Белорусский бодибилдер стал протестной легендой райцентра - Выборы 2020 на N1.BY
Белорусский бодибилдер стал протестной легендой райцентра Белорусский бодибилдер стал протестной легендой райцентра

История необычного мастера спорта из Глубокого.

Протест белорусов после президентских выборов-2020 не останавливается ни на день. Несогласие с происходящим в стране люди выражают не только в самых крупных городах, но и в глубинке. Исключением здесь не является 19-тысячный райцентр Глубокое в Витебской области. Пожалуй, главным активистом сопротивления режиму Лукашенко там считается 49-летний Александр Шарабайко, или, как его называют местные жители, Арни, сообщает «Трибуна».



Кто такой Шарабайко

Александр родился в небольшом сибирском поселке Хайрюзовка на границе Красноярского края и Иркутской области. В детстве мальчик вместе с родителями переехал в Беларусь. Здесь Александр окончил школу и отслужил в ВДВ. Параллельно Шарабайко интересовался спортом. Перепробовав множество видов, парень выбрал бодибилдинг. Александр участвовал в республиканских соревнованиях и имеет звание мастера спорта.

Глубоччанин не только занимается сам, но и одно время работал тренером в местном физкультурно-оздоровительном комплексе. Обостренное чувство справедливости трижды вынуждало Шарабайко писать заявление на увольнение. Коучу не нравилось то, куда руководство ФОК расходует деньги, и что ремонты в спортивном зале осуществлялись только на бумагах.



«В реальности все валится и рушится, пластиковые окна поставили три-четыре года назад. До этого были деревянные, которые могли выпасть наружу. Такой уже колхоз...» – вспоминал в интервью «Еврорадио» бодибилдер.

Окончательно Шарабайко покинул глубокский ФОК в 2011 году. С тех пор, по мнению мужчины, в комплексе состояние раздевалок осталось на прежнем уровне, «как в коровнике».

Затем жизни занесла Арни в Минск – там он устроился в строительную фирму, где стал мастером. После Шарабайко вернулся в Глубокое, но строительные работы не оставил – трудился в бригаде местного райпо. Работа на государственную организацию не приносила Александру удовлетворения. Ему не нравилось безразличие строителей – он считал, что пятерых «государственнков» легко заменил бы один человек из частной компании. Безалаберное отношение чиновников к контролю и своим обязанностям подвигли Шарабайко вновь заняться поисками новой работы.



Однако на этот раз спортсмен решил «не кормить халявных прикорытников», а начать свое дело. Выбор Александра пал на малопопулярное в Беларуси направление бизнеса – резьба по дереву, оформление каминов и фальш-колонн.

Как выражал протест

«История моего протеста началась, когда я понял, какой бардак творится в ФОК, где я тренировал ребят, и как работают в стройбригаде при райпо, куда попал позже», – вспоминал атлет. Например, 25 марта 2016 года, в день 98-летия провозглашения Белорусской народной республики, Шарабайко водрузил на свой дом БЧБ-флаг. Власти «заметили» его совсем недавно – после появления информации, что БЧБ могут признать экстремистской символикой. Судья не внял аргументу Шарабайко, что БЧБ провисел на его доме практически пять лет, и присудил мужчине штраф в 40 базовых (на тот момент 1080 рублей).

Подъема общественная деятельность атлета достигла, как и у многих белорусов, в 2020-м. С особой теплотой Шарабайко вспоминает июльский визит в Глубокое кандидата в президенты Светланы Тихановской и поддержавших ее Вероники Цепкало и Марии Колесниковой. На площади по улице Ленина собрались не только местные жители, но и люди из соседних городов – Браслава, Постав, Миор, Шарковщины и Докшиц. В итоге пришло около тысячи свободных белорусов. Александру тогда врезались в память улыбчивые люди, от которых на душе становилось светло.

После закрытия избирательных участков 9 августа Шарабайко сел на велосипед и отправился на площадь около райисполкома. Там он включил на колонке песню «Перемен» Виктора Цоя, ставшей гимном протеста в Беларуси. К Александру начали подходить люди, также несогласные с объявленными ЦИК предварительными 80% Лукашенко. На том момент рядом уже находилась милиция, которая начала просить собравшихся уйти. Но никто так делать не собирался – на призывы силовиков глубоччане ответили скандированием «Жыве Беларусь».

Ближе к полуночи Шарабайко добрался на велосипеде домой. Однако провести спокойно ночь не удалось. Возле его дома остановилось два милицейских «бобика», в которых сидело около десятка людей.

«Супруга не хотела отпускать меня с силовиками. Один из милиционеров, случайно или нет, но ударил жену. После небольшой стычки я закрыл калитку, пошел домой, переоделся, выпил кофе и сел в уазик», – рассказывал бодибилдер.

В отделении Александр высказал все, что думает о милиции. В итоге спортсмену дали пять суток административного ареста. На первых порах он сидел в одной камере с местным журналистом, но затем Александра перевели в одиночку по приказу местного начальства. В заключении мужчина не терял времени даром – супруга передала ему бумагу и карандаши, поэтому Шарабайко прямо в камере рисовал новые эскизы каминов.

В Глубоком действия силовиков не отличались от общебелорусских – за протесты возле райисполкома людям давали сутки и штрафы, а некоторым прилетало дубинкой. Но ни собственный арест, ни угроза насилия не изменили настроя Шарабайко. Он продолжил открыто выражать несогласие с фальсификацией выборов и жестокостью силовиков, за что еще несколько раз оказывался за решеткой. В ИВС Александра продолжали держать одного в камере. Арни предполагает, что милиция делала так в попытках давить на него психологически и из-за опасений агитации среди других заключенных. Из-за того, что Глубокое – небольшой город, в милиции Шарабайко встречал знакомые лица – ранее он консультировал нескольких работников органов и ИВС, как эффективно качаться. Возможно, поэтому его не били – а в камере были не только сигареты, но и чай с кофе.

Однажды с задержанием атлета случился конфуз. Мужчина возле школы ждал свою 8-летнюю дочь, но тут к Шарабайко подошли двое силовиков в форме, спрятав лица под масками, и попытались заломать руки мастеру спорта – но это оказалось им не под силу. К месту событий подоспели еще два наряда милиции, чем немало возмутили прохожих.

«Я позвонил жене, сказал, чтобы пришла за дочкой. А им [милиционерам] сказал, что никуда не поеду до ее прихода. Когда жена пришла, отдал ей телефон, спокойно сел с ними и уехал. Судья во время процесса смеялась и долго не могла понять, как это три наряда не смогли задержать одного и зачем вообще было столько милиции, если я потом пошел за ними сам. Им не нашлось что ответить», – делился Александр.

Дочь Александра солидарна с позицией отца. Например, на дневнике девочки наклеена «Погоня». Образовательные органы это не устраивало – но одна из воспитанниц Шарабайко, которая раньше работала в местной школе психологом, вовремя предупредила семью, что ученицу намерены вызвать на беседу. Узнав об этом, отец сразу же отправился на разговор к директору.

«Там была еще завуч. Высказал им свое мнение. Они так внимательно меня слушали, что перед моим уходом даже не поднялись со стульев. Поняли, что спорить бесполезно», – рассказал об итогах встречи Шарабайко.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».