейшим тяжеловесом после Нганну. Сейчас же он выбыл из чемпионской гонки и вынужден терпеть издевательства пранкеров по телефону. Это поражение может сломать его психологически?

— Не стоит обращать внимание на тех, кто позволяет себе подобные выходки. Это люди, очень далёкие от спорта в целом и ММА, в частности. Возможно, в будущем Блэйдс будет чересчур осторожничать из-за страха вновь пропустить тяжёлый удар. При этом существует вероятность, что борода у него уже стеклянная. Всё же три поражения и все нокаутом… В моральном плане может быть трудно пройти через такое. Но кто знает. Быть может воспользуется услугами психолога. Это у нас люди не спешат обращаться к подобным специалистам, а в США регулярно ходят.

— Вы сами не обращались к спортивному психологу?

— Нет. У меня не было повода. Я и сам могу кого угодно проконсультировать (смеётся). У нас в зале есть молодые бойцы, подрастающее поколение. Иногда что-то объясняю им, наставляю. Это тоже своего рода психологическая помощь.

— На том же турнире второе поражение подряд потерпел Алексей Олейник. Не думаете, что ему пора задуматься о завершении карьеры? Всё же 43 года — зрелый возраст даже для тяжёлого веса.

— Говоря о возрасте, я сам нахожусь ближе к Олейнику, чем к Сакаи. Если серьёзно, не знаю, в каком состоянии сейчас пребывает Алексей. Раньше мы с ним много общались, но в последнее время редко разговариваем. Однако он вызывает у меня искреннее уважение. В таком возрасте оставаться в отличной форме, выходить в клетку, выигрывать — это дорогого стоит.

— В сентябре вам исполнится 40 лет. Вас самого ещё не посещают мысли об уходе из спорта?

— Впервые задумывался о завершении карьеры ещё когда мне было около 30. Но непросто повесить перчатки на гвоздь, когда всю жизнь занимаешься смешанными единоборствами. Мечты умирают последними, а мои ещё живы.

— На сколько рассчитан ваш действующий контракт с UFC?

— Я подписал соглашение на четыре поединка. Сейчас занимаю восьмое место в рейтинге, и надежда завоевать титул всё ещё есть. Возможно, кто-то в меня не верит. Главное, что я сам в себе не сомневаюсь. Одна-две победы и можно подняться наверх. Главное, чтобы было здоровье. А с этим в последнее время всё было не так просто.

Также по теме
«Хабиб не допустит таких ошибок, как Тони»: Абдурахимов о бое Нурмагомедова с Гэтжи и фиаско Фергюсона
Чемпиону UFC в лёгком весе Хабибу Нурмагомедову придётся непросто в поединке с обладателем временного титула Джастином Гэтжи, однако...

— Вы сказали, что впервые подумали об уходе из спорта в 30 лет. Что стало причиной?

— Всё дело было в окружении. Кто-то говорил, что уже пора заканчивать, уверяли, что пик уже пройдён и нужно уходить. Но так просто меня не отпустило. Думал и представлял, чего ещё мог бы добиться, где выступить. Да и честно сказать, мне нравится всё это, поэтому и продолжаю биться. Полежать на кровати ещё успею. Пока есть здоровье, силы — топим. 

— Вы уже возглавляли турнир UFC, выступали на первом в истории российском шоу промоушена. Есть что-то особенное, что вы хотели бы сделать до завершения карьеры?

— Конечно, в первую очередь думаю о поясе, но также хотелось бы и закрыть недавние поражения. Взять реванш у Блэйдса и Льюиса.

— Кем вы видите себя после ухода из UFC? Планируете начать тренерскую деятельность или не хотели бы вновь соприкасаться с ММА?

— Не исключаю, что захочу стать тренером. Возможно, решу собрать команду тяжеловесом и заниматься с ними. Но пока стараюсь не думать об этом. Когда ты начинаешь полноценно готовить других спортсменов, то уже не концентрируешься на собственной карьере.

— На турнире UFC Vegas 20 состоялся поединок между Магомедом Анкалаевым и Никитой Крыловым — фактически двумя россиянами. Как вы сами относитесь к идее драться с соотечественниками в американском промоушене?

— Конечно, лучше биться с иностранцами. Но в UFC не бывает так: с кем захотел, с тем и подрался. Кого дадут, с тем и будешь биться. Главное, пожать руки после схватки и остаться друзьями.

— Если бы вам предложили подраться с Волковым, Олейником или Сергеем Павловичем, согласились бы?

— А что остаётся? Чтобы подняться на вершину рейтинга, нужно побить тех, кто выше тебя. Это работа. Уверен, Волков и Павлович думаю так же и пошли бы на это, если бы была необходимость. Думаю, разве что с Олейником никто не стал бы биться. Его очень уважают.