Инженер-электроник: Милиционеры превратились в бандитов - Выборы 2020 на N1.BY
Инженер-электроник: Милиционеры превратились в бандитов Инженер-электроник: Милиционеры превратились в бандитов Владимир Кайлев
Фото: DELFI / Domantas Pipas

История белорусского инженера, который бежал в Литву после необоснованных обвинений.

Литва выдала 792 разрешения на въезд белорусам, пострадавшим от действий властей. После президентских выборов в Беларуси, массовой волны протестов и последовавших за ними репрессий литовское правительство создало так называемый гуманитарный коридор.

Delfi.lt поговорилo c уроженцем Речицы Владимиром Кайлевым. До своего вынужденного переезда в Литву он работал на заводе производственного объединения (ПО) "Белорусьнефть". Владимир – инженер-электроник первой категории. 26 октября он присоединился к общенациональной забастовке, о которой объявила бывший кандидат на пост президента Светлана Тихановская, но в ответ на это столкнулся с давлением со стороны милиции. Вместе с коллегой они приняли решение покинуть страну, сегодня вынужденный переселенец обживается на новом месте, в Вильнюсе, и искренне верит в то, что со временем в Беларуси все же наступят перемены.

Фото: DELFI / Domantas Pipas

По словам героя, ночь после президентских выборов, когда омоновцы проявили звериную лютость, стала настоящим откровением. В один миг все вопросы отпали – все встало на свои места.

"Это был такой водораздел между добром и абсолютным злом. Если вы порядочный человек, у вас не возникнет вопросов, кто прав, а кто виноват. Глядя на то, что происходило, все очевидно. Сразу после 9 августа – в самую первую ночь – все мы следили за новостями в телеграм-каналах. В Минске происходило беспрецедентное насилие со стороны силовиков – в первые три дня противостояние было очень жестким. Между тем в Речице в первые дни все было тихо, позже я стал выходить и участвовать в так называемых цепях солидарности. Разумеется, их стали разгонять… На протяжении какого-то времени люди выходили, но поскольку город у нас маленький, а ключевым работодателем является государство, многие стали боятся, увидев, что милиция отвечает жестко, а риск лишиться работы очень велик. Силовики начали охотиться за теми, кто протестует против фальсификаций. После этого мы стали ездить в Гомель и в Минск на воскресные марши", - говорит Владимир Кайлев.



Осенью протестная жизнь продолжилась.

"Когда Светлана Тихановская объявила „ультиматум“, в котором содержался призыв к общенациональной забастовке в случае отказа Лукашенко выполнить требования протестующих, я решил присоединиться, хотя до этого были сомнения. Но когда я увидел, что творилось за день до этого в Минске, все сомнения отпали. К слову, накануне мы тоже с друзьями собирались ехать в столицу, но милиция остановила машину и не выпустила нас из города, водителя задержали. Позже нам открыто было сказано, что выезд из городов блокировался, чтобы пресечь столпотворения на митингах в более крупных городах, в первую очередь – в Минске", - поясняет герой.



Собеседник утверждает, что в провинциальной Речице, в отличие от других городов Беларуси, призыв к забастовке не возымел большого эффекта. В целом, говорит Владимир, это было понятно сразу, однако он сам и его коллега решили проявить инициативу в надежде, что за ними потянутся остальные.

"К забастовке присоединились шесть человек, но привлечь большее количество людей не получилось. Уже на следующий день по нашу душу пришли силовики. К одному приходили милиционеры, к другому – сотрудники прокуратуры, никого не обошли стороной. Более того, на проходную к заводу пригнали целый отряд. Нас ждали – ждали, чтобы задержать на месте, а в это время из отдела кадров звонили с требованиями забрать трудовые книжки. Как вы понимаете, за проявление гражданской позиции нас уволили сразу – никто не церемонился", - вздыхает бывший сотрудник ПО "Белорусьнефть", которое принято считать одним из градообразующих предприятий.

Служители правопорядка – вершители беззакония

Изначально Владимир Кайлев не помышлял о том, чтобы уехать. Он признает, что сесть в тюрьму ни за что у него не было ни сил, ни желания.

"Мы не собирались (с коллегой – Д. К.) уезжать, но когда встал вопрос о том, что мы можем попасть в тюрьму не по административному, а по уголовному обвинению, нужно было решаться. Меня искали не просто милиционеры, а гособвинители. Я знаю об этом, так как из прокуратуры приходили к моей бывшей жене. Поскольку меня дома не оказалось, они нагрянули к ней. Стало понятно, что дело очень серьезное, так как до этого я имел дело лишь с участковым. Кроме того, как я уже говорил, силовики дежурили у завода в надежде, что мы придем забрать трудовые – там бы они нас и повязали. Очень досадно, что руководство повело себя таким образом… После объявления о присоединении к забастовке приказ об увольнении был подписан в тот же день", - разводит руками собеседник.

Фото: Reuters / Scanpix

"Возвращаясь к теме о положении в Речице, снова хочу сказать, что в нашем городе люди боялись выходить на улицы, хотя во время избирательной кампании здесь проходил митинг в поддержку позиции Тихановской, и людей было немало. Когда же жители увидели, что творилось на участках, каков масштаб нарушений и фальсификаций, что происходило потом с теми, кто вышел на улицы, большинство просто осознало – закон в нашей стране не работает, поэтому выходить и призывать политические власти к ответу банально страшно. Просто страшно. После событий в ночь с 9 на 10 августа в Минске все мои знакомые находились в состоянии шока, все прильнули к телефонам и пытались осознать происходящее… Такую животную жестокость со стороны властей понять невозможно. Более того, когда я имел честь общаться с участковым, пытаясь понять, за что меня привлекли к ответственности, тот недвусмысленно дал понять, что с учетом обстоятельств при желании привлечь могут любого, кто вышел на улицу – для профилактики. Обращаю ваше внимание – это мне сказал представитель закона", - с горечью отмечает речичанин.

Владимир не считает, что жителей Речицы справедливо винить за пассивность.

"Во-первых, это не так. Во-вторых, жители маленького города боятся потерять работу и испытывают страх. Представьте себе, что те, к кому вы должны обращаться за помощью, кто должен вас защищать – милиция, сотрудники правоохранительных органов – превратились в бандитов, которые могут тебя покалечить, избить и даже убить, и им за это, скорее всего, ничего не будет".

К северу – на границу, на запад – от репрессивной машины

Учитывая ситуацию, решение о переезде он принял быстро – собирались впопыхах, родню известили уже после отъезда, не исключали, что пограничники не выпустят из страны, говорит уроженец Речицы.

"Никого предупредить мы не успели. Я сказал только родителям – они восприняли эту новость с пониманием. Было тяжело, но когда перед тобой стоит выбор – свобода или тюрьма, рассуждать не приходится", - с грустной усмешкой говорит Владимир.

"В ночь с 27 на 28 октября мы выключили телефоны и выехали в сторону Литвы. Я – один, коллега – с семьей. До этого мы поговорили с представителями фонда „Страна для жизни“, которые рассказали нам, что делать. Утром мы были на границе. Поскольку в базах мы еще не фигурировали, имели право выехать из страны. Правда, белорусы держали нас на границе около часа – им было непонятно, как мы можем выехать без виз. Впрочем, к их работе это отношения не имело. В конечном итоге мы просто сказали, что едем к друзьям, которые оформят нам документы на месте", - вспоминает герой.

На литовской стороне проблем не возникло.

"Литовские пограничники встретили нас очень хорошо. Сразу объяснили, что процедура оформления будет длиться довольно долго, показали, куда поставить машину, потом мы заполнили бумаги и стали ждать, когда нам сделают гуманитарную визу. Отношение было очень доброжелательным – это особенно хорошо чувствовалось после белорусской границы".

Фото: DELFI / Domantas Pipas

Не секрет, что абсолютное большинство вынужденных переселенцев из Беларуси приезжают именно в Вильнюс. Владимир Калей – не исключение. На первых порах ему помогли обжиться представители белорусских благотворительных фондов, а сегодня он уже работает по специальности на одном из литовских предприятий. С учетом того, что инженеры в Литве всегда в цене, долго просиживать без работы ему не пришлось. Незнание языка – не помеха.

"Сейчас я уже устроился на работу, работаю по специальности в компании Sigma Telas. Процесс поиска прошел складно: я составил резюме, внес его в базу данных на известных литовских платформах, в некоторых случаях отправлял документы работодателям напрямую. В итоге мне поступило даже несколько предложений, поэтому можно было выбирать. Проблем с русским языком в Вильнюсе нет, все меня понимают, в моей фирме тоже абсолютное большинство владеет русским, поэтому общаемся хорошо", - делится впечатлениями Владимир.

По его словам, в ближайшее время возвращаться в Беларусь он не планирует – пока это небезопасно. Между тем ближе к лету политическая ситуация в стране может поменяться. Он твердо убежден, что власть отказалась от какого-либо диалога с народом. Сегодня мелькают новости о строительстве концлагерей для протестующих – система становится еще беспощаднее и жестче, но в конечном итоге это ее и погубит.

"Нам грозит экономический кризис – он уже идет, но сегодня он хорошо маскируется фотографиями и репортажами с ряда успешных госкомпаний. Если проехаться по глубинке, вы увидите много заброшенных деревень и предприятий. В одном только нашем городе закрылись почти все некогда прибыльные предприятия, остались лишь единицы. Кроме того, власти давят на частный сектор, предпринимателей душат налогами и проверками, поэтому трудности будут очень велики. Это тоже может повлиять на волну протестов – проблемы в экономике – это болезненный нарыв, который сейчас может вскрыться", - резюмировал собеседник.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».