«Город фактически перешел в руки протестующих» - Выборы 2020 на N1.BY
«Город фактически перешел в руки протестующих» «Город фактически перешел в руки протестующих» Елена Шимолина

История революции в Пинске глазами местной активистки.

Пинская общественная активистка, юрист, руководитель благотворительной организации «Полесская доброта» Елена Шимолина через преследование властей была вынуждена уехать из Беларуси, сообщает «Радыё Свабода».

Во время избирательной кампании она помогала инициативной группе Светланы Тихановской и была наблюдателем на выборах в Пинске. Активистка утверждает, что сумела вывезти за границу доказательства насилия силовиков над пинчанами и хочет привлечь виновных к ответственности. Женщина уехала с несовершеннолетней дочерью в октябре в Украину, потом переехала в Польшу, сейчас в Чехии.



Что происходило в Пинске в августе 2020 года

– В Пинске люди жаждали перемен. Я была независимой наблюдательницей на участке № 17 в течение недели. 9 августа меня выгнали с участка, после того как я заявила, что имею право присутствовать при вскрытии урн. При выкидывании участковый ударил дубинкой. Через 2 часа вывесили протокол, по которому победил Лукашенко, и он не соответствовал ни одной цифре проведенного мной опроса избирателей. По моим данным, 1450 людей проголосовали на участке, около 700 человек-за Светлану Тихановскую, около 380-за Лукашенко, остальные голоса пропорционально разделились между другими кандидатами.



Недовольные официальными результатами люди стали собираться на центральной площади Пинска и требовать итогового протокола. Нас было много, люди стояли мирно, напротив-силовики. Вышел председатель исполкома. К нему направили пять «парламентеров», которые требовали итогового протокола, так как мы были не согласны с теми цифрами в протоколах, которые вывесили на участках. Через 2 часа «парламентеров» из здания выпустили, протоколов им так и не показали. И тогда началось противостояние.



«Город фактически был в наших руках несколько часов»

– Перед этим мы смеялись, ведь город небольшой, мы друг друга знаем — в родстве, кумовстве — между собой все знакомые. За солдатами срочной службы стояли офицеры Пинского РУВД. Они установили кордон перед нами и дали команду солдатам идти на нас. А люди через строй солдат внутренних войск разговаривали с офицерами, земляками-пинчанами.

Начался стихийный митинг, люди начали выступать, говорили, что хотят знать правду об итогах выборов. Наконец начался штурм исполкома. Мы держались вместе, проломили строй внутренних войск и начали выдавливать офицеров к реке, в итоге они разбежались. Мы хотели мира, не хотели бойни. Пришли к исполкому в майках, шортах, сланцах, мирные люди без оружия. Город фактически был в наших руках несколько часов…

Местные силовики не хотели применять насилие

– Как потом стало известно, руководство города вызвало МЧС (у нас три отряда), но они не пришли на помощь Пинскому ГУВД, отказались выйти против народа. После второго часа ночи в Пинск на 3 вертолетах привезли бригаду ОМОНа из-под Минска. У них была команда на жестокое подавление... Сейчас среди политзаключенных 14 человек из Пинска.

Судья криминальной коллегии Пинска и Пинского района Алексей Пацко 10 августа пришел в зал суда, посмотрел на людей, которых доставили после ночи задержаний, составил папки и вышел из зала. В тот же день подал заявление на увольнение. Таким образом, был в Пинске судья — «тот, который не стрелял».

О вынужденном решении уехать из Беларуси

– Наша благотворительная организация оказывала помощь пострадавшим от репрессий. Документальные свидетельства насилия я вывезла с собой. Это и диктофонные записи всех пострадавших, которые обратились за помощью в «Полесскую доброту», и справки из травмпункта местного госпиталя. Я хочу всю эту информацию огласить, чтобы возбудить дело по универсальной юрисдикции. Хоть через десять лет, но всех виновных нужно привлечь к ответственности.

В Пинске в сентябре протесты начали стихать из-за сильных репрессий, и мы с 12-летней дочерью ездили в Минск на акции. После этого к ней в школу начали приходить из органов опеки. Пошел прессинг и на меня. Задержали на работе и вели в наручниках через весь город в суд, чтобы судить по статье 23.34. на меня было уже подготовлено решение о 15 сутках ареста, но в связи с тем, что со мной было свидетельство о рождении дочери, судья «переписал» решение на штраф 30 базовых.

Из суда сразу завели в прокуратуру, где вынесли предупреждение за участие и за ведение митинга (а я была ведущей митингов в поддержку Светланы Тихановской). Я чувствовала, что мне опасно оставаться. Волонтеры довезли меня до Гомельской границы, далее 4 километра по нейтральной полосе ночью я шла с ребенком. У меня был рюкзак, 200 долларов и документы, свидетельствующие о насилии над 65 людьми. Я знаю, что люди, которые прошли пытки, будут упоминать не о ледовых дворцах, а о невинной крови детей...

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».